16 Август 2017

Новости Центральной Азии

Джони из Ташкента: Три года, чтобы сделать карьеру певца

«Фергана» совместно с Deutsche Welle продолжает проект «Мигрант в России. Среда обитания», посвященный выходцам из Центральной Азии, которые живут и работают в России. Оперный певец из Ташкента Джасурбек хочет сделать эстрадную карьеру в Москве. Первый шаг – кастинг на конкурс «Голос». А пока наш герой работает официантом в узбекском ресторане.

* * *

Московские журналисты, постоянно занимающиеся проблемами трудовых мигрантов, утверждают, что получить не анонимное интервью под запись, тем более уговорить сфотографироваться для прессы мигранта из Центральной Азии непросто, особенно если речь идет о приезжем из Узбекистана. Если это так, то Джони – исключение. На вопрос, готов ли он побеседовать, официант чайханы сразу согласился и от фото не отказался, добавив, что охотно фотографируется. Собственно, и внешность, и легкий, богатый на современные словечки и выражения русский язык, позволяют ему общаться с прессой.

«Мечтать не вредно»

«Мечтать не вредно, но бесполезно», - пошутил наш собеседник, когда услышал вопрос о том, есть ли у него конкретные жизненные цели в Москве. А потом ответил серьезно: «Есть, и не одна. Но самая главная – хочу стать здесь певцом». На уточняющий вопрос, певцом какого жанра, с улыбкой сказал: «Оперным певцом я уже был. Я закончил оперно-эстрадное отделение Ташкентской консерватории. Хочу попробовать в Москве что-то для себя новое. Мужчине во всем надо себя попробовать, узнать себя».

Джони, а точнее Джасурбеку, 24 года. Он коренной ташкентец, но уже три года живет и трудится в Москве. Успел поработать в разных заведениях официантом, но это – заработок временный, а он надеется сделать в Москве эстрадную карьеру. Послал заявки на конкурс «Голос» и на «Молодую кровь – за бугром». Теперь ждет, когда пригласят на кастинги.

«В прошлом году тоже был кастинг "Голоса". Но, может быть, на то была божья воля – назавтра уже надо было выступать, я нормально готовился, лег спать, а утром встал, и у меня горло болит, насморк, я не знаю, что делать, идти или нет. Голос вообще пропал. Я человек терпеливый, когда что-то происходит, истерики нет, и тогда я себе сказал – будет еще кастинг, ничего страшного. Лучше год подождать, еще круче приготовиться, чем пойти и опозориться. Я легкий человек», - объясняет Джони – так его зовут другие официанты, друзья, и под таким именем он общается в интернете.

К Сардору Милано за советом не обращался

«У меня тут проблем не было, среди знакомых и русские, и узбеки, и приятели других национальностей. Много общаюсь в интернете. В основном «ВКонтакте» и в Instagram. Хотя пользуюсь и Viber, и WhatsApp, и Telegram», - сообщил он. При обилии знакомых Джони, очевидно, человек общительный – прокладывать путь на сцену ему приходится самостоятельно: «Никто мне ничего не советовал. Я нуждался в таком человеке, но его не было. Как мне спрашивать, если человек меня не знает? Или надо платить деньги. Я через интернет узнал про "Голос", как пройти кастинг».

Сейчас кастинг приближается, Джони отправил резюме и через социальные сети ищет, где подешевле в студиях можно петь, где хорошо разучивать. «У меня здесь нет ни одного друга, который знает про студии звукозаписи. Я записывал год назад песню «Помолимся за родителей», хотел ее предложить Сосо Павлиашвили, но когда мы ему это отправили, оказалось, что он уехал в отпуск. Так и не знаю, показали ему ее или нет», - вспоминает Джони.

При этом уроков вокала он в Москве не берет и уже год как не поет. «Когда объявят сроки, начну себя приводить в вокальную форму, месяц оставлю для этого. Вокального образования у меня хватает. У Сардора Милано (Сардор Ишмухамедов, победитель всероссийского вокального конкурса «Главная сцена» в 2015 году. – Прим. «Ферганы») – он мой земляк – был шикарный вокал, а он им три года занимался. А я в Узбекистане занимался четыре года, и в свое время у меня ого-го какой вокал был», - уточняет собеседник, при этом заметив, что к Сардору за советом обращаться не собирается.

«Но я уже почти год не пою, и из-за этого вокал ослаб. Из-за работы не успеваю. И дома я не пою, потому что вокал – это громко, надо и ноту поднять, и в полный голос прокричать. А там соседи. Я в общежитии с поварами живу. Для пения нужно отдельное место, чтобы никому не мешать», - поясняет молодой человек.


Официант Джони из Ташкента

Официантом лучше, чем учителем пения

При этом заработать на жизнь частными уроками пения в Москве, по его мнению, труднее, чем работая официантом: «Для этого многое нужно – арендовать отдельную студию, инструменты, например. Это недешево, и нелегко».

Жены и детей у Джони пока нет, и он с этим не торопится. Сначала план «А» - карьера певца, подчеркивает он. А одному ему заработка официанта хватает даже на поездки: «Отца пять лет как нет – он был в Ташкенте певцом, исполнял народные узбекские песни. А мать в Ташкенте не бедствует. У мамы 25 лет стажа, работала директором швейного цеха. Я единственный ребенок, денег домой отправлять не надо, живу пока для себя».

Гражданство у Джони узбекское, поэтому ему надо регулярно выезжать из России и возвращаться, чтобы обновить регистрацию. Но он предпочитает ездить не домой, а путешествовать. «Я уже был во Франции – это еще из Ташкента летал, а отсюда ездил в Баку, в Анталию, в Лондон – там друг учится, он мне приглашение отправил, и я поехал. В этом году осенью хочу поехать в Египет. Я не женат, могу путешествовать, зарплаты хватает», - смеется Джони.

Политика узбекская и российская

Если удастся сделать карьеру певца, то он готов дальше жить в Москве: «Моей страной останется Узбекистан, но жить буду там, где зарабатываю, где мне хорошо. В дальнейшем не исключаю, что подам на российское гражданство. Время покажет».

Политикой, по собственному утверждению, молодой человек интересуется, но с оговоркой – той, которая его касается. И поясняет: «Для меня, конечно, важнее то, что происходит там, в Узбекистане, чем в России. Но мы здесь живем, и надо знать, что и как тут устроено. Я нацелен устроить свое будущее, и интересует меня то, что поможет достичь цели. Я себе положил три года на то, чтобы состояться как певец. Есть и план «Б», но он, как говорят, в процессе. Сначала разберусь с планом «А».

Книги о «скучных людях»

В ответ на вопрос, где он так хорошо выучил русский язык, Джони рассказал, что хоть еще в детском саду учил русский, и в Ташкенте было много русских друзей, его речь отточена книгами: «Много читаю на русском. Я люблю книги «про скучных людей». Про Стива Джобса, например. «Богатые и бедные» Ло Бейли читал три раза, или «Двадцать один секрет успеха миллионера» Брайана Трейси. Чтобы петь в Москве, надо хорошо говорить по-русски, чтобы акцента не было слышно и чтобы побольше песен узнавать».

На вопрос, почему он стал Джони, собеседник дает четкий ответ. «Мне мое имя не нравится, потому что часто его неправильно произносят – Жасурбек. А надо Джасурбек. Поэтому я – Джони. Не в честь кого-то, а сам по себе», - объяснил он уже без улыбки.

Хотите получать новости и аналитику на экран смартфона? Подпишитесь на наши каналы в Telegram: DW Центральная Азия и «Фергана.Ру».

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА

Паблик «Ферганы» в Фейсбуке