18 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

История одной странной сделки, или Как стать миллиардером в Казахстане

15.11.2017 00:43 msk, Фергана

Экономика Казахстан Законы

Ровно десять лет тому назад, осенью 2007 года финансовый мир сначала Казахстана, а затем и Италии активно обсуждал достаточно непривычную по тем временам сделку. Непривычную, впрочем, скорей для Казахстана – впервые частный казахстанский коммерческий банк покупался крупной западной компанией с мировым именем. В казахстанской прессе этот процесс оптимистично именовали «Сделкой №1 для всего банковского сектора молодой страны», выражали уверенность в том, что таковая является «показателем зрелости казахстанской банковской системы и ее привлекательности для мирового рынка», а также сулили безбедное будущее другим местным БВУ (банкам второго уровня). Ведь прецедент создан, и вполне возможно, что при желании и на них найдется такой же щедрый покупатель, как итальянцы. Получалась идиллическая картина: создавай себе банки, а затем продавай подороже западным партнерам.

Речь шла о международном концерне «UniCredit Group», со штаб-квартирой в Милане и расположенном в бывшей столице Казахстана Алматы Алматинском торгово-финансовом банке, или сокращенно АТФ-Банк.

В принципе, оптимистичные оценки этой сделки имели под собой реальную основу. Ведь согласно всей официальной информации, «АТФ-Банк», занимавший на тот момент пятое место в банковском рейтинге Казахстана, выглядел вполне привлекательным объектом. Созданный в 1995 году, он одним из первых в республике перешел на международные стандарты (в этом ему активно помогал тогдашний партнер и соучредитель голландская фирма «Mees Person»), успешно осваивал новые технологии, выпускал собственные золотые слитки, а самое главное – активно помогал правительству страны в осуществлении международной финансовой деятельности. В частности, он довольно быстро стал оператором германской кредитной линии (Kreditanstalt fur Wiederaufbau – KfW) в рамках межправительственного финансового сотрудничества Германии и Казахстана.

Как полагали эксперты, во многом этому способствовала личность другого соучредителя, а по существу, мажоритарного акционера и фактического владельца банка Булата Утемуратова, который являлся не только успешным предпринимателем, но и, в первую очередь, высокопоставленным и перспективным чиновником в казахстанском правительстве.

В советские годы Булат Утемуратов трудился на посту заместителя директора одного из крупных алма-атинских гастрономов, впоследствии переродившегося в супермаркет. А затем курировал торговлю в районном муниципалитете. Однако с обретением республикой независимости перед ним открылись совсем другие возможности. Благодаря хорошим знакомствам (торговые работники во времена СССР всегда имели возможность обзавестись весьма полезными связями) уже в период 1992-93 годов Булат Утемуратов стал генеральным директором Казахского торгового дома в Австрии, где тесно сотрудничал с Рахатом Алиевым, курировавшим в то время вопросы казахстанско-австрийского делового сотрудничества. Чуть позже Булат Утемуратов наладил личные и деловые взаимоотношения и с другим влиятельным бизнесменом Тимуром Кулибаевым, при создании собственного банка ввел его в совет директоров и предложил портфель председателя кредитного комитета. Сам он на тот момент трудился на посту первого заместителя министра промышленности и торговли Республики Казахстан.

Пребывая над законом

Здесь, правда, была одна юридическая неловкость. Как раз в то время, а именно в августе 1995 года, вышел в свет Указ Президента Казахстана, имеющий силу закона, «О государственной службе», статья 13 которого гласила, что государственные служащие не имеют права «заниматься предпринимательской деятельностью, в том числе участвовать в управлении хозяйствующим субъектом, независимо от его организационно-правовой формы». Вполне очевидно, что это было логичным и закономерным шагом для предотвращения коррупции и откровенного лоббирования чиновниками своих личных и деловых интересов.

Однако, как это часто бывает на постсоветском пространстве, в подобных случаях «все равны, но некоторые равнее». И практика показывала, что в отношении ряда «особо уважаемых лиц» контролирующие органы могли закрывать глаза.

Булат Утемуратов
Поэтому отнюдь не удивительно, что молодому «АТФ-Банку» никто препятствий не чинил, мало того, как впоследствии вспоминал сам Рахат Алиев, именно через «АТФ-Банк» проходили и аккумулировались средства, вырученные от экспорта сырья и продукции некоторых государственных компаний, а также деньги таких объединений, как «Казахинторг» и «Казахвнешмаш». «…Только выручка и прибыль шли не в бюджет, а в созданный частный «АТФ», которым владел Булат Утемуратов», – писал в своих мемуарах, вышедших за пределами Казахстана, Рахат Алиев.

Короче говоря, для процветания банка был негласно создан режим наибольшего благоприятствования, чем, безусловно, в полной мере воспользовались его топ-менеджеры и тогдашние акционеры. К тому времени у Булата Утемуратова (который периодически перемещался из одного высокопоставленного чиновничьего кресла в другое и даже иногда занимался дипломатической работой) уже был достаточно широкий круг деловых интересов.

Благодаря всему вышеперечисленному и несмотря на некоторые юридические шероховатости, «АТФ-Банк» вполне успешно развивался. По крайней мере, согласно официальной информации и отчетам. Мало того, впоследствии он поглотил несколько мелких банков в самом Казахстане (такие, как Банк «Апогей» и «Казпромбанк») и разросся несколькими дочерними структурами, в том числе и в ближнем зарубежье, например, в Киргизии, где были выкуплены акции ОАО «Энергобанк», и в России, сначала путем приобретения 100% акций омского банка «Сибирь», а затем и с помощью открытия представительства в Москве, где у Булата Утемуратова тоже было немало деловых интересов.

Остальное имело уже прикладной характер: создание собственного пенсионного фонда, коллекционирование многочисленных премий, наград и номинаций и прочие приятные мелочи.

Продается банк. Дорого. Конфиденциально

И вот достаточно неожиданно для сторонних наблюдателей в конце 2006 года в Казахстане начала просачиваться инсайдерская информация о возможной продаже «АТФ-Банка». Причем не какой-то дружественной и близкой по духу структуре, а вообще на сторону. По принципу «кто больше предложит». Зачем это было нужно Булату Утемуратову и другим мажоритарным акционерам, в то время детально не объяснялось. Что-то вроде каприза владельца или поиска необходимых свободных средств.

Затем нашелся и первый потенциальный покупатель. О своем интересе к казахстанским банковским активам объявила международная финансовая группа «UniCredit SpA» (UCG), являвшаяся на тот момент крупнейшим западным кредитором в Восточной Европе. Как выяснилось чуть позже, первый потенциальный приобретатель активов АТФ-Банка так и остался единственным желающим. По крайней мере, так утверждал уже упомянутый Рахат Алиев в своих мемуарах. Заодно он поведал и о своем небольшом участии в этой сделке в период пребывания на посту посла Казахстана в Австрии (забегая чуть вперед, стоить отметить, что номинальным покупателем АТФ-Банка выступило австрийское подразделение «UniCredit» – «Bank Austria-Creditanstalt AG»):

«…У меня было несколько бесед с президентом этого банка Доктором Эриком Хампелем у него в офисе на Шоттентор, где он пытался выяснить побольше об истинных казахских продавцах и об инвестиционном климате в Казахстане. Я подробно рассказал о ситуации в стране и посоветовал немного подождать с офертой, минимум месяца два, ведь они были только одни покупатели, других желающих просто не было, несмотря на заверения продавцов и их швейцарских консультантов...».

Консультантов сделки, кстати, было много с обеих сторон. В частности, основным консультантом АТФ-Банка в сделке был JP Morgan, а UniCredit обслуживали компании Credit Suisse и UniCredit Markets and Investment Banking.

Кстати, в биографиях менеджмента консультантов присутствуют весьма любопытные факты. Так, в частности, одним из ведущих аналитиков финансовой компании JP Morgan, а чуть позже и ее вице-президентом трудился молодой финансист Гурам Андроникашвили. И через некоторое время после успешной казахстанско-итальянской сделки Гурам Леванович Андроникашвили решил кардинально сменить как место работы, так и местожительство. Женеве и Лондону он предпочел Алматы, где сначала устроился заместителем генерального директора в принадлежащее Булату Утемуратову ТОО «Verny Investments Holding», а затем перебрался в опять-таки принадлежащий Утемуратову АО «ForteBank», где трудится по настоящее время в должности первого заместителя председателя правления. О чем собственно и свидетельствуют как реестры казахстанской фондовой биржи, так и онлайн-база казахстанского законодательства. Вот такой интересный зигзаг судьбы.

Как бы там ни было, но судя по всему, никаких «подводных камней» или препятствий для сделки консультанты фирмы не обнаружили, и через некоторое время о предстоящих торгах было заявлено публично. Примечательно, что практически параллельно с эти известием в СМИ поступила официальная информация о привлечении коммерческим АТФ-Банком синдицированного займа на общую сумму 207 миллионов долларов США. Из них 120 миллионов долларов приходилось на кредитную линию, открытую непосредственно потенциальным покупателем банка «Bank Austria Creditanstalt AG». Впоследствии, уже во время продажи, было объявлено и о том, что данный заем укрепил финансовое положение АТФ-Банка и «смог значительно улучшить ценовые параметры сделки». В общем, со стороны и для неспециалистов все выглядело несколько загадочно: потенциальный покупатель накачивает свою возможную собственность дополнительными средствами (а точнее – долговым обременением), чтобы впоследствии дороже купить.

Не добавляли ясности и несколько туманные разъяснения самого топ-менеджмента АТФ-Банка, звучавшие как непосредственно во время сделки, так и сразу после нее (к слову, там же впервые рассказывалось и о якобы причинах продажи банка):

Тимур Исатаев
«В начале 2006 года активы банка составляли 2,03 миллиарда долларов, к концу года они уже равнялись 8,3 миллиарда – это очень существенный скачок для одного года.

Золотое правило гласит, что отношение активов к собственному капиталу должно быть не менее 10%. Чтобы поддержать баланс на уровне 8,3 миллиарда долларов, нужно иметь приблизительно 830 млн собственного капитала. На сегодняшний день наш капитал растянут достаточно тонко, он составляет приблизительно 500 млн долларов. Чтобы расти дальше, нам нужны новые ресурсы. На каждый миллиард долларов нужно вкладывать 100 миллионов собственного капитала.

Вопрос в том, где взять эти средства. Есть три источника. Первый – это средства, которые могут предоставить действующие акционеры. Что они, собственно, и делают до сегодняшнего дня, но темпы роста слишком высокие. Второй – найти стратегического инвестора, третий – продать акции…» – рассказывал председатель совета директоров АТФ-Банка Тимур Исатаев, параллельно являющийся основным доверенным лицом Булата Утемуратова практически во всех его бизнес-проектах.

«Я бы хотел добавить по поводу роста активов, – говорил журналистам председатель правления АТФ-Банка Талгат Куанышев. – Рост в 2006 году был обусловлен тем, что мы купили несколько дочерних банков, к тому времени один уже действовал. Также мы резко увеличили количество филиалов. Соответственно, появилась необходимость в дополнительном финансировании. Чтобы удовлетворить потребности новых точек продаж, удовлетворить их спрос на ресурсы, мы обязаны были производить большие заимствования. Следовательно, нам нужен был собственный капитал определенного размера и постоянные вливания в этот капитал. Банк постоянно растет на всех рынках. По рассчитанному нами плану развития в течение трех лет мы можем достигнуть уровня баланса в 20–25 миллиардов долларов...»

Ну и наконец, Тимур Исатаев разъяснил мотивацию итальянских партнеров. По его мнению, причиной покупки стало то, что АТФ-Банк просто очень понравился зарубежным финансистам по всем параметрам. Ну как красивая и богатая невеста на выданье:

«Если UniCredit принял решение о приобретении банка, это значит, ему нравится то, что этот банк делает. Ему нравится стратегия банка, менеджмент и потенциал. Все импонирует…»

В завершении – общий оптимистический вывод : «Мы получили отчет JP Morgan, который признал эту сделку крупнейшей в СНГ и в тройке крупнейших в Восточной Европе по слиянию и поглощению со времен падения железного занавеса. Мы считаем, что это еще одно доказательство того, что наша банковская система чего-то стоит и чего-то добилась за последнее время. Данная сделка наверняка произвела положительное впечатление и на другие казахстанские банки. Те, которые начали задумываться об источниках финансирования, тоже придут к выбору размещения при помощи IPO или прямой продажи. К этому подталкивают борьба за долю на рынке и общий рост экономики».

Не оставались в стороне от положительных описаний сделки и представители итальянской стороны. Как гласил официальный пресс-релиз того периода, «эта сделка подтверждает постоянную приверженность UniCredit Group региону Центральной и Восточной Европы. Благодаря приобретению ATF Группа укрепит свою сеть через лидирующие позиции в Республике Казахстан, а также дополнительные операции в Республике Кыргызстан и Российской Федерации. Расширение в Республику Казахстан, девятую по величине страну мира, является естественным развитием стратегии роста Группы, проводимой в Центральной и Восточной Европе» (столь обширная цитата релиза приведена намеренно, и чуть позже мы еще вернемся к этой теме).

Дальше начались чисто технические процедуры. И в период лета-осени 2007 года сделка по приобретению АТФ-Банка была завершена. Официально это звучало на казахстанских новостных сайтах следующим образом: «В июне 2007 года Bank Austria-Creditanstalt AG (подразделение UniCredit Group для коммерческих и банковских операций в Центральной и Восточной Европе) и частные акционеры банка подписали соглашение о приобретении мажоритарного пакета акций АТФ. В ноябре 2007-го Bank Austria Creditanstalt AG приобрел 91,8% акций АО «АТФБанк» за 2,117 млн. долларов».

Давалась и расшифровка состава продавцов: «До продажи АТФ-Банка группе UniCredit 17,85% его акций принадлежало Булату Утемуратову, по 9,6% акций – двум его сыновьям (выписка с KASE на 01.10.2007 г.). Вторым по величине акционером было ТОО «Актаустройинвест» с 12,5% акций банка, 6,2% бумаг принадлежало АО «КазЦинк», 5,44% – ТОО Global Investment Group. На текущий момент 99,69% акций АТФ-Банка принадлежат UniCredit Bank Austria».

Характерно, что на этот раз в прессе все-таки вспомнили о существовании «Закона о государственной службе», с его запрещением чиновничеству напрямую участвовать в предпринимательской деятельности (на момент продажи банка Булат Утемуратов занимал должность управляющего делами Президента РК), поэтому на площадке KASE фигурировала доверенность о доверительном управлении акциями, выданная госпоже Ажар Байшуаковой (девичья фамилия супруги Утемуратова).

Партнеры пожали друг другу руки и разошлись. Сам Булат Утемуратов тут же существенно продвинулся в списке казахстанского «Форбс» как счастливый обладатель минимум 1,7 миллиарда долларов США. А его топ-менеджмент делился очередными воспоминаниями о сделке:

«Помню, как вместе с Талгатом Куанышевым мы активно обсуждали все возможные варианты с нашим главным акционером, – рассказывал представителям СМИ Тимур Исатаев. – В итоге остановились на двух возможных вариантах – IPO и 100-процентная продажа. И начали работу по обоим вариантам одновременно. Окончательное решение о продаже банка далось Булату Жамитовичу очень нелегко. Ведь важно было продать бизнес, не потеряв ключевых людей. Нам удалось все…»

Внезапный крах для итальянцев

А вот для группы UniCredit буквально сразу наступили тяжелые, если не сказать черные, времена.

Так, по данным журнала «Форбс», «UniCredit пришлось списать свыше 500 млн. евро от стоимости казахстанского банка менее чем через год, поскольку эта центральноазиатская страна пошатнулась от кредитного кризиса».

Затем от АТФ-Банка начали «отваливаться» зарубежные подразделения, и в частности, российский Банк Сибирь. Правда, далеко от UniCredit он все-таки не ушел, поэтому данный процесс при желании можно было назвать и «технической реорганизацией в рамках оптимизации».

Проблемы были даже в мелочах: в 2008 году миноритарные акционеры в лице хедж-фонда «QVT Fund LP» смогли добиться в специализированном межрайонном экономическом суде города Алматы решения о запрете наименования и логотипа UniCredit в своей рекламе. Претензии миноритария были связаны с тем, что АТФ-Банк не принадлежит на 100% итальянской группе, а значит, не может проводить подобные рекламные акции.

А убытки, между тем, продолжали нарастать, словно снежный ком. Настолько, что проведенная в конце 2007 года сделка стала признаваться неудачной. Или произведенной в неподходящее время. Опять-таки, согласно данным «Форбс» со ссылкой на финансовую отчетность банка: «UniCredit, купивший казахстанский АТФ-Банк осенью 2007 года за 2,2 миллиарда долларов у казахстанского миллиардера Булата Утемуратова, сделал это в самое неудачное время, перед глобальным кризисом. Накопленные убытки на 1 января 2012 года, согласно аудированному годовому отчету, составляли более 101,7 млрд тенге (около 700 млн долларов). Банк их зафиксировал, однако в 2012 году нисходящий тренд продолжился – убытки на 1 июля составили 3 млрд тенге, а на 1 октября – уже 4,6 млрд тенге, а на 1 января 2013 года, по данным Нацбанка, – около 11 млрд тенге (около 73 млн долларов). На начало 2013 года доля кредитов с просрочкой свыше 90 дней в АТФ Банке составляла 42,66%...»

Началось и естественное снижение рейтингов. Сразу два известных мировых агентства, Moody's и Fitch, в 2011 году снизили рейтинг банка по некоторым позициям. Так, Moody's понизило рейтинги долгосрочных депозитов АТФ-Банка в местной и иностранной валюте с «Ba2» до «Ba3», рейтинг старшего необеспеченного долга банка в иностранной валюте – с «Ba2» до «Ba3», рейтинг его младшего субординированного долга в иностранной валюте – с «B1» до «B2». В свою очередь, Fitch Ratings подтвердило рейтинги дефолта эмитента (РДЭ) АТФ-Банка в иностранной и национальной валютах на уровне «BBB». Данные рейтинговые действия последовали за помещением долгосрочного РДЭ банка UniCredit под наблюдение в список Rating Watch «Негативный».

Финансовые аналитики и наблюдатели в разных странах ломали голову, что же происходит с АТФ-Банком? Казалось бы, декларированная капитализация в восемь миллиардов долларов активов, надежные прогнозы с перспективой как минимум удвоения этой суммы – и такие серьезные проблемы.

В качестве возможных причин назывался и мировой финансовый кризис (хотя, по мнению самих казахстанских властей, Казахстан он коснулся в те годы в меньшей степени), наличие в портфеле АТФ американских ценных бумаг, недружественную политику тогдашнего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони по отношению к UniCredit и даже арест налоговой полицией Италии части средств UniCredit в размере 245 миллионов долларов. Тогда налоговая полиция Италии обвинила группу в уклонении от уплаты налогов. Хотя как могло это, в общем-то, несильно драматическое событие повлиять на жизнедеятельность самого казахстанского банка, и какая между ними оставалась связь, так и не было прояснено. Не остался в стороне от происходящего и сам бывший главный акционер банка Булат Утемуратов, который в интервью агентству Bloomberg признал, что сделка с UniCredit вскоре обернулась «общественным кошмаром», но тоже предпочел списать все негативные последствия от нее на глобальный кредитный кризис.

«Как вышло, что сделка оказалась не столь успешной — сложно сказать, но ясно, что теперь итальянскому банковскому гиганту АТФ Банк явно не нужен», – это высказывание аналитиков агентства Bloomberg широко разнеслось по казахстанским СМИ.

Тем не менее, прогноз оказался верным, и уже в 2012 году агентство Reuters, ссылаясь на свои источники, сообщило о планах итальянцев избавиться от АТФ-Банка. В этой же публикации, кстати, не исключалась возможность, что его может купить обратно и сам Булат Утемуратов, правда, за несколько иную сумму, нежели была его цена в 2007 году.

Сам же миллиардер эту информацию не подтверждал, а больше предпочитал вспоминать о том, насколько была для него успешной сделка с итальянцами в 2007 году: «Я высоко оцениваю профессиональные успехи своей команды. Прежде всего, я хотел бы отметить особую роль Тимура Исатаева и Талгата Куанышева. Они успешно провели ряд знаковых проектов и сделок на финансовом рынке Казахстана. В их числе: сделка по продаже АТФ-Банка группе UniCredit в 2007 году...»

Ну а что сами итальянцы? Похоже, что они явно хотели при столь неприглядной ситуации хоть как-то «сохранить лицо» и попросту заявили о том, что их возможный уход из Казахстана связан с непривлекательностью для них самого региона (что, согласитесь, несколько диссонировало с победными релизами образца 2007 года). Так, топ-менеджер UniCredit Джанни Франко Папа (Gianni Franco Papa) заявил, что группа рассматривает вопрос о продаже регионального подразделения Bank Austria в Казахстане, поскольку Казахстан не является профильным направлением расширения банка.

Дальнейший процесс опять-таки принял сугубо технический характер, и через некоторое время встал вопрос об установлении цены за акцию АТФ для последующей реализации. Были и оптимистичные прогнозы ряда аналитиков, считавших, что общая сумма сделки составит порядка 2,1-2,4 млрд долларов США (то есть, примерно за сумму продажи банка UniCredit в 2007 году) либо даже чуть больше. И пессимистичные. Например, по сообщению агентства «Интерфакс», главный специалист отдела отраслевой аналитики АО «БТА Секьюритис» Надира Табылдиева предположила, что рыночная цена будет существенно ниже балансовой стоимости акции.

Как показали дальнейшие события, правы оказались скептики. Мало того, реальная сумма продажи АТФ оказалась еще ниже самых пессимистичных прогнозов.

15 марта 2013 года UniCredit Bank Austria подписал договор купли-продажи акций с не очень известным широкой общественности казахстанским ТОО «КазНитрогенГаз» о продаже 99,75% в АО «АТФБанк». Сумма сделки составила примерно 493 миллиона долларов США. Таким образом, владелец ТОО «КазНитрогенГаз», 31-летний бизнесмен Галымжан Есенов, являющийся зятем еще одного крупного казахстанского чиновника Ахметжана Есимова, вполне мог гордиться столь впечатляющим дисконтом по сравнению со стоимостью банка в 2007 году. Тем более что после приобретения им, казалось бы, переживающего весьма непростые времена, уцененного АТФ-Банка тот чудесным образом смог опять давать весьма неплохие показатели.

Уже буквально на следующий год АТФ-Банк был признан лучшим банком в Казахстане по версии журналов «The Banker» и «PWM», затем стал «Банком года» (The Bank of the Year) в Казахстане по версии журнала «The Business Year» и получил несколько серьезных международных премий в самых разных номинациях. А заодно занял одно из лидирующих мест в стране по размеру активов, кредитного и депозитного портфелей. Ну а сам Булат Утемуратов, получивший чистый профит в несколько миллиардов долларов США, по-прежнему ведет успешную бизнес-деятельность, в том числе скупает или основывает новые банки. Возможно, что и для последующей, столь же выгодной продажи.

Так что же произошло десять лет тому назад? Невероятное везение бизнесмена и влиятельного казахстанского чиновника Булата Утемуратова (в принципе, новичка в подобном бизнесе) – или столь же фантастическое невезение опытной международной финансовой группы, оказавшейся удивительным образом неспособной предвидеть возможные риски и не владеющей всей информацией о перспективах приобретенного ими финансового института? Почему итальянские партнеры с такой легкостью смирились с потерей более чем двух миллиардов евро? (В конечном итоге, UniCredit понес существенные материальные убытки по АТФ-Банку, которые превысили отметку в два миллиарда евро или в 2,76 миллиарда долларов США.) Данная информация была обнародована в марте 2013 года господином Виллибальдом Сернко, который на тот момент являлся генеральным директором банка UniCredit Bank Austria. При этом банкир акцентировал внимание на данном заявлении лишь после того, как UniCredit был продан АТФ Банк.

Не совсем понятно и то, почему итальянских партнеров не заинтересовала степень непрозрачности приобретаемого ими АТФ-Банка, о которой теперь вслух говорят бывшие продавцы в западных источниках, и в частности, в комментариях агентству Bloomberg: по словам Тимура Исатаева, руководившего АТФ Банком, «АТФ не был образцом прозрачности». По мнению Исатаева, основной проблемой АТФ-Банка стала структура его собственности, которая по своей сути представляла собой огромное количество оффшорных компаний. «В стране существовала традиция скрывать структуру собственности», – говорит Исатаев, и Утемуратов решил не объявлять себя настоящим владельцем АТФ-Банка перед государственными регулирующими органами на протяжении порядка 10 лет. Эта информация появилась только в декабре 2006 года, в то время, когда он принял решение продать банк.

Подобных вопросов остается еще очень и очень много.

– Это, действительно, была крайне странная сделка, – прокомментировал историю вопроса сотрудник крупной аудиторской фирмы Казахстана, знакомый с ситуацией в банковском секторе. – И позиция «непротивления» дальнейшим событиям итальянской стороны, конечно же, удивляет. Однако реально доказать какой-либо факт заинтересованности именно в таком развитии событий можно лишь при открытости и прозрачности обеих сторон или хотя бы при деятельном участии в расследовании одного из партнеров. А в этой ситуации ничего подобного не прослеживалось ни ранее, ни до сих пор. Вполне возможно, что в этом деле были и какие-то другие выгоды, о которых их приобретатели вряд ли будут говорить вслух. Ведь тогда могут возникнуть вопросы и у других органов. Включая контролирующие и следственные. А это уже никому не нужно…

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА