26 Май 2018

Новости Центральной Азии

«Если вернусь живым, построю мечеть и детсад». Пять историй трудовых мигрантов из Узбекистана

Мигранты из Узбекистана в очереди в посольство в Москве. Фото с сайта Rferl.org

В конце января в узбекоязычном интернет-издании «Daryo.Uz» стартовал проект «Муҳожирлар ҳаёти» («Жизнь трудовых мигрантов»), в рамках которого публикуются истории, рассказанные работающими в России гражданами Узбекистана. Мы перевели некоторые рассказы на русский язык.

Вряд ли в странах Центральной Азии найдутся люди, которые не знали бы, как тяжела доля трудового мигранта. «Фергана» не раз рассказывала об этом в своих материалах. Но примечателен факт появления этой ранее фактически табуированной темы в узбекских СМИ. Отметим также, что проект «Муҳожирлар ҳаёти» был запущен после того, как президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев признал, что в судьбе граждан, погибших 18 января при пожаре в автобусе в Актюбинской области Казахстана, есть часть вины руководства страны, которое «не устранило все недостатки и проблемы в свое время», и многие узбекистанцы «мытарствуют и мучаются в чужих странах».

«Вернулся бы домой, но вряд ли в Узбекистане смогу столько заработать»

Первым в рамках проекта был опубликован монолог молодого человека из Ферганы, который сейчас живет и работает во Владивостоке. Заработком, условиями труда и жизни он доволен. Несмотря на это, он очень хочет вернуться домой, но не уверен, что в Узбекистане сможет зарабатывать столько же, сколько удается в России.

«Я из Ферганы, мне 22 года, не женат. Окончив лицей, я не стал учиться дальше. Вот уже почти год, как я приехал во Владивосток, чтобы заработать денег. Сюда добирался на поезде, дорога длинная – занимает целых десять дней. На билеты, еду и так далее потратил почти 400 долларов.

Во время поездки основные неприятности пережил в узбекских поездах. К примеру, проводники заставили заплатить дань казахам, собрав с каждого по 1000 рублей. Во время выезда из Казахстана это повторилось. Ну, если рассказывать обо всем, что пришлось пережить, большой рассказ получится.

По приезде устроился сторожем. Поначалу было тяжело, к тому же были проблемы с языком. Сейчас владею русским намного лучше, чем другие узбеки, работающие здесь.

Теперь я колю дрова для отопления цеха по изготовлению окон и дверей. Зарплата моя составляет 500 долларов. К счастью, начальник – хороший человек, на работе дружественная атмосфера. Восьмичасовой рабочий день строго соблюдается. Днем температура воздуха бывает -30, а ночью -40 градусов. Колоть дрова под открытым небом в такую погоду – дело нелегкое.

Работаю тут нелегально, потому что, если посчитать расходы на оформление документов и годовую оплату [патента], то получается кругленькая сумма – 110 тысяч рублей, это примерно 2000 долларов. Будь у меня такие деньги, я бы в Узбекистане продолжил учебу или в армию пошел служить.

Родственников у меня тут нет, но вообще здесь очень много узбеков как из Узбекистана, так и из других стран Центральной Азии. В Приморском крае нас около 100 тысяч человек. Я лично знаком со многими узбеками. В основном, они работают в сфере обслуживания и на стройке. Среди них есть повара, сварщики, водители… Сейчас во Владивостоке потребность в трудовых мигрантах из Узбекистана выросла. Потому что из-за международных санкций тысячи граждан КНДР лишились права здесь работать, много предприятий, открытых северокорейцами, закрылось. Мне жаль этих людей.

Еще могу сказать, что сотрудники узбекского посольства и консульств в России не выполняют своих обязанностей. Я тут почти два месяца практически на улице жил, тысячу раз звонил им. Только один раз они мне перезвонили и ответили на русском: «Во Владивостоке помочь не можем. Делайте, как знаете».

Пока уехать из России не могу: я – единственный кормилец семьи, которая осталась в Узбекистане. Но очень хочу вернуться домой. Однако в Узбекистане я не могу рассчитывать на такую зарплату, к тому же у меня нет высшего образования.

По-моему, чтобы в Узбекистане устроиться на работу, без взятки или нужных связей не обойтись. Я готов работать много. Если в Узбекистане создадут условия, то я заработаю там больше, чем в России».

«Сначала работал в России, чтобы жениться, а теперь - чтобы семью прокормить»

Нередко молодые люди из Узбекистана едут на заработки, чтобы накопить на свадьбу и обзавестись семьей. Потом они снова покидают родину - теперь чтобы прокормить семью. Об этом замкнутом круге рассуждает молодой человек из Шахрихана (Андижанская область), который в настоящее время работает в Новосибирске.

«Я из Шахрихана, мне 30 лет. Закончил колледж по специальности «радиотехника», но возможности продолжить учебу в институте не было.

Впервые я приехал в Россию в 2007 году вместе с родственниками. Вначале были проблемы с языком. Работал в разных местах и в разных условиях. К примеру, в Москве был занят на строительстве дорог, никаких условий для нормальной жизни там не было.

Вот уже два месяца живу и работаю в Новосибирске у частного работодателя. Зарабатываю 400-500 долларов. Работодатель обеспечивает жильем, условия намного лучше, чем в Шахрихане, есть электричество и газ.

Восемь лет назад я вернулся из Москвы в Узбекистан на автобусе. Мы ехали пять суток. За это время мне удалось посидеть на сиденье всего три часа. И все это время я спал, притулившись левым плечом к окну. Когда проснулся, понял, что обморозил плечо. Вы скажете: мол, не знал, что ли, о такой опасности. Но человек, не смыкавший глаз трое суток, спал мертвым сном. А теперь в холода мое плечо ноет, напоминая о той поездке. После того случая добираюсь до России только самолетом. Последний раз купил билет за 1 миллион 600 тысяч сумов.

В России очень много узбеков, и все они работают. Вот вчера – температура воздуха -35 градусов, а они работают на улице. Мне очень жаль их. Стоит ли так зарабатывать деньги, чтобы потом потратить их на восстановление своего здоровья? Если продолжать в том же духе, что будет через 15-20 лет? Узбекистан превратится в страну инвалидов и вдов?

Многие едут в Россию, не имея достаточных средств на дорогу. Простой пример – 52 человека заживо сгорели в автобусе. И что – люди перестали ездить в автобусах через Казахстан? Прекратили ездить в Россию? Дело в том, что здесь есть какие-никакие условия - и газ, и электричество, и желудок полон. Сами подумайте, если бы дома были более-менее нормальные условия, мы разве уезжали бы за границу? Кому хочется, чтобы его родители и дети находились где-то далеко? Но чтобы в Узбекистане заработать столько, сколько мне удается здесь, я должен пахать по 25 часов в сутки.

Слава богу, мне еще не приходилось обращаться за помощью в консульство и посольство Узбекистана в России. Помню, как полгода назад я ходил туда вместе с приятелем, который потерял свой паспорт. Вопрос его был решен, но увидев их отношение к своим соотечественникам, я пожалел, что пришел туда.

Я все время слежу за новостями, так или иначе связанными с Узбекистаном. Чуть ли не каждый день слышу или читаю поступающие из разных уголков России сообщения о гибели моих соотечественников. Возникает вопрос: для чего живут узбеки? Чтобы умереть или погибнуть где-то вдали от своей родины? Сколько смертей, о которых мы даже не знаем... Допустим, у них судьба такая, а как же быть тем, кто чувствует себя ущемленным, бесправным?


Узбекские мигранты во время полицейского рейда. Фото с сайта Eurasianet.org

У людей все меньше и меньше надежд в этой жизни. Как психологически подавленный человек может воспитывать детей? Вот я, например: стал искать смысл своей жизни, но не нашел его. Приехал в Россию, чтобы жениться, накопить деньги на свадьбу. Слава Богу, заработал, женился, родился ребенок. А теперь приехал в Россию, чтобы прокормить свою семью. Иногда задумываюсь: зачем я женился, если все равно не смогу быть вместе со своей семьей? Зачем я родил ребенка? Согласен, что лет через десять-пятнадцать, когда у меня иссякнут силы или утрачу трудоспособность, дети будут присматривать за мной, содержать меня. Но чтобы они заботились обо мне, я должен дать им соответствующее воспитание. А если я нахожусь так далеко, какое воспитание могу дать своим детям?»

«Чем только ни занимался в России, даже свиней пас»

Этот рассказчик провел на заработках в России почти треть жизни. За 13 лет не раз пришлось менять работу. Грустит, что дочь растет без отца, хочет вернуться домой и начать собственный бизнес.

«Я родился и вырос в Наманганской области. Мне сейчас 36 лет. Работать начал еще в 1997 году. Тогда я учился в девятом классе, но по семейным обстоятельствам мне пришлось бросить школу и трудоустроиться. Потом отслужил срочную в армии, окончил заочное отделение Наманганского инженерного института по специальности бухгалтер-аудитор. И решил снова вернуться на службу в армии - уже по контракту.

Я отправился служить на горный перевал «Камчик», но вскоре у меня обнаружили неврологическое заболевание. После лечения в госпиталях Ферганы и Ташкента я получил отпуск на месяц. А когда вернулся, узнал, что меня признали негодным к военной службе и уволили. Служил по контракту меньше года. Никаких пособий мне не дали. До сих пор ежегодно прохожу курс лечения.

В 2005 году уехал из-за безработицы в Россию вместе со знакомыми из соседнего кишлака. Чем только ни занимался в России, даже свиней пас. Но - никакого криминала, работал и зарабатывал честным трудом.

Слава богу, уже десять лет работаю садовником на даче. Условия хорошие, у меня своя комната. Зарабатываю более 500 долларов в месяц. Подрабатываю плотником, сварщиком, словом, делаю все, что могу.

Если бы я был уверен в том, что в Узбекистане смогу зарабатывать столько же, сколько в России, то ни дня не оставался бы здесь, несмотря на хорошие условия. Хозяева советуют мне получить российское гражданство, но я никогда не соглашусь на это.

В Узбекистане у меня остались родители, жена и дочка. Я даже не знаю, когда она стала говорить, каким было ее первое слово, не видел ее первых шагов. В этом году она пойдет в школу. Мечтаю приехать и отвести ее в первый класс.

У меня есть планы насчет того, чем могу заниматься в Узбекистане. В моем кишлаке есть земли, не пригодные для выращивания сельхозпродукции. Хочу организовать на этих землях мини-ферму, разводить кроликов, перепелок, индюков и уток. Есть мысли о создании маленького цеха. Если дела пойдут хорошо, буду разводить страусов, обеспечу рабочими местами как минимум десять человек. Если смогу до осени накопить хотя бы пять тысяч долларов, уеду из России».

«Если вернусь живым, построю мечеть и детсад»

Следующему рассказчику всего 22 года. Но ему уже довелось пережить смерть друга, работавшего в России, чтобы накопить деньги на свадьбу и обустроить свое жилье. Потрясенный этим случаем, он мечтает построить в своем кишлаке мечеть и детский сад. Если вернется живым и здоровым.

«Родился в 1995 году в Акдарьинском районе Самаркандской области. Вот уже полтора года работаю в Санкт-Петербурге. Сюда приехал вместе с родственниками и знакомыми.

Работаю на ферме. Работа не тяжелая, занимает максимум восемь часов в сутки. Зарабатываю 450-500 долларов в месяц. Хозяин фермы – очень хороший человек, обеспечил нас всеми необходимыми условиями: выделил двухкомнатную квартиру, есть газ, электричество, телевизор и интернет.

Мой друг из района, где я родился и вырос, работал в России на стройке. В декабре 2017 года во время работы он упал с шестиметровой высоты и сломал себе позвоночник. Его срочно отвезли на машине скорой помощи в больницу и быстро прооперировали. Но спустя 15-20 дней после операции у него возникли проблемы с пищеварением. Он умер 24 января этого года. Мой друг работал в России три года, чтобы накопить деньги на строительство дома и на свою свадьбу…


Очередь в многофункциональном миграционном центре в Сахарово. Фото пресс-службы мэрии Москвы

Наши соотечественники приезжают в Россию, чтобы заработать деньги на обустройство своего жилья и на свадьбу. Например, нам нужно построить дом для моего брата, а я должен жениться. Но я не уверен, что смогу зарабатывать в Узбекистане 450 долларов в месяц. Если бы мог там получать хотя половину этой суммы, я бы вернулся домой, жил бы рядом с родителями, родственниками и близкими.

Снижение цен на авиабилеты очень порадовало бы таких, как я. А автобусные рейсы нужно закрыть. Я был в Казахстане. Соотечественников, которые едут через Казахстан, нередко обирают, вымогают у них деньги, создают проблемы на границе. Милиционеры входят в поезда и требуют денег, а наши простодушные соотечественники откупаются, чтобы избежать проблем. Для нас было бы огромным счастьем, если бы запретили автобусные рейсы и снизили цены на авиабилеты.

…В кишлаках «Коратухум», «Ровотча», «Курилиш» и «Коратери» Акдарьинского района нужны мечеть и детский сад. Даст Бог, если вернусь живым и здоровым, переговорю с соответствующими инстанциями и построю там мечеть и детсад».

Рассказ строителя-альпиниста из Андижана

Молодой уроженец Андижана уже шесть лет работает в Москве строителем-альпинистом. Не понаслышке знаком с коррупцией в российских правоохранительных органах.

«Мне 24 года, я из Андижана. В 2012 году после окончания колледжа, как и все, уехал в Россию. Я плотник-ремесленник в третьем поколении, изготавливаю сундуки, шкафы и тому подобное.

Работать легально в России – значит работать по патенту. Этот документ особенно нужен во время рейдов сотрудников ФМС (Федеральная миграционная служба. Упразднена, ее функции переданы МВД, но иностранные мигранты по привычке продолжают называть управление по миграции этой аббревиатурой. – Прим. «Ферганы»). Если патента нет, работодателю выписывают штраф до 500 тысяч рублей, а работнику - до 5000 рублей.

Но с ФМС можно договориться. Они же просто выходят «на охоту». Забирают тех, у кого нет никаких документов. Откупиться от них можно максимум за десять тысяч рублей.

Я плачу налоги российскому государству, у меня есть и регистрация, и патент для работы. Они нужны, в основном, на улице и в метро – когда останавливает полиция. Основной документ для таких, как мы, – это регистрация.

У меня нет трудового договора с работодателем. С нами не подписывают такой договор, да и никакой пользы от него нет. На место работы периодически приходит участковый. Но наши работодатели заранее договариваются с ним, что он нас не беспокоил. С документами у нас все в порядке, но если не «подмазать», то полицейские все равно заберут [в отделение]. Поводом назовут отсутствие у нас трудового договора. Да даже если есть такой договор, все равно забирают. Например, на предыдущей работе наш начальник регулярно платил полицейским 20 тысяч рублей за семерых работников.

Когда я только приехал в Россию, устроился курьером. Сейчас работаю альпинистом на стройке. Мы занимаемся отделкой высотных зданий. Нам все равно, какая высотка – 25 этажей или 110. Работа мне нравится – адреналин!

Владею русским в той степени, которая необходимо для работы. Зарабатываем минимум 500 долларов, а так, когда есть нормальные заказы, – от 1000 до 1500 долларов в месяц. Большую часть дохода получают посредники. Говорят, что года через три-четыре система посредников исчезнет. Если это произойдет, то мы будем зарабатывать в два раза больше.

…Здесь многие наши соотечественники становятся жертвами мошеннических схем и частенько остаются без денег. Не знаю, возможно это или нет, но было бы хорошо, если бы была организация, которая помогала бы в таких ситуациях.

Те, кто работает в России, не верят трудовым биржам в Узбекистане. Недавно читал в интернете, как представитель такой биржи рассказывал: «Мы были в 20 городах России, встретились с нашими гражданами, решили их проблемы». Но где результат? Где факты? Где видео этих встреч?

В России работаю временно. Моя цель – заработать деньги на строительство дома и накопить деньги на свадьбу. А еще - накопить деньги на машину или на организацию мини-бизнеса. Банкам не доверяю, поэтому, не полагаясь на их кредиты, хочу начать свой бизнес на собственные деньги. У меня даже готов бизнес-план».

Международное информационное агентство «Фергана»




Видеоновости


РЕКЛАМА