14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Казахстан: В Алма-Ате вынесены приговоры десяти членам «Джамаата мухаджиров»

02.07.2007 16:13 msk, Ринат Сайдуллин

Казахстан Терроризм

В Алма-Ате тихо и почти незаметно завершился процесс, который изначально грозил стать одним из самых шумных в новейшей истории Казахстана. На скамье подсудимых оказались десять человек, уйгуров по национальности, которые обвинялись в создании террористической группировки и подготовке взрывов в центре бывшей казахстанской столицы.

В апреле 2006 года, в дни проведения Второго Евразийского медиафорума (помпезного детища Дариги Назарбаевой – старшей дочери президента), Комитет национальной безопасности Казахстана (КНБ) выступил с сообщением, что в Алма-Ате была предотвращена серия терактов, бывших намеченными на это время. Злоумышленники, о которых ничего не сообщалось, якобы собирались взорвать здания КНБ, городского управления внутренних дел и финансовой полиции. Надо отметить, что успешная операция против террористов оказалась как нельзя кстати: в те дни набирал обороты скандал по поводу того, что сотрудники КНБ были обвинены в похищении и убийстве оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбаева.

Сообщение о предотвращении террористических акций появилось на сайте Комитета национальной безопасности и затем было растиражировано рядом изданий. Однако спустя три-четыре дня эта информация с сайта КНБ почему-то исчезла.

Между тем, стали известны некоторые подробности этого дела. Изначально в качестве подозреваемых были задержаны около сорока человек – все из числа этнических уйгуров. Некоторых отпустили в связи с их невиновностью, и они сразу обратились в правозащитную организацию. По их словам, основными доказательствами обвинения комитетчиков в принадлежности к террористической организации послужили найденные у многих из них листки бумаги с примитивной схемой расположения зданий КНБ, ГУВД и финполиции, а также листовки с призывами объявить «джихад» (войну за веру. – Ред.) русским и евреям. «Даже если бы я принадлежал к экстремистам, зачем объявлять джихад русским или евреям, против которых я ничего не имею?» – объяснял один из предполагаемых экстремистов, бизнесмен среднего уровня, который был отпущен практически сразу после задержания. – «В крайнем случае, у меня могли бы быть претензии к Китаю».

Действительно, в Казахстан и Кыргызстан нередко проникают беженцы из Синьцзянь-Уйгурского автономного района Китая, в котором уйгурское население борется против политики притеснения, и нередко борьба принимает крайние формы. Официальный Китай требует от Казахстана выдачи тех, кого подозревает в принадлежности к повстанческим организациям. Иногда казахстанским властям удается в обход Международного пакта о беженцах выдавать Китаю лиц, ищущих здесь убежища. К примеру, год назад двое уйгуров китайского происхождения просто исчезли