25 Апрель 2018

Новости Центральной Азии

Неестественный отбор. Почему большинство киргизских детдомовцев лишены надежды на будущее

11.12.2017 14:36 msk, Чынара Исраилова-Харьехузен

Кыргызстан Права человека Интервью Общество

Фото слева сделано в одном из детских домов Кыргызстана в 2016 году. © «Фергана»

Ежегодно в Кыргызстане из детских домов и интернатов выпускаются около 400 детей-сирот. Как показывают исследования, почти 90% выпускников детдомов не имеют необходимых социальных навыков, проявляют инфантильность и не приспособлены к самостоятельной жизни. Подавляющее большинство бывших детдомовцев приезжают в большие города в поисках жилья и трудоустройства. Шагнув в большой мир, а по сути, попадая на улицу, не имея крыши над головой, социальной защиты, средств к существованию, необходимых жизненных навыков и взрослых наставников, сироты попадают в самую уязвимую группу населения, рискуя быть вовлеченными в преступные и экстремистские группировки, в торговлю людьми. Часто они начинают вести асоциальный образ жизни, совершают различные правонарушения (чаще всего, кражи), начинают злоупотреблять алкоголем. Более 90% из них подвергаются различным видам эксплуатации и насилия.

Эта проблема, стоящая на пути полноценной интеграции в общество немалого количества детей в возрасте от 15 лет и старше, указывает на необходимость скорейшего проведения реформы в сфере детских социальных учреждений и пост-интернатного сопровождения их выпускников.

Арифметика сиротства

Согласно официальной статистике, в Кыргызстане в детских учреждениях на сегодняшний день находятся около 13.500 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, то есть социальных сирот. Если родители страдают алкоголизмом или живут в условиях нищеты, то государство лишает их прав на ребёнка. Для большинства детей, лишившихся родного дома и семьи, самая вероятная перспектива — провести все детство в стенах детдома или приюта.

Более 90% воспитанников детских домов в Кыргызстане — социальные сироты. Они имеют живых одного или обоих биологических родителей, которые по той или иной причине отказались от своих детей или их родительские права были аннулированы по решению суда. От них также отказались ближайшие родственники. Эти дети не могут считаться круглыми сиротами, чьи родители умерли, что лишает их определенных льгот и необходимой социальной защиты. Дело в том, что право на получение от государства бесплатного жилья и образования имеют только круглые сироты. Если они поступают на учебу, помимо мизерной стипендии, государство выплачивает им социальное пособие в размере двух тысяч сомов (менее $30). Если же у детдомовца жив хотя бы один родитель, он не может претендовать ни на пособие, ни на жилье, ему практически невозможно получить прописку по месту жительства.

В последние годы наметилась положительная тенденция передачи детей в патронажные (фостерные) семьи без формального усыновления или удочерения. И эту тенденцию, как считают эксперты, необходимо развивать. Государство выплачивает патронажным родителям фиксированную сумму денег на содержание ребенка. Сумма эта достигает 7 тысяч сомов в месяц. Но многие патронажные и приёмные семьи сталкиваются с бюрократическими барьерами и фактами коррупции при оформлении документов, что существенным образом снижает количество детей, попадающих к новым родителям.

Государство провозглашает, но не предпринимает

Правительство Кыргызстана приняло Программу по защите семьи и детей на 2018-2028 годы. В неё включены меры по оказанию поддержки выпускникам детдомов в трудоустройстве и получении жилья. Однако, как говорят чиновники, все обращения в адрес многочисленных строительных фирм с просьбой выделять в строящихся домах по одной квартире для детей-сирот наталкиваются на глухое сопротивление. При этом ответственность за обеспечение жильем возлагается на местные органы власти.

Весной текущего года профильный комитет в парламенте страны рекомендовал правительству обеспечить комплекс мер для оказания помощи сиротам в получении необходимых документов, обеспечении их жильём, наделении участками в сельской местности, открытии банковского спецсчета из средств бюджета, а также оказании бесплатной юридической помощи и выделении социального пособия. Однако, как выяснилось, для реализации рекомендаций парламента требуется внести изменения в законодательство, подзаконные акты ряда министерств и ведомств и в Кодекс о детях. Когда все это будет сделано — неизвестно.

В базу данных министерства социальной защиты в настоящее время внесены сведения о более чем 6000 выпускников детдомов. В них отражены регион, учреждение, нужды ребенка и требуемая поддержка для него. Однако реальную помощь при получении места в образовательных учреждениях выпускникам оказывают различные благотворительные фонды, бизнес-сообщество, частные лица, но такую поддержку получают далеко не многие. А государство остается в стороне.

До сих пор парламентский комитет и часто сменяющиеся составы правительства занимаются лишь перекидыванием бумаг друг другу, но не реальным решением социальных и экономических проблем сирот-выпускников, считает директор общественного фонда (ОФ) «Защита прав детей-сирот» Игорь Беляев:

«В наш общественный фонд поступают обращения от выпускников детдомов. В основном нарушения касаются права на предоставление им жилья. Жалобы касаются того, что выпускники детских домов остаются на улице без поддержки государства, а администрация детских учреждений не отслеживает дальнейшую судьбу бывших подопечных. Ситуация усугубляется тем, что многие сироты не проинформированы о своих правах на жилище. Немалое количество сирот малограмотны, плохо образованы и не могут отстаивать свои права. Но даже самые лучшие выпускники не имеют перспективы продолжить свое образование, большее, что им удается — попасть в средние учебные заведения. Отсутствие реальной четкой государственной поддержки сирот приводит к тому, что подавляющее большинство выпускников пополняет ряды криминала», — отметил Игорь Беляев в своем выступлении на состоявшемся в Бишкеке в конце ноября круглом столе по проблемам детей-сирот и выпускников детдомов, который был проведен Институтом по освещению войны и мира (IWPR) совместно с Общественно-благотворительным фондом «Оэйсис» (Oasis).

Игорь Беляев
Игорю 24 года, он выпускник детского дома в Красной речке (село в Чуйской области Киргизии. – Прим. «Ферганы»). В беседе с «Ферганой» он рассказал, какие перспективы ждут выпускников детдомов и как решить проблему их интеграции во взрослую жизнь.

Кто и как помогает детдомовцам

Игорь говорит, что ему повезло: «У меня была семья, которую я считаю своей приемной и которая помогла на начальном этапе самостоятельной жизни. Они помогли найти временное жилье. Находясь в детдоме, я и сам старался быть активным и позитивным. Много общался, заводил полезные знакомства». Сразу же после выпуска из детдома в 2010 году Игорю предложили работу в 5-звездочной гостинице «Бишкек-Хайат», которая взяла шефство над Краснореченской школой-интернатом. Игорь работал на кухне посудомойщиком. «Это дало мне опыт и важные жизненные навыки. Там я нашел наставников. Уволился я из отеля в 2013 году. Еще работая там, в 2012 году по совету наставников я открыл свой общественный фонд», — говорит парень. Но далеко не всем выпускникам детских домов везет так, как Игорю.

«Когда дети выпускаются из Краснореченского детдома, у них есть только одна возможность — поступить в ПТУ в городе Кант, где готовят маляров-штукатуров. Но если молодые люди хотят выбрать себе другую профессию, то шансов поступить в колледж или вуз у них практически нет. А руководители детских учреждений не заинтересованы в дальнейшей судьбе своих выпускников — куда они пойдут и чем будут заниматься. Они даже не заинтересованы вести нормальную статистику: сколько выпускников продолжили обучение, сколько трудоустроились, где и в каких условиях они живут. Тогда как они должны направлять своих выпускников дальше по жизни, держать их под определенным контролем в течение нескольких лет. Кроме того, опека бывших детдомовцев должна входить в обязанности социальных работников», — отмечает Игорь.

По его словам, постинтернатным сопровождением выпускников занимаются обычные граждане, которые реально хотят помочь детям и подросткам адаптироваться во взрослом мире, не дать им попасть в криминальную сферу, стать жертвами обмана. Помощь бывшим детдомовцам оказывают также различные неправительственные и международные организации, к которым те обращаются с просьбами. Например, в ОФ «Защита прав детей-сирот» проводятся различные обучающие курсы для детдомовцев.

В Кыргызстане на содержание одного ребенка в доме-интернате в месяц выделяется в среднем 12 тысяч сомов ($170 по текущему курсу). В эту сумму входят и расходы на содержание самих детдомов, в частности, оплата коммунальных услуг. Закупка одежды для детей, посуды для столовых производится за счет пожертвований со стороны бизнеса и частных лиц. Как говорит Игорь Беляев, в его фонд регулярно звонят благотворители и просят дать им контакты детских учреждений, которые нуждаются в той или иной помощи. Сотрудники фонда помогают связывать спонсоров с детскими домами или сообщают им, что желательно купить для их подопечных.


Игорь Беляев и волонтеры доставляют помощь в очередной детдом

«Иногда благотворители привозят свою помощь к нам в офис для последующей раздачи детским учреждениям. Наши партнерские организации по сути помогают государству в работе по поддержке и обеспечению детей-сирот», — отмечает Беляев.

Коррупция при усыновлении и в образовании

В общественный фонд также поступает много звонков от граждан Кыргызстана, желающих усыновить детей-сирот. Они интересуются процедурой усыновления — какие документы собирать, в какие организации обращаться. «Я им объясняю, что усыновление — дело непростое, так как связано со сбором многочисленных документов, и все равно могут отказать. При этом прошу, чтобы они никому не давали никаких денег, не покупали себе детей. Потом те же люди звонят и жалуются, что все очень долго и приходится на каждом шагу платить. К сожалению, усыновление детей-сирот в Кыргызстане, как правило, связано с коррупцией», — говорит Игорь.

Процесс усыновления обычно длится не менее двух лет, во время которого потенциальные родители сталкиваются с бюрократическими проволочками, открытым или скрытым вымогательством денег, поэтому нередко бросают начатое. Коррупция начинается в детском доме и заканчивается в отделах по поддержке семьи и детей на местах. В ходе всего процесса усыновители выплачивают в виде неформальных платежей от 20 тысяч до 50 тысяч сомов ($300-700).

Коррупционная составляющая существует и в механизме занесения ребёнка в национальный банк данных для усыновления. По закону, детские учреждения должны вносить в него данные сразу же после поступления ребенка в детдом (интернат), но, как правило, этого не происходит. Подобные учреждения не заинтересованы в большом количестве усыновленных детей — чем больше детей в детском доме, тем больше денег поступает на их содержание как от государства, так и от частных благотворителей.

При этом, отмечает Игорь Беляев, как и везде, часть денег расходуется не по назначению. 25% от выделяемых на ребенка средств должны поступать на детский субсчет в банке, но этого тоже не происходит. Нередки случаи, когда здоровых детей представляют больными. Это делается для того, чтобы ребенка не усыновили и чтобы получать от государства больше средств на его содержание, так как на больного ребенка государство дает на тысячу сомов больше.

Ежегодно государство выделяет 5 тысяч бюджетных мест на обучение в средних и высших образовательных учреждениях, но лишь мизерная доля из них выделяется для выпускников детских домов. Система среднего профессионального образования также не ждет детдомовцев с распростертыми объятиями. Уровень школьного образования, получаемого детьми-сиротами, оставляет желать лучшего. Многие выпускники детских домов не в состоянии сдать национальный общеобразовательный тест на поступление в средне-специальные или высшие учебные заведения. Не имея профессии, выпускники детдомов нередко просят милостыню на улицах городов, воруют еду и вещи на рынках и в супермаркетах. Некоторые сироты начинают приобщаться к криминалу уже в стенах детдома. Несмотря на то, что детские дома-интернаты представляют собой закрытые учреждения, их подопечные нередко убегают на улицу и занимаются воровством, но на это их руководство закрывает глаза, считает Игорь Беляев.

Возвращаясь к теме статистики, глава фонда «Защита прав детей-сирот» заметил, что на самом деле в прошлом году из детдомов выпустились не 400 детей, как официально указано, а почти в два раза меньше. «Я получаю реальные цифры напрямую из детских сиротских учреждений. Они не совпадают с официальными. Таким образом, появляются «мертвые души», за которых детским учреждениям государства выделяют средства. Понятно, что эти средства идут в чьи-то карманы», — считает Беляев.


И в 17 лет детдомовцы верят в чудеса и просят Деда Мороза исполнить их желания. Потому что просить больше некого...

Сокращать детдома, поддерживать семьи

Многие эксперты в Кыргызстане считают, что государству необходимо помогать остро нуждающимся семьям, чтобы детей не отдавали в интернаты и приюты из-за отсутствия денег у родителей. А вместо детских домов строить реабилитационные центры, где профессиональные психологи, социальные работники и юристы могли бы работать на постоянной основе, помогая семьям и консультируя их.

С 2018 года власти Кыргызстана планируют начать сокращение количества детских домов. Одновременно предполагается усилить работу с патронажными (фостерными) семьями. Последние получают от государства ежемесячную финансовую помощь. Ребенок в патронажной семье имеет право на полноценную заботу о себе, в том числе и на получение качественного образования.

Увеличение количества фостерных семей особенно актуально в ситуации, когда подавляющее большинство подопечных детдомов являются социальными сиротами при живых родителях, которые по разным причинам отдают ребенка в интернат, но не отказываются от него. В этом случае их не лишают родительских прав, а значит, таких детей невозможно усыновить. Но бывает и так, что родители, отдавая ребенка в дом малютки, просят записать его круглым сиротой и даже поменять фамилию, как это произошло когда-то с самим Игорем.

«Сегодня многие родители, приводя своих детей в детдома, уверяют органы опеки, что это лишь временная мера: они трудоустроятся, и через месяц-другой заберут ребенка обратно. Но на самом деле дети остаются там на годы. Некоторые родители просто ищут для себя лазейки, чтобы перекинуть финансовую ответственность о детях на государство. Нужно предпринимать всяческие меры для сохранения ребенка в семье. Для этого и нужны реабилитационные центры. Какая бы трудная ситуация не сложилась в жизни, нужно помочь семье выйти из неё с наименьшими потерями. Социальные службы должны постоянно проводить мониторинг ситуации в уязвимых семьях. Если в семье много детей, а один из родителей умер, нужно помочь государственным соцпакетом, куда были бы включены денежное пособие, поддержка при получении образования, медицинской помощи, оформлении нужных документов, поиске работы», — поделился своим видением решения проблемы Игорь Беляев.


Игорь Беляев с подопечными одного из детдомов

Ситуация с получением образования после выхода из детского учреждения усугубляется иждивенческим поведением самих выпускников. Порой они сами не хотят включаться в активный поиск достойного места в жизни. Но в этом не их вина: в стенах детдома воспитанники не получают элементарных навыков социализации — правильного общения, пользования деньгами, распределения личного бюджета, совершения нужных покупок, приготовления еды и прочих. Дети растут инфантильными. Почему учителя и воспитатели не обучают их необходимым навыкам для взрослой самостоятельной жизни — непонятно.

Игорь Беляев поделился своими планами по открытию первого дневного реабилитационного центра для детей и родителей, попавших в тяжелую жизненную ситуацию. «Нам нужны стационарные центры, где дети могли бы получать необходимую моральную поддержку, образование и наставничество. Наш фонд разработал проект по созданию такого центра. Он рассчитан на 60 человек. В центре дети-сироты смогут получить необходимые жизненные навыки, знания в компьютерном программировании, обучиться иностранным языкам, кулинарии, швейному делу и прочим востребованным на рынке труда профессиям. Выпускников в поиске жилья, учебы и трудоустройства будут сопровождать юристы и социальные работники. В наш центр могут приходить волонтеры, которые готовы делиться с детдомовцами своими навыками и знаниями.

Сейчас мы тщетно пытаемся найти участок под строительство своего центра. Пока наши обращения в различные госучреждения, в муниципальные и сельские советы наталкиваются на отказ. Некоторые предлагают помещения на платной основе, но нас это не устраивает, поскольку мы не имеем возможности платить за аренду. Но мы не останавливаемся, будем добиваться дальше. Я считаю, что государство должно бесплатно предоставлять помещения для таких центров по адаптации детей-сирот, поскольку мы берем на себя работу, для которой у него не хватает финансовых и человеческих ресурсов», — заключил Игорь.

Чынара Исраилова-Харьехузен, специально для «Ферганы». Фото предоставлены Игорем Беляевым

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА