20 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Роза Отунбаева: «Бакиевщина обращается со страной как с бизнес-компанией»

10.03.2010 17:45 msk, Фергана.Ру

Кыргызстан Интервью

Роза Отунбаева, лидер фракции социал-демократов в парламенте Кыргызстана, - из тех немногих людей, кто осмеливается говорить о беззаконии и несправедливости в стране с высокой трибуны. Правда, провластные СМИ ее совсем не цитируют, не то нынче время - свобода слова не в почете. После резкого повышения тарифов на коммунальные услуги Роза Исаковна публично потребовала от премьер-министра страны Данияра Усенова уйти в отставку. Она направила в аппарат правительства свой депутатский запрос, в котором назвала приватизацию двух энергетических предприятий страны «противоречащей интересам народа, подрубающей под корень основы его благосостояния», а также «грабительской и преступной». О своем отношении к происходящему в социально-экономической и политической сферах Кыргызстана и своем видении перспектив Роза Отунбаева рассказала в интервью «Фергане.Ру».


Роза Отунбаева

- Роза Исаковна, в своем запросе Вы задали премьер-министру много острых вопросов по поводу приватизации стратегических объектов. Получили ответы?

- Нет, не получила. У нас ведь - практика затягивания, бюрократическая машина с трудом перемалывает все. Но в данном случае, надо полагать, услышали меня давно, даже уже есть реакция Усенова – мол, потерпите, социал-демократы, через пять лет поговорим. Им нужно время. Пока в обществе охают да стонут, у них идут «крутые» транзакции. Все последние преобразования носят спонтанный, противоречивый, тупиковый характер. Старики вопрошают: «Что нам теперь - жизнь отдать за коммунальные услуги или сразу переселяться на городское кладбище?» Бакиев перед лицом народного гнева отступил, поручил своему сыну провести ревизию и пообещал наказать тех, кто неправильно подсчитал тарифы. То есть они уже ретируются.

- Вы назвали продажу «Северэлектро» и «Кыргызтелекома» «преступной и грабительской». Почему? Поясните, пожалуйста.

- Я исхожу из того, что эти предприятия являются народным добром. Они созданы поколениями людей, живущих в Кыргызстане. Эти люди еще живы, но они уже в преклонном возрасте, их пенсии мизерны. Продажа общенародных объектов в сомнительные руки отдается в их сердцах нестерпимой болью. Миновало время напористой рыночной прыти, во всем мире после глубокого кризиса идет поворот влево, к социал-демократическому видению общества, формула «государство - плохой собственник» отставлена в сторону. Наши же власть предержащие средь бела дня занимаются жульничеством: купив, точнее, переписав на себя за бесценок стратегические объекты, они тут же перепродают их уже по настоящей рыночной цене в третьи руки. Благо, обзавелись своими банками, консультационными кампаниями, которые рыщут по миру в поисках покупателей.

Стало известно, что тот же «Кыргызтелеком», который только что продали за сорок миллионов долларов, сейчас перепродается международной кампании «Финтур» за цену, в десять раз превышающую эту сумму. Недавно я была в ОБСЕ и предупредила финских парламентариев, что все приватизации, которые сейчас делаются в Кыргызстане, липовые, и все что сегодня «прихватизируется», непременно будет возвращено народу. В этом у нас нет никаких сомнений.

«Северэлектро», оцененное независимой компанией полтора года назад в 137 миллионов долларов, продали всего лишь за три миллиона! В Кыргызстане найдется сотня толковых бизнесменов, которые легко купили бы за эту сумму такой привлекательный объект без никакой нагрузки в виде ТЭЦ, что было всегда условием продажи, а с долгами компании рассчитывались бы из платежей потребителей.

Помню, полгода назад все телеканалы долго крутили сюжет, в котором министр энергетики Ильяс Давыдов целовал металл только что прибывшего рабочего колеса для строящейся ГЭС. Почему же он, как ветеран «Кыргызэнерго», не поцеловал символически хотя бы провод уходящего за копейки «Северэлектро»? 21 тысячу километров линий, что равно половине экватора, составляют только провода компании, а в денежном выражении это не менее 45 миллионов долларов! А сколько там другого дорогого добра...

АО «Чакан ГЭС», купившая «Северэлектро», - киргизского происхождения, здесь она делает деньги, но зарегистрирована на Виргинских островах, ее оффшорный счет вне досягаемости народного контроля. Между тем, по условиям конкурса оффшорные компании исключались из числа покупателей. Глава компании А.Ширшов был тесным компаньоном сына Акаева, власти крепко наживались на деньгах от энергетики по схемам, придуманным этим умным бизнесменом. Об этом знают и сами энергетики, знает вся страна. После маленького незадачливого перерыва в 2005 году Ширшов без заминки вошел в обойму сына Бакиева. Теперь они вместе успешно прокручивают бюджетные деньги на строительстве Камбаратинской ГЭС.

Уверена - настанет час, когда народ предъявит счет за эту стройку, где пока дела идут по мотивам той басни: рабочим-строителям достаются вершки, а нуворишам, папенькиным сыночкам – корнеплоды. Спросят с нынешних руководителей и за засекреченные провалы в строительстве: из-за ошибки при взрыве в декабре 2009 года народные деньги идут на безразмерную насыпь, которой пытаются поднять плотину станции на заданную высоту.

А народу и невдомек, кому в карман он платит по повышенным тарифам! Пенсионеры недоедают, не могут купить необходимую одежду, отказывают себе во всем, боятся лишиться квартиры в случае неуплаты, но последние деньги несут за коммунальные услуги в оффшор новым хозяевам.

Политика Усенова «продай-продай» наводит на мысль: так ли необходима сейчас продажа этих объектов, общественные ли интересы движут нынешними госмужьями?

Возьмите «Кыргызтелеком». В свое время, а тогда и Усенов был депутатом в оппозиции, парламент не разрешал продавать его и за 150 миллионов долларов. Сегодня «Телеком» продали за 40 миллионов. Да только две лицензии на мобильные частоты, которые имеются в Телекоме, стоят в несколько раз больше, не считая всего остального!

Сейчас готовится введение фиксированной наземной поминутной тарификации. То есть, с людей будут, как в по-настоящему рыночных странах, брать плату за каждую минуту связи. Тогда почему же не ввели эту оплату раньше, чтобы не продавать «Телеком»? Почему его продали так задешево? Ответ ясен – делается все это в личных интересах, для благополучия определенных кланов или людей. И коммуникации, и энергетика - это перпетуум мобиле, вечный источник денег для бизнесменов. Такая спешная их продажа за смешные деньги - это продажа интересов народа!

- АО «Чакан ГЭС» мало кому известна, да и складывается впечатление, что мы вряд ли найдем истинных покупателей наших стратегических объектов.

- Мы должны знать, что продавцами наших стратегических объектов являются несколько таких не легитимных образований, как ЦАРИИ [центральное агентство по развитию, инвестициям и инновациям], Фонд развития и их наемные компании, которые жестко привязаны к ним для того, чтобы провернуть эти транзакции. Одна из них - консультационная компания MGN групп, учредителями которой являются граждане других государств - некие Гуревич, Генкин и прочие (беседа с Розой Отунбаевой проходила за несколько дней до известий о том, что Евгений Гуревич сложил с себя полномочия генерального директора MGN Group. – прим. ред.). Они продают наши объекты, они же являются членами совета директоров наших наиболее привлекательных предприятий. Их присутствие во всех операциях наши запуганные Домом правительства ведомства объясняют тем, что у нас нет рыночно-ориентированных специалистов с соответствующим образованием. Но компетентность этих заморских специалистов под большим вопросом. На Западе таких компаний-однодневок никто не знает. Все это попахивает хлестаковщиной в духе недавнего Мельникоффа. Кыргызстанцы, которые закончили Гарвард, Лондонскую школу экономики, для финансовых «ЦАРИИских» операций – лишние глаза и уши, им в этой грязной бизнес-атмосфере не выжить!

Или еще пример. Кыргызстан владеет одним из семи крупнейших золотых рудников мира, это «Кумтор». После очередных переделов и с созданием компании «Центерра» Кыргызстану дали 30 процентов акций и выделили два места в совете директоров. Одно место занимает А.Елисеев, небезызвестный фаворит Семьи, финансово-юридический вундеркинд страны. Второе место, как нам сообщили, занял гражданин Украины. Встает вопрос - с какой стати?! Вопросы золотого запаса - дело всегда исключительной государственной важности. Мы столько обжигались на «Кумторе». Почему же страна доверила свой голос в многомиллиардном проекте безвестному иностранцу? Чье это решение? Кроме законов, которые пока несовершенны и широки, есть еще и национальные чувства, гордость. Кумторский депозит, который является станиной международной канадской золотодобывающей компании, – достояние киргизского народа. Не нашлось достойных, отвечающих требованиям современного горнорудного бизнеса специалистов у нашего народа?!

- Будучи министром иностранных дел, послом в США и Великобритании, Вы участвовали в различных переговорах по привлечению инвестиций и кредитов для развития «Кыргызтелекома». О каких суммах идет речь и кто теперь будет рассчитываться по счетам?

- С самого начала образования Кыргызстана мы все пытались привлечь инвестиции в страну. Телекоммуникации были и остаются наиболее привлекательной сферой, поэтому делалось все, чтобы поднять связь на высокий уровень, войти на равных с передовыми странами в XXI век. В свое время было получено много кредитов и грантов от Мирового Банка, Европейского и Азиатского Банков развития, Исламского банка, а также по линии двусторонней помощи. Государственный долг по привлеченным в этот сектор инвестициям сейчас составляет с процентами около ста миллионов долларов США, ведь кредиты привлекались от имени страны.

Когда раньше разговор шел о приватизации, речь всегда велась об операторе телефонной связи с мировым именем. Новый инвестор должен был выработать стратегию развития «Кыргызтелекома», обучить наших специалистов, повысить уровень услуг, телефонизировать сотни наших сел, наладить спутниковую трансляцию, привлечь дополнительные сотни миллионов долларов. В свое время интерес проявляли «Тюрктелеком», «Сименс», «Нордтелеком», не говоря уже о наших стратегическом партнере «Ростелекоме». А продали каким-то неизвестным компаниям под крышей некоего консорциума, целью которых является не развитие, а только перепродажа. Специально под них правительство приняло несколько постановлений, которое в несколько раз повысит доходность, но этот доход уже будет идти в частный карман. Вот так нас дурят и егорят.

- Вы заявили, что эти стратегические объекты мы все равно вернем. Каким образом?

- Грабительский и антинародный характер этих сделок налицо. Как я уже сказала, там нарушены чисто юридические моменты приватизационного конкурса, в частности, о недопустимости участия оффшорных групп. Новые хозяева даже не удосуживаются правильно все оформлять. Царит правовой нигилизм, потому что они сейчас что хотят, то и делают. Однако народ Кыргызстана - это не быдло, как кому-то хочется в это верить. Народ наш является владельцем всех этих богатств. Это народ строил. Никакого отношения эта кучка нуворишей не имеет к созданию этих предприятий. Народ просто возвратит их себе. Эти сделки с точки зрения закона ничтожны. В мире много таких прецедентов. Международное сообщество нас поддержит. Во многих странах мира проданные таким способом гособъекты были возвращены. К примеру, на Украине «Криворожсталь» забрали у зятя бывшего президента и продали в десятки раз дороже, как и полагается.

- Являются ли конституционными инициированные не так давно поправки в Конституцию?

- 1 сентября, почти сразу после выборов, [Курманбек] Бакиев заявил, что настало время реформировать власть. В конечном счете оказалось, что речь шла о том, чтобы выпрямить вертикаль власти, навеки забетонировать ее в руках бакиевской семьи. Вопрос «зачем надо трогать Конституцию в седьмой раз?» стал риторическим. Фактически сегодня произошел государственный переворот: опираясь на статью 46 Конституции страны, Бакиев узурпировал власть. свел на нет одни структуры, создал другие, вводит механизм преемничества во власти. Нивелировал, размыл исполнительную власть.

