22 Июль 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Киргизия: Женщину, родившую ребенка в наручниках, пытаются превратить в орудие против правозащитника

27.03.2007 21:41 msk, Абдумомун Мамараимов (Джалалабад)

Кыргызстан Права человека

Молодую женщину Зулхумор Тохтаназарову, о трагической судьбе которой в свое время сообщала «Фергана.Ру» и ряд других международных информационных сайтов, правоохранительные органы Киргизии пытаются превратить в «орудие» против правозащитника Азимжана Аскарова, который и предал огласке факты о применении пыток в отношении этой женщины. Об этом на состоявшейся на днях пресс-конференции в Джалалабаде заявил сам правозащитник.

По словам Азимжана Аскарова, руководителя правозащитной организации «Воздух» Базаркоргонского района Джалалабадской области, за прошедшие несколько лет ему и другим правозащитникам области так и не удалось добиться справедливости, а именно - наказания следователей, по вине которых была сломана судьба молодой девушки, страдающей теперь, ко всему прочему, и серьезным психическим расстройством. Наоборот, теперь следователь Базаркоргонского районного отдела внутренних дел (РОВД) Максат Жаманкулов, который вел дело Тохтаназаровой, добивается наказания правозащитника, пытаясь при этом получить от девушки отказ от своих прежних показаний. Жаманкулов подал на правозащитника в суд за написанную им статью «Горбатого могила исправит», которая была опубликована в бюллетене «Право для всех». Учредителем бюллетеня является правозащитная организация «Справедливость».

В этой статье Азимжан Аскаров рассказывал о судьбе Зулхумор Тохтаназаровой, которая в течение семи месяцев содержалась в изоляторе временного содержания (ИВС) по обвинению в краже стираного белья. За это время, как об этом писала и «Фергана.Ру», сотрудники милиции всячески насиловали ее, периодически оставляли ее за определенную плату на ночь в мужской камере. Забеременевшую женщину отвезли в роддом в последнюю минуту, где она родила ребенка… в наручниках, привязанная к кровати и под наблюдением милиционера. На следующий день недоношенный ребенок женщины, которая в период беременности содержалась в сырой камере и питалась только хлебом и кипяченой водой, умер. А Тохтаназарову снова бросили в камеру ИВС, как опасную преступницу.

Слова Аскарова полностью подтвердила и сама Зулхумор Тохтаназарова, принявшая участие в пресс-конференции, прошедшей в Джалалабаде. Она была выпущена на свободу только после вмешательства правозащитников. Затем суд приговорил ее к одному году лишения свободы условно. Но, как сообщают правозащитники, милиционеры, обращавшиеся с подследственной так жестоко, остались безнаказанными. Это не устроило Азимжана Аскарова, который и взялся за восстановление справедливости, обращаясь в различные инстанции и публикуя статьи в СМИ. Однако, по словам самого правозащитника, вместо поддержки и понимания со стороны органов прокуратуры, которые призваны надзирать за правильностью исполнения законов, он сталкивается с давлением с их стороны.

9 сентября 2005 года милиционеры снова задержали Зулхумор Тохтаназарову и поместили в ИВС, где без санкции прокурора она пробыла целую неделю, хотя по закону это время должно было быть ограничено тремя днями. «Она подвергалась пыткам, - пишет Аскаров в своей статье, ссылаясь на заявление пострадавшей, - следователь оскорблял ее, втыкал иглу под ее ногти, чтобы она призналась во вменяемой ей вине, угрожал облить ее горячей водой». «Женщина не могла написать заявление, так как ее пальцы не могли держать ручку», - констатирует правозащитник. В статье сообщается, что по этому факту правозащитник обратился в районную прокуратуру, но ответа оттуда так и не дождался.

Однако позже, когда сообщения о фактах пыток в отношении Зулхумор Тохтаназаровой появились в Интернете, этим вопросом, по словам прокурора Базаркоргонского района Расула Умарова, занимались и на уровне Генеральной прокуратуры Киргизии. Было даже постановление бывшего премьер-министра Феликса Кулова о необходимости проверки этих сообщений на информационных сайтах. «Но факты, изложенные в статье, в ходе расследования не подтвердились, - говорит прокурор района. – Затем оно было прекращено за отсутствием события».

Прокурор отметил, что автору вышеуказанной статьи, правозащитнику Азимжану Аскарову был дан официальный ответ о принятом прокуратурой решении. «Раз факты, изложенные в той статье, не подтвердились, значит, повод для возбуждения уголовного дела был, - констатирует Расул Умаров. – Сейчас вроде стороны судятся и не надо в этом деле муссировать какие-то мнения, создавать ажиотаж вокруг него».

Правозащитники отмечают, что следователь Максат Жаманкулов, который вел дело Тохтаназаровой, подал иск несмотря на то, что в названной статье не упоминаются ни его имя, ни имена других сотрудников РОВД. Когда дело передали в районный суд, Азимжан Аскаров выказал ему свое недоверие. После этого дело передали в суд соседнего Ноокенского района. Однако, как выяснилось, тамошняя судья Шааркан Абдуллаева тоже некогда была «героиней» одной из критических публикаций правозащитника. Кроме того, истец и судья оказались выходцами из одного района, что в случае с гражданами Киргизии играет немаловажную роль, утверждает правозащитник. В конце концов, Азимжан Аскаров выказал недоверие всей судебной системе области.

По словам правозащитников, Аскаров является постоянным автором бюллетеня «Право для всех», в котором регулярно печатаются критические статьи о работе правоохранительных органов и судебной системы Джалалабадской области. Поэтому адвокат правозащитника обратился в суд с ходатайством «направить дело в Верховный суд для передачи его в последующем в суд другой области». Хотя отвод правозащитника всем судьям области был принят, председатель Ноокенского райсуда Таалай Найманбаев не направил дело в вышестоящую инстанцию, взял его в свое производство и назначил слушание на 29 декабря 2006 года. Однако вскоре вынужден был прекратить дело по ходатайству адвоката Таира Асанова и согласно Уголовно-процессуального кодекса страны из-за двукратной неявки истца на заседание суда.

После этого, по словам Азимжана Аскарова, начались «непонятные процессы». Истец Максат Жаманкулов обращается в областной суд, после чего областная инстанция суда снова возвращает дело в Ноокенский район. Несмотря на возражения Аскарова, суд все же состоялся, но дело было рассмотрено без участия обвиняемого. Оглашение приговора по этому делу дважды переносилось. При этом, как заявил Аскаров корреспонденту ИА «Фергана.Ру», 24 марта 2007 года, откладывая время оглашение своего решения во второй раз, районный судья сказал ему, «чтобы он сам назвал любую дату и суд огласит свой вердикт».

В областном суде подтвердили факт отмены решения Ноокенского районного суда о прекращении уголовного дела против правозащитника. Как следует из определения областного суда, в первый раз истец Жаманкулов не явился в суд «из-за загруженности на работе и попросил суд перенести рассмотрение дела на другой срок». Во второй раз Максат Жаманкулов «приехал в суд в 12.30, когда судьи были на обеде». В своем заявлении истец утверждал, что «когда он вернулся в суд после обеда, там ему сказали, что дело уже сокращено».

8 февраля 2007 года областной суд отправил дело обратно в Ноокенский районный суд. Как сказал председатель областного суда Рыспек Шукуралиев, ничего крамольного в решении областного суда нет и решение принято в рамках закона. Комментируя заявление правозащитника об оказании недоверия судебной системе области, Рыспек Шукуралиев сказал, что нет основания не доверять всем судьям области, «так как многие из них добросовестно выполняют свои обязанности». «Допустим, мы передадим дело в другую область, потом окажут недоверие и тамошним судьям. И что, вот так и будем мотаться по республике? - задается вопросом судья в беседе с корреспондентом ИА «Фергана.Ру». – Ну, я, например, не знаю этого правозащитника, почему он не может доверять мне?»

По мнению правозащитника, в возобновлении уже сокращенного дела заинтересованы органы прокуратуры, которым тоже достается от его деятельности. «Таким образом, правоохранительные органы хотят держать правозащитников на коротком поводке, так как в последнее время участились преследования правозащитников и журналистов», - считает Азимжан Аскаров.

На это косвенно указывают и слова адвоката правозащитника Таира Асанова. «Во время расследования этого дела я встречался со многими руководителями правоохранительных органов области и пришел к выводу, что Азимжан Аскаров стал для этой системы костью в горле», - сказал адвокат Асанов, выступая перед журналистами. – Один из руководителей органов прокуратуры заявил, что «если по результатам расследования они не смогут доказать, что к Тохтаназаровой были применены пытки, то они посадят Аскарова». В интересах дела адвокат не стал называть имени этого руководителя.

Азимжан Аскаров утверждает, что правоохранительные органы теперь пытаются использовать Зулхумор Тохтаназарову, чтобы опровергнуть факты, изложенные в вышеупомянутой статье и обвинить правозащитника в клевете. По словам Аскарова, после того, как следователи путем угроз и обмана не смогли добиться у Зулхумор показаний против него, те даже попытались уничтожить ее физически. «Они дважды попытались сбить ее машиной, но, к счастью, это им не удалось, - говорит правозащитник. – Она мой единственный свидетель, которая не отказывается от своих показаний, на основе которых я написал статью. Я сейчас берегу ее как своего дитя, прося не выходить на улицу. Если нам необходимо куда-то ехать, я лично забираю ее из дома и снова доставляю на машине обратно».

Между тем, как заявил правозащитник, страдают и граждане, которые помогают ему в его работе. Эти слова подтвердил корреспонденту ИА «Фергана.Ру» Зокиржон Жураев. По его словам, его сына сотрудники милиции дважды необоснованно обвинили в мошенничестве и уже девять месяцев держат под стражей. «Моя вина в том, что я открыто говорил правду о безобразиях, которые творятся в нашей милиции, помогал правозащитнику, - говорит Жураев. – Не выдержав мучений во время следствия, мой сын признался в том, чего не делал. Его осудили даже после того, как пострадавшая женщина, у которой вымогали деньги, не раз заявляла, что деньги у нее вымогал другой человек, а моего сына она никогда не знала».

В одной из статей А.Аскарова говорится, что с 1997 по 2004 года в стенах ИВС Базаркоргонского РОВД погибло пять человек. Во всех случаях следствие приходило к одинаковому выводу – задержанный, мол, повесился с помощью футболки или майки. Но это, по словам правозащитника, сложная тема, в раскрытии которой, кроме правозащитников, не заинтересован никто.

В то же время, как считает председатель Совета правозащитной организации «Справедливость» Валентина Гриценко, про Базаркоргонский РОВД много пишется «не потому, что там работают одни садисты, а потому, что в районе работает непримиримый правозащитник Азимжан Аскаров, который подает огласке эти факты». «К сожалению, отношение властей, в том числе и прокуратуры, которая должна была бы быть нашим постоянным партнером и использовать нас в качестве помощников, к вопросам пыток никак не меняется, - говорит Валентина Гриценко. – А пока не изменится в этом вопросе позиция прокуратуры, то никаких положительных изменений в этом вопросе ожидать не приходится».

Надо сказать, что тема применения пыток в правоохранительных органах Киргизии не является «закрытой». Однако, как отмечают правозащитники, открытые публикации в прессе о фактах применения недозволенных методов ведения следствия практически не влияют на ситуацию в этой сфере. А правозащитники, предающие огласке эти факты, подвергаются преследованиям со стороны правоохранительных органов. «Сажать невиновных людей для них стало нормой, – отмечает с грустью Аскаров. - Пока там наведут порядок, они могут убрать не одного такого человека, как я».

Год назад «Фергана.Ру» писала о миллионном иске сотрудника УВД Джалалабадской области, подполковника милиции Али Магеева против правозащитников области, обвинивших его в унижении и оскорблении беременной женщины, у которой в результате, по ее утверждению, чуть не случился выкидыш. Судебный процесс по иску подполковника милиции был остановлен в связи с родами Наргизы Турдиевой, которую правозащитники представляют как потерпевшую, а офицер милиции обвиняет в клевете. Ребенку Турдиевой уже почти год, однако, судебный процесс по этому делу пока еще не возобновлен.






  • РЕКЛАМА