23 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

Чем грозит Казахстану расправа над профсоюзами?

01.09.2017 13:16 msk, Андрей Гришин

Политика Экономика Казахстан Законы Общество

После того как был вынесен приговор председателю ранее закрытой властями Конфедерации независимых профсоюзов Казахстана (КНПРК) Ларисе Харьковой завершилась активная фаза борьбы государства с профсоюзной вольницей. Остались апелляционные инстанции, но в политических процессах результат более чем предрешен. Однако с ликвидацией независимых профсоюзных организаций экономические проблемы страны сами собой не разрешились, более того - теперь придется что-то придумывать, чтобы убедить мировое сообщество, что трудовые права в Казахстане соблюдаются.

3:0 в пользу государства

Лариса Харькова была осуждена 25 июля в Шымкенте: её признали виновной в присвоении и растрате вверенного имущества и приговорили к четырем годам ограничения свободы с конфискацией имущества и дополнительно - к 100 часам «принудительного труда» (об этом позже). Весной этого года уже были осуждены двое профсоюзных деятелей, чьи профсоюзы входили в закрытую Конфедерацию. Нурбек Кушакбаев (инспектор по труду профсоюзной организации нефтесервисного предприятия Oil Construction Company) приговорён к двум с половиной годам лишения свободы «за подстрекательство к незаконной забастовке», Амин Елеусинов (председатель профсоюза ТОО Oil Construction company) - к двум годам тюрьмы «за хищение профсоюзных взносов и применение насилия в отношении представителя власти при задержании». Оба были схвачены в Атырау после того, как суд признал акцию рабочих, протестующих против закрытия Конфедерации, незаконной, и вывезены в Астану, где и состоялись судебные процессы.


Амин Елеусинов, Лариса Харькова, Нурбек Кушакбаев

Во всех трёх процессах ни о какой доказательной базе не шло и речи, однако и Елеусинов, и Кушакбаев вынужденно пошли на сделку со следствием и в итоге признали вину в обмен на более мягкие наказания. В Казахстане правозащитные организации признали их политическими заключенными, международные организации традиционно призвали власти отменить политически мотивированные приговоры. Однако и власти традиционно не придали значения этим призывам, понимая, что в данный момент ничто не связывает им руки. Но все-таки есть надежда, что к ситуации с профсоюзным движением страны подключатся более весомые игроки - крупные зарубежные профсоюзные ассоциации и Международная организация труда, ставшие последовательными критиками позиции официальной Астаны в отношении соблюдения прав трудящихся.

Право на отдыхе

Свою оценку последнему судебному процессу «Фергане» дали пресс-секретарь закрытой КНПРК Людмила Экзархова и известный казахстанский правозащитник, директор Казахстанского международного бюро по правам человека Евгений Жовтис.

Людмила Экзархова
Назвав дело заказным, Людмила Экзархова пояснила, почему уголовного преследования лидера ликвидированной профсоюзной организации вообще не должно было быть: «Все три заявителя - это ненадлежащие заявители, они, в принципе, не имели права подавать иски к руководителю республиканского объединения. Потому что первый заявитель не является членом профсоюза и из нашего локального профсоюза вышел. Что касается двух остальных заявительниц: у первой, Сауле Абдибаевой, не было юридического лица, от которого она подавала иск в суд (потому что она не прошла перерегистрацию своего локального профсоюза по новому Закону о профсоюзах), вторая, Сауле Нурбекова, тоже без юридического лица и у нее не было материальных претензий, так как она не платила членские взносы, а в 2015 году её исключили из состава профсоюзной организации, поскольку она перечислила 18 миллионов тенге ($53,4 тысячи) со счета профсоюза в пользу какого-то юридического лица».

Также она сообщила, что председательствующей судье Светлане Шыналиевой были предоставлены «Amicus curiae» (термин обозначает не участвующее в деле лицо, которое представляет суду с его разрешения имеющие значение для дела информацию или соображения, либо проводит по своей инициативе с согласия суда самостоятельное расследование. Источник – «Англо-русский экономический словарь». Прим. «Ферганы») - разъяснения московского Центра трудовых и социальных прав касательно прав и деятельности профсоюзных организаций. Но не помогло.

Правозащитник Евгений Жовтис просто схватился за голову, когда ознакомился с приговором: «Для разбирательства всех возникающих финансовых разногласий создаётся ревизионная комиссия, и уж в исключительном случае, если расхищение средств подтверждено, тогда логично обращение в правоохранительные органы. Однако в деле Ларисы Харьковой, как и ранее в деле Нурбека Кушакбаева, все промежуточные этапы были попросту проигнорированы, вместо этого найдены люди, которые имели весьма опосредованное отношение к данным профсоюзам, и на основании их заявлений моментально возбуждались уголовные дела. Другими словами, политическую подоплеку их возникновения доказывать нет нужды. А далее государство, с моей точки зрения, незаконно вмешивается в деятельность профсоюза и начинает выяснять: законно или незаконно расходовались средства».

Но в еще большей степени его удивило, что в приговоре помимо четырех лет ограничения свободы с конфискацией имущества значатся «100 часов принудительного труда».

Евгений Жовтис
«Замечу, что Республика Казахстан - участник конвенции о запрещении принудительного труда! У нас, с точки зрения конвенции, принудительного труда нет, есть труд по приговору суда. Но для этого этот труд должен быть записан в статье 40 Уголовного кодекса РК, но в этой статье УК нет такого наказания вообще! Видимо, судья имела в виду 100 часов общественных работ, которые она в силу неграмотности или невнимательности записала как принудительный труд», - недоумевает правозащитник.

После чего он остановился на новых открытиях шымкентского суда в области юриспруденции.

«К несчастью госпожи судьи, общественных работ тоже нет в этой статье. Приговорить к общественным работам нельзя. Общественные работы – это вид наказания, которое не является дополнительным, общественные работы – это основное наказание. Нельзя человека за одно преступление приговорить к двум видам наказания! У нас есть закон, где написано: либо ограничение свободы, либо что-то иное», - поясняет правозащитник.

Вот почему, как обоснованно считает Евгений Жовтис, «этот приговор уже по этому пункту просто незаконный».

«Что будет дальше, сказать очень трудно. Как я говорил по этому делу и по ряду других подобных, это дела политические, а не правовые. Право здесь отдыхает, нервно курит в сторонке и ждет, пока политика разберется, что дальше делать», - резюмирует разбор судебного документа директор Бюро по правам человека.

В шаге от включения в новый чёрный список

Если процессы над Кушакбаевым и Елеусиновым Международная организация труда наблюдала со стороны, то суд над Харьковой проходил под пристальным вниманием представителя МОТ Александра Ярошука.

«Приговор носит не только жестокий, несправедливый, абсурдный, но и изуверский характер. Его целью является не только подвергнуть лидера независимых профсоюзов Казахстана серьезному ограничению ее человеческих прав и материальному наказанию, но и сломать, унизить, лишить человеческого достоинства. Как говорится, в одном приговоре все виды инквизиции - чтобы добить человека окончательно и бесповоротно, уничтожить морально и раздавить психологически», - заявил Александр Ярошук на своей странице в Фейсбуке сразу после процесса.

Пока МОТ никак не обозначила своего отношения к происходящему в Казахстане. Но, очевидно, что если страна будет помещена в особый список МОТ (под так называемый спецпараграф), то выбраться оттуда будет крайне непросто. Сейчас Казахстан находится в одном шаге от включения в него, поскольку помещён в спецраздел «кандидатов».

Попадание в спецпараграф означает, что страна находится под особым вниманием МОТ в связи с непрекращающимися систематическими и массовыми нарушениями в ней прав трудящихся и профсоюзов, а также потому, что правительство нарушает взятые на себя международные обязательства. В таких обстоятельствах страна может лишиться торговых преференций со странами Запада, как это произошло с Беларусью, и уважающие себя инвесторы будут либо обходить стороной такое государство, либо выдвигать свои требования, зная, в каком щекотливом положении находятся власти страны.

Зато свою позицию выразила Международная конфедерация профсоюзов, членом которой является КНПРК. В заявлении отмечается, что приговор базировался «на серии сфальсифицированных обвинений». Генеральный секретарь МКП Шаран Берро отметил, что «приговоры в отношении Ларисы Харьковой и Нурбека Кушакбаева, которые просто придерживались основополагающих прав трудящихся, гарантированных международным правом и Конституцией страны, являются абсолютным позором и повредят казахстанскому статусу на международном уровне».


«IndustriALL осуждает сфабрикованные судебные процессы над профсоюзными активистами в Казахстане». Скриншот страницы IndustriALL

Призыв одуматься направила казахстанскому правительству и Европейская конфедерация синдикатов профсоюзов. Глобальный международный союз IndustryALL от имени 50 миллионов рабочих 140 стран заявил о присоединении к жалобе, поданной на Казахстан в Международную организацию труда. В своём письме президенту Назарбаеву генеральный секретарь организации, членов которой в три раза больше, чем жителей в Казахстане, Вальтер Санчес называет прошедшие судебные процессы над профсоюзными лидерами «издевательством над правосудием, они просто вопиют о нарушениях прав человека и профсоюзов в Казахстане».

Официально казахстанские власти хранят молчание и делают вид, что ничего ни от кого не получали. Однако некоторые телодвижения последовали с другой стороны.

Будет ли доверие к «Аманату»?

Седьмого июня на пресс-конференции в Алма-Ате официально было объявлено о получении временной регистрации содружеством профсоюзов «Аманат» (доверие, надежность - каз.), пришедшего на смену ликвидированной КНПРК. За полгода ему нужно набрать необходимое количество региональных профсоюзов, готовых войти в «содружество», и тем самым «Аманат» окончательно подтвердит свой статус республиканского объединения. Его председателем стал Андрей Пригорь, по взглядам близкий к троцкистам. Двумя его заместителями назначены известный профсоюзный деятель Мухтар Умбетов из Атырау и гражданский активист и журналист Берик Жагипаров из Жезказгана.

21 апреля 2015 года Андрей Пригорь был исключен из незарегистрированного левого профсоюзного объединения «Жанарту». Неформальный лидер «Жанарту» Айнур Курманов, находящийся в политической эмиграции, рассказал в своём блоге в «Живом журнале», как после оглашения приговора Лариса Харькова поделилась подробностями насчет делегации «аманатовцев». Якобы ей предлагали сознаться в несовершенном преступлении и передать «Аманату» все первичные организации КНПРК в обмен на максимально мягкий приговор.

Пресс-секретарь ликвидированной КНПРК Людмила Экзархова подтвердила, что встреча была, но проходила в совершенно ином ракурсе.

«В Шымкент приезжал Мухтар Умбетов [заместитель председателя «Аманат»]. Это были просто переговоры. Они предлагали войти к ним, мы не согласились на тот момент. Что же касается предложения признания вины, мы сразу отказались. Во-первых, никакого нарушения закона со стороны Ларисы Харьковой не было, почему она должна в таком случае что-то признавать? Кроме того, учредители профсоюза были против, так как подобная сделка могла навредить всей организации», - рассказала Экзархова.


Акция против ликвидации Конфедерации независимых профсоюзов Казахстана. Фото с сайта КНПРК

Так что новые профсоюзники на самом деле могли действовать из лучших побуждений, пытаясь сохранить наработанное Конфедерацией в течение многих лет. Что же касается предложения пойти на сделку со следствием, то тенденция в Казахстане такова, что люди идут на это даже не имея никакой вины - в надежде на смягчение приговора.

Как бы то ни было, если «Аманат» действительно станет полноценной организацией и займет место КНПРК, это может вызвать подозрения в том, что новый профсоюз – проект президентской администрации. Поскольку вряд ли в стране, где все подобные вопросы решаются не по закону, а по политическим понятиям, такая серьезная структура получит право на жизнь без одобрения на самом верху. Но сейчас говорить об этом ещё рано.

По информации Айнура Курманова, первый зарубежный выезд председателя «Аманата» Андрея Пригоря оказался комом: в июле этого года его не пустили на конференцию Всемирной федерации профсоюзов (ВФП) в Афинах, несмотря на то, что он уже прибыл в столицу Греции. Причиной якобы послужила двойственность его положения, так как членом ВФП является «Жанарту», от чьего имени он прибыл на мероприятие, будучи уже в статусе руководителя «Аманата». В свою очередь Пригорь написал, что на конференцию он не попал ввиду того, что Айнур Курманов ввел в заблуждение организаторов, и добавил: «В Барселоне [на летней школе троцкистского Комитета за рабочий интернационал] я выступил и успешно. Получил серьезную поддержку». Ну, хоть так.

Но если бывшие соратники разбираются друг с другом и создают новое профсоюзное объединение в Казахстане, то рабочие продолжают выдвигать материальные требования.

В ожидании неприятного

Почти месяц назад угольщики и металлурги крупнейшего в Казахстане металлургического предприятия «Арселор Миттал Темиртау» потребовали повысить заработные платы на 30 процентов. В ответ на это руководство компании заявило о намерении перевести оплаты на «грейдинговую» систему - то есть применять принцип индивидуального подхода, не потрудившись объяснить, как это в конечном счете отразится на благосостоянии работников. Поэтому профсоюзы угольщиков и металлургов не считают, что на этом вопрос исчерпан.

В конце июля, как сообщило региональное издание «Мой город», в вахтовом городке Оркен состоялся митинг рабочих предприятия «Искер», разрабатывающего нефтяное месторождение Тенгиз. Они высказались за повышение оплаты труда на 25 процентов. Одного дня забастовки хватило, чтобы руководство частично удовлетворило требования, повысив зарплаты на 15 процентов. Причём, обошлось без профсоюзов, по крайней мере, о них ничего не говорилось.

Так что, разрушив крупнейшую профсоюзную структуру и создав на её месте подконтрольную, государство вряд ли сможет избежать дальнейших выступлений рабочих. Как видим, для этого созданы все условия. С одной стороны, национальная валюта, тенге, продолжает свое медленное сползание вслед за российским рублем, но эксперты находятся в ожидании неминуемого резкого падения. С другой - скрытая безработица значительно превышает заявленные пять процентов, но сокращения продолжаются. Сейчас местные власти железной рукой стараются удержать главных игроков от желания избавиться от лишних рабочих рук (как это происходит с китайской нефтедобывающей компанией «Великая стена» в Актюбинской области). Но вечно сдерживать убыточные предприятия вряд ли получится.

Зато новый пакет американских санкций в отношении России может ударить по Казахстану, сотрудничающему с Россией по ряду проектов в нефтедобыче и транспортировке нефти. И здесь очень удобным предлогом может стать подавление профсоюзного движения в стране. Об этом в Астане тоже должны были задуматься.

Андрей Гришин

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА