16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Жители узбекского анклава Шахимардан бедствуют в отсутствие туристов и паломников

Публикация материалов об узбекском анклаве Шахимардан, подготовленных в рамках совместного исследования ИА "Фергана.Ру" и "Центральноазиатского информационного центра", продолжается. Сегодня мы предоставляем слово бывшему жителю Шахимардана - студенту, живущему в Ташкенте. Молодой человек, пожелавший остаться не известным широкой публике, недавно переехал на учебу в столицу Узбекистана. В Шахимардане остались его родители, родственники, друзья. Перед нами - не красивый журналистский текст и не сухие результаты полевых исследований московского ученого. Улугбек (назовем его так) говорит о своем родном городке и о наболевших проблемах, как они есть. Мы публикуем его рассказ с незначительной редакторской правкой.

* * *

На сегодняшний день в Шахимардане и в [близлежащем поселке] Ёрдане живёт около 5400 человек. Информация о том, что здесь когда-то жили таджики - вовсе неправильная. И сейчас ни одного таджика не существует в Шахимардане. Я могу вам сказать, что таджики сейчас живут в Ферганском районе в таких местах как Аввал, Каптархона, Логон, Чимён. То есть, в тех, которые близко находятся к Вуадилю (Вуадиль или Водил - городок в двадцати пяти километрах от Шахимардана, находящийся на "материковой" территории Узбекистана. - Прим. ред.).

Шахимарданцы отличаются от других жителей долины простотой, правдивостью, гостеприимством и немного "диким" характером. Они считают себя потомками [племянника Пророка Мухаммада] Хазрата Али, и имеют сильную уверенность, что дух Хазрата Али их везде поддерживает.

На сегодняшний день можно сказать, что Шахимардан становится все больше и больше отделенным куском Узбекистана от внешнего мира. Этому способствует все большее давление в пограничной зоне со стороны киргизских, а также узбекских пограничных войск.

Гостей, проезжающих на отдых в эту зону, очень мучают на границе. Нужно сказать: не только гостям, но даже жителям трудно пройти через границу. Действует усиленный паспортный режим. На данный момент существует семь "гаишных" и пограничных постов, начиная с городка Вуадыль, на протяжении двадцати километров. В последние годы число постов все увеличивается.

До 1998 года, до разрушения Шахимардана сильным наводнением и селем сюда можно было легко пройти через границу Киргизии: не существовало каких-то барьеров при проезде. И каждый год, начиная с весенних месяцев, начинался поток гостей из разных мест Узбекистана. И в разгар лета в Шахимардане практически не оставалось свободных мест, даже все жилые дома заполнялись гостями. И даже жители киргизского городка Кадамжая, находящегося на дорогое в Шахимардан, тоже жили за счёт этих гостей.

Говорят, в те времена Шахимардан посещали каждый год больше миллиона людей. Но после большого наводнения в июле 1998 года, которое унесло жизни нескольких сот человек и принесло жителям Шахимардана нищету, это место практически оказалось мёртвой частью Узбекистана. В течение трех-четырех первых лет после трагедии очень мало людей приезжало на отдых в эти места. И лишь теперь постепенно люди забывают те ужасные случаи и привыкают посещать Шахимардан, как в старые времена. Но сегодня возникла другая проблема: появились большие барьеры в приграничной части пути.

Сейчас от каждого гостя с узбекской стороны киргизские пограничники требуют визу. Но это очень неудобно, поскольку никто не хочет за один разовый проезд на отдых оформлять визовые документы. И из-за этого в каждом посте берут взятки. Если гость пришёл издалека, начальная ставка за одного человека - от 2000 до 50000 сумов (2$-50$). На данный момент машины с номерами других областей Узбекистана, особенно ташкентские, просто не пускают через границу, если они не заплатят 50 долларов за один день пребывания в анклаве. У многих гостей отбирают все документы или машину без каких-то особенных причин. Таким образом, приезжающие паломники и желающие отдохнуть на природе измучиваются до небывалого. Их часто не пускают в Шахимардан и отправляют назад.

Мучения для гостей начинаются с пограничной зоны Узбекистана. Узбекские пограничники тоже жестоко обращаются со своими согражданами и у каждого берут большие взятки. И если кто-то приехал на своей машине, например, из Бухары - ему эта двадцатикилометровая дорога обходится минимум в 60-80$. И из за этого человек, один раз прибывший в Шахимардан с хорошими намерениями, уходит с презрением и больше не возвращается в эти места.

Данный момент ситуация ещё более ужесточается. Киргизы всё больше и больше злоупотребляют гостями и туристами. Даже местные жители не могут переносить какие-то им нужные грузы (товары) через эту границу и из-за этого цены в Шахимардане очень-очень высоки. И дорожно-транспортное движение стоит очень дорого. Но до сегодняшнего дня, зная об этих проблемах, узбекские власти не обращают внимания на мучения своих сограждан, и не видно каких то переговоров с киргизскими властями. Наоборот, они тоже, злоупотребляя, каждое лето объявляют без никаких причин карантин, и всех гостей насильно вывозят из Шахимардана и закрывают дорогу.

Эти проблемы не позволяют осуществляться другим хорошим планам. Международные фонды и организации, зная текущую тяжёлую обстановку в Шахимардане, хотят тоже сами помочь, но в итоге отказываются помогать из-за существующего барьера в границе. Зная прекрасную природу Шахимардана, Германия хотела создать в анклаве совместный туристический центр. И даже они выделили для начала 260000$ [на работы] по осуществлению данного проекта. И ещё троих местных специалистов обучали в Германии в течение трех месяцев, потратив на них кучу денег. Но, узнав реальное пограничное положение, они отказались довести дело до конца.

Из-за этих причин год за годом уменьшается поток гостей в это прекрасное местечко Узбекистана. И жизнь в этом местечке становится всё хуже и хуже. Потому что экономика данного региона зависит от приходящихся сюда туристов и гостей.

По причине, что в последние годы в Шахимардане негде заработать деньги (исключая услуги гостям), многие активные члены населения уходят на заработки в другие места, где более развита экономика. Например, в данный момент из Шахимардана в Россию ушли на заработки более 120 человек, и ещё больше людей работает в Ташкенте и области, а несколько семей, у кого была возможность, переехали в город Фергану.

До наводнения 1998 года жители городка, можно сказать, наслаждались жизнью, потому что они летом очень достаточно зарабатывали и откладывали на зиму. Но после данной трагедии сложился очень трудный период в жизни населения городка. Сель разрушил много работающих учреждений (несколько зон отдыха, лагерей, мраморный завод Ярдана, очень много дач и др.), и из-за этого иссяк поток гостей, приезжающих в этот городок.

В Шахимардане нет никакого производственного или другого типа работ. В основном, жители занимаются животноводством. Сегодня на территории Шахимардана находится только одно работающее учреждение – реабилитационный санаторий, предназначенный для астматиков, больных легочными заболеваниями, под названием «Мать и Дитя» где работают около ста пятидесяти жителей Шахимардана. И ещё существует очень много дачных зон, принадлежащих различным предприятиям Ферганской области, там тоже они подрабатывают, встречая гостей, или охраняют, пока нет хозяина.

Но, в основном, жители Шахимардана заняты летом продажей всяких вещей для туристов и гостей. Почти каждая семья имеет свою лавочную точку. Этот бизнес работает только летом, в течение четырех месяцев. Они этот период называют «сезоном». И это происходит тогда, когда летом гостей много. Но в последнее время объём гостей становится всё меньше и меньше по вышеуказанным причинам, а, начиная с сентября, этому бизнесу приходит конец, потому что некому покупать эти вещи. Раньше этот период длился до самой зимы, а сейчас даже в самом разгаре лета дела идут не так уж активно. И поэтому я говорю, из-за создавшихся пограничных барьеров население Шахимардана всё больше и больше нищает и страдает. Параллельно жители киргизского городка Кадамжая живут в критическом состоянии.

- Все материалы специального проекта агентства "Фергана.Ру" о Шахимардане