Мы видим, что изменения вносятся без оглядки, дерзко. Европейцы говорят, что на пространстве ОБСЕ не было таких прецедентов, чтобы изменения вносились постфактум, так поступают только африканские узурпаторы и латиноамериканские хунты. Ни Назарбаев, ни Каримов, достаточно авторитарные правители, не осмелились ввести институт преемника. Ни тот, ни другой не назначил работать в свое прямое подчинение в одном органе своего ближайшего родственника: иначе воспитаны, другую школу жизни прошли они. В Узбекистане в случае форс-мажора бразды правления передаются Олий Мажлису (парламенту). Назарбаев и вовсе идет по европейскому пути: в час икс временно исполняющим обязанности президента становится спикер парламента. В Казахстане разработана программа «Путь в Европу», здесь английский язык считается третьим рабочим языком. Казахстан является полноправным наблюдателем в Совете Европы, наш сосед в этом году председательствует в ОБСЕ.

Бакиевщина делает с нами, что хочет: со страной обращается как с бизнес-компанией, народные объекты продает-покупает как стройматериалы для собственных нужд. Братьев и сыновей [Курманбек Бакиев] определил кураторами по отраслям и областям, наделил вотчинами управления.

Обсуждение последних президентских поправок и чудаковатых построений в Конституции показали слабую квалификацию и невысокий профессиональный уровень юристов во власти: Белый Дом (так в Киргизии называют ом правительства. - Прим. ред.) - Жогорку Кенеш (парламент) - Конституционный Суд мямлили и лепетали, терялись и делали круглые глаза, брали тайм-аут, ретировались, не могли найти ответов на десятки вопросов, незнание заменяли подобострастным пиететом одной конторы перед другой. Видя такой уровень знаний, дырищу в их образовании, почти невежество, - откровенно стало страшновато за то, кто и как правит страной.

К.Бакиев с ходу отказался от президентского совещания и непривычно легковесно для такого должностного лица согласился создать Госсовет, задача которого собраться однажды и в течение трех дней определить наследника престола. Сравните с Госсоветом России, куда входят 83 субъекта Федерации, которые собираются и решают фундаментальные вопросы государственного значения. В государстве, как я понимаю, важнее всего - обеспечить стабильность страны и легитимность власти, что требует прозрачной и всем понятной, всеми поддерживаемой процедуры замещения органов власти. Однако уже понятно, что народ не согласится с тем, что его как товар, как скот на базаре, переуступают «другим лицам», не спросив его мнения. Очевидно, что предлагаемый вариант - это рецепт как взорвать страну.

Кроме того, они полностью нивелировали функции правительства по Конституции, все притягивается в ЦАРИИ. На самом деле сын Бакиева Максим выполняет роль вице-президента. А судя по тому, что происходит, возможно, и вообще все функции президента. Нам непонятно, кто сейчас принимает решения. Весь государственный аппарат не знает, кому подчиняться, кого слушаться. Произошел тихий переворот. Есть президент, есть вице-президент, а исполнительной власти нет фактически, потому что все, что есть «блестящего», работающего в стране, стянуто в ЦАРИИ и президентский аппарат. Колыхается Усенов, который сам выбрал эту роль «козла отпущения», это корыстный человек, которому, наверное, надо было иметь в биографии эту строку.

- Идеологи нынешней власти заявляют, что европейский и американский тип демократии в Кыргызстане не приживется. В то же время звучат призывы формирования парламента по родоплеменному признаку. Как Вы оцениваете такие возможности?

- Ну так никто в оппозиции и не ратует за то, чтобы все у нас сразу было. Я реалист. Поверьте уж моему жизненному опыту. Мы говорим о том, чтобы страной правил закон, чтобы выборы проводились честно. Разве всего этого у нас не было лет 15-20 назад? Ладно молодежь, но мы ведь хорошо помним эти времена. Не нужно быть Америкой, чтобы жить по закону, чтобы власть подчинялась закону и руководствовалась национальными интересами, а не набивала себе карманы. Это вот Акаевы, а сейчас Бакиевы твердят, что лучше их в нашей варварской стране нет. А их правление и привело к тому, что институты власти перестали работать, не пользуются доверием народа. На сцену начинают выходить кланы и роды в защиту интересов людей, бизнесменов, регионов...

Вопрос нашей государственности встал ребром. Или мы пойдем тем путем, который избрали все состоявшиеся страны, или политическое фиаско одного клана сегодня, дав толчок развитию племенного деления, расколет народ, заложит непреступаемые межи на десятилетия вперед. Вы поезжайте в народ и послушайте все, что говорят сейчас о Бакиеве в Баткене, на Алае, в Атбашы и здесь под Бишкеком. А уж про городское население я молчу. У нынешней власти совершенно нет никаких сторонников, кроме кучки коррупционеров и силовиков, которые знают, чем падение нынешнего режима грозит им лично. Я уверена, что в стране можно восстановить порядок, но для этого всем - от президента до рядового крестьянина - надо жить по закону. Ни больше и не меньше.

- Может, оппозиции стоит принять участие в Курултае Согласия? У Вас бы хоть какая-то трибуна появилась.

- Во-первых, они специально написали, что действующие депутаты не имеют права принимать участие. Во-вторых, полностью исключили роль политических партий. Так что нас никто и не приглашал. Все выдвижения шли за закрытыми дверьми, никого не оповещали. Мы сначала хотели пойти на городской курултай и потребовать, чтобы нас включили, но даже здесь в Бишкеке они умудрились так его провести, что в списки включают только своих людей. Именно власти делят население на «своих» и «чужих». Это они сделали так, что есть те, кто с ними согласен и пресмыкается перед ними, а те, кто не согласен, - вообще не народ. А протестное настроение электората сейчас разрастается. Ведь почему они инициировали этот Курултай? Только потому, что чувствуют свою нелегитимность. Народ просто не признает их за власть. Поэтому им в очередной раз надо устроить шоу. Но это не поможет, наоборот - покажет, насколько эта власть чужда народу.

- Как Вы думаете, если кыргызстанцы выйдут на митинги, правоохранительные органы могут применить оружие для разгона?

- Митинги, безусловно, будут проводиться, и уже начались в Нарыне, в Каракульже, на Алае, в других местах. Много и других инициатив. Пенсионеры сильно поддерживают движение за то, чтобы не платить по новым тарифам, молодежь добивается предоставления реальных и качественных услуг. Юрист Н.Токтакунов подал в суд иск против повышения тарифов. Все это - виды гражданского протеста. Мы будем широко применять весь спектр ненасильственного, мирного сопротивления. И эта волна будет только расти. Сегодня на дворе XXI век и народ Кыргызстана все видит и знает, он будет защищать свое право на достойную жизнь.

В разговорах нынешних правителей, когда они говорят о нашем народе, часто звучит слово «быдло». Но это не так! Мы не будем молча наблюдать, как направо и налево распродают нашу страну.

- Расскажите о мероприятии, которое оппозиция организует 17 марта.

- Это будет настоящее народное собрание, на котором в соответствии с нашими древними законами сможет выступить любой гражданин, а не только предварительно отобранные и проверенные люди. Раз уж власть инициировала широкое празднование пятой годовщины 24 марта, то давайте мы поговорим о том, к чему пришла страна под управлением этой власти. Выполнила ли она те обещания, которые страстно давала в Джалалабаде, Оше и Бишкеке. Мы должны об этом поговорить. 17 марта, хочу напомнить, это еще годовщина Аксыйских событий. На повестке дня четыре вопроса: узурпация власти, политические репрессии, дерзкая приватизация народного имущества, повышение тарифов. По результатам курултая будут приняты конкретные решения и определен план действий.

Никто не говорит о том, чтобы завтра просто взять и заменить нынешних власть имущих на других людей. Вопрос не в этом! Мы уже видим, что власть зашевелилась после того, как народ стал активнее выступать. Но мы обозначим определенные границы, которые никому никогда не позволим преступить. Речь идет о суверенитете народа Кыргызстана и его праве на государственную собственность. Речь идет о свободе жить и творить на собственной земле, под защитой закона, не боясь каких-то нуворишей и новоявленных царей. Много веков наш народ боролся за свою свободу. Те, кто думает, что мы легко уступим и сдадим свободу и права, глубоко ошибаются.

Интервью подготовила Аида Тастанова