18 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Долой учебники. Реально ли детям мигрантов получить нормальное образование в российских школах

В образовательном центре для детей-мигрантов в Воронеже. Фото с сайта Cchgeu.ru

В Москве прошел IV Семинар по интеграции и обучению детей с опытом миграции. Сейчас учителя и некоторые представители Министерства просвещения стали признавать, что дети иностранных граждан все-таки нуждаются в особенных образовательных подходах. В школах страны создаются не только дополнительные курсы для детей, но и проводится работа с родителями. Тем не менее, проблем по-прежнему много: от неподготовленности учителей до негибкой в целом системы российского образования, которая не дает возможности полноценно обучать детей-инофонов.

Организатор IV Семинара по интеграции и обучению детей с опытом миграции Анна Тер-Саакова открыла мероприятие следующими словами:

– Сегодня мы обсудим то, что только начинает развиваться в России и уже несколько лет развивается в странах Европы.

Речь шла об учебных методиках, которые применяют в общеобразовательных школах для обучения детей-иностранцев.

Детей много, а опыта не хватает

Директора школ Томска, Новосибирска, Екатеринбурга и Московской области, представители управлений образования, представители некоммерческих проектов и академического сообщества – всего около 80 человек – собрались, чтобы поделиться опытом работы преподавания у детей-мигрантов. Число таких детей в российских школах с каждым годом увеличивается, так что этот опыт сейчас чрезвычайно востребован.

Организаторами мероприятия выступили интеграционный центр «Такие же дети» и Oxfam.

Выяснилось, что основные проблемы в обучении детей-мигрантов примерно везде одни и те же. Причины возникновения этих проблем – в языковом барьере, слабом контроле со стороны родителей, низкой посещаемости занятий, некачественной подготовке домашних занятий.


Организатор семинара Анна Тер-Саакова. Фото с сайта Rhm.agency

Эксперты также отметили особенную важность работы с родителями. Именно родители должны стать помощниками школы и донести до детей, что надо учиться, потому что только качественное образование позволит им рассчитывать на хорошие перспективы в будущем.

Куратор проекта «Перелетные дети» Федор Бажанов полагает, что три формы работы с детьми мигрантов помогут создать благоприятные условия для их вхождения в русскую образовательную систему.

Первая форма – так называемые международные классы. В них дети мигрантов занимаются отдельно. При лицее «Ковчег-XXI» работают уже два таких класса: младший, где учатся дети с 7 до 11 лет, и старший – с учениками от 12 до 18 лет.

– Основная идея международного класса – в том, что мы делаем упор на русский язык, преподаванию которого отводится 15 часов в неделю. Мы работаем в трех направлениях – русский устный, чтение и грамматика. На остальные предметы – такие, как танцы, театральный кружок, физкультура – дети ходят со своими классами по возрасту. Так мы решаем проблему социальной адаптации. Если ребенок делает успехи в образовании, то он начинает посещать большее количество предметов в том классе, в котором должен учиться по возрасту, – рассказал Бажанов.

Вторая форма работы – курсы русского языка при школах для тех детей, которых в школы приняли, но язык они знают все-таки недостаточно. Уже 17 языковых групп открылись в пяти школах Красногорского района при финансовой поддержке лицея «Ковчег-XXI» и администрации района. Бажанов сказал, что они собираются сделать такие курсы частью целого большого движения: в ближайшее время еще 20 подобных курсов планируется открыть по всей России (заявку на открытие класса можно отправить на адрес Pereletnie.covcheg@yandex.ru).

Третья форма работы предполагает проведение вебинаров, которые смогут охватить всех детей мигрантов, желающих присоединиться к этой системе обучения.

У нас бы такого уволили

Для того чтобы подобные курсы и классы заработали в государственных школах, нужна поддержка местных подразделений Министерства образования. Так, например, систему обучения детей мигрантов в Красногорске наладили с помощью замначальника управления образования Красногорского района Анжелы Сперанской.

– Округ Красногорск – это строящийся район, поэтому люди приезжают работать к нам на стройки. Они не всегда нацелены оставаться тут на длительный срок, и это главное отличие мигрантов в России от стран Европы – туда они приезжают надолго. Иногда такая «временность» сказывается на мотивации к учебе, – отметила Сперанская.


Выступление Анжелы Сперанской. Фото Екатерины Иващенко, “Фергана”

По ее данным, в районе находится 33 школы, где обучаются 29 тысяч учеников. В этих школах учится 1748 детей, для которых русский язык – неродной, что составляет 6% от всего количества школьников. Основное число таких детей приходится на начальную (928 детей) и основную (721 учеников) школы, в старших классах обучается лишь 99 детей. Примерно такое же распределение наблюдается и в других школах страны. Это связано с тем, что мигранты в основном привозят с собой детей младшего и среднего школьного возраста. Правда, не все эти дети нуждаются в дополнительных уроках русского, некоторые владеют языком на вполне приличном уровне. Так, сейчас в Красногорском районе в систему дополнительного образования по русскому языку включены 187 детей мигрантов.

Приходя в школу, все дети проходят тестирование на знание русского языка, после чего их распределяют по классам. При этом первые полгода детям-мигрантам в Красногорске не выставляют официальные оценки – сделано это для того, чтобы они без лишних волнений адаптировались к новой системе образования. Спустя некоторое время ученики овладевают русским в достаточной мере, и уже тогда им начинают выставлять оценки.

Предложенная «Перелетными детьми» схема вовлечения приезжих школьников в российскую систему образования является максимально комфортной. Но проблема в том, что далеко не все муниципалитеты готовы помогать мигрантам, как это делает, например, Сперанская. Кроме того, государственные школы – заложники бюрократической системы и не могут в полной мере реализовать предложенные модели работы, даже если и хотят.

Учителя и директора школ на семинаре дружно говорили о том, что в муниципальных школах они стеснены определенными рамками. Рамки эти гораздо жестче, чем, например, у их коллег в Европе. Российские учителя рассказывали, что во время их поездок в Европу знакомились с директорами местных учебных заведений. Так вот, директор одной из школ, в которой 90% были детьми мигрантов, гордился, что 25% его подопечных способны сдать экзамены.

– У нас бы такого директора уволили, – говорили школьные работники. – Для нас это очень низкий показатель.

Педагоги также говорили о том, как мешает им система рейтинга школ. И действительно, это серьезная проблема. Дело в том, что детям мигрантов могут отказывать в приеме в учебное заведение хотя бы потому, что их неуспеваемость скажется на общем рейтинге школы.

Но, несмотря ни на что, в отдельных школах страны уже ищут подходы к образованию детей мигрантов. Там стали создавать классы для дополнительных занятий по русскому языку, учить детей по индивидуальному плану, а некоторые уроки для лучшего усвоения программы уже проводят в меньших, чем обычно, группах.

Только мозги засоряют

Работа с родителями, конечно, очень важна, но не менее важно работать с педагогами. Директора школ рассказали, что далеко не все учителя хотят учить детей мигрантов, да и не все педагоги владеют методиками обучения таких детей. Эксперты говорили, что сегодня для обучения детей-иностранцев недостаточно стандартного филологического образования. Педагогу нужно пройти курсы – и не просто преподавания русского: он должен знать, как преподавать русский язык иностранным детям.


Дети мигрантов в подмосковном колледже. Фото Екатерины Иващенко, “Фергана”

– Наши учителя привыкли к советской системе обучения детей – по учебникам. Однако опыт показывает, что по учебникам детей-иностранцев русскому языку не обучишь, – сказал в интервью «Фергане» Глеб Дагаев, бывший директор одной из школ Екатеринбурга, который уже два года занимается обучением детей мигрантов. – При обучении русскому как иностранному важны игровые и театральные формы обучения. Наши же учителя заставляют детей «долбить» русский язык, тем самым еще больше засоряя их мозги. Самая лучшая форма обучения – игровая и коммуникационная, она позволяет подтянуть к необходимому уровню детей разного возраста и с разным пониманием языка.

Вопрос о принципах обучения детей мигрантов Дагаев и его команда поднимали уже в 2016 году, когда обсуждать вслух эту проблему никто не хотел. Спустя всего пару лет эта проблема не только вышло в поле публичного обсуждения, но на ее решение даже стали выделять государственные деньги. Теперь своим опытом обучения детей мигрантов Дагаев делится с другими педагогами. Только в Екатеринбурге по его системе эффективных технологий преподавания в школе русского как неродного было обучено 300 учителей.

Европа нам поможет

О проблеме сертификации преподавателей для детей-иностранцев отдельно говорили эксперты из Европы.

– Для работы с учителями мы используем различные подходы. Это может быть сопровождение преподавателя на его рабочем месте. Другой вариант – специальные групповые курсы для учителей. Есть также возможность получения методического материала или обмена опытом онлайн прямо на нашем сайте, – рассказала руководитель проектов в Академическом центре обучения новоприбывших детей (CASNAV) французского города Кретей Валери Гурле. В Россию ее пригласило агентство MediaOst Events und Kommunikation GmbH в рамках программы No border integration («Интеграция без барьеров»).

Программа дополнительной помощи детям иностранцев во Франции, как правило, рассчитана на один год. При этом все дети – и местные, и приезжие – учатся вместе, но уроки французского получают в отдельных классах.

– Таким образом мы сочетаем инклюзивное обучение и компенсируем потребности детей в изучении французского языка, – говорит Гурле. – Детей-иностранцев надо обучать вместе с местными. В этом случае специализированное образование и обучение в обычных классах дополняют друг друга. Инклюзивный подход поможет лучше понять сверстников, социальные коды новой страны в целом, а также использовать знания, полученные на уроках французского, в прямом общении со сверстниками. Кроме того, дети-иностранцы могут быть более одарены в других сферах (например, в спорте, английском языке или театральном искусстве), и делиться своими знаниями со своими сверстниками.

Валери Гурле также рассказала, что обучать приехавших в страну детей французскому языку могут индивидуально, а также в маленьких или больших группах. При этом важно, что преподаватели – не просто учителя французского, но и координаторы, которые контролируют процесс учебы.


Участники семинара. Фото Екатерины Иващенко, “Фергана”

Работают во Франции и с родителями. Во-первых, они изучают французский язык. Кроме того, их знакомят с устройством французского общества и системой образования. Это помогает родителям не только легче войти в жизнь новой страны, но и помочь своим детям в обучении.

* * *

Завершая семинар, его организатор Анна Тер-Саакова сказала о важности того, что в России появилось сообщество, в котором участвуют представители НКО, формального и неформального образования, и в рамках которого не только устраиваются дискуссии, но и разрабатываются новые подходы для работы с детьми мигрантов.

– Представители школ и региональных управлений образования уже понимают, что сейчас, пока в школах детей мигрантов не так много, схему работы с ними опробовать легче. Поездки учителей и представителей Минпросвещения в Европу способствуют тому, что иностранные практики начали применяться и в России. Я вижу конкретные проекты, которые зародились во время предыдущих семинаров. По итогам семинара организаторы и участники проанализировали свой опыт и пришли к выводу, что необходимо около раза в год собираться на подобные «объединяющие» мероприятия, а также регулярно «сверять часы» – в том числе, возможно, и в формате онлайн-мероприятий, – заключила Анна Тер-Саакова.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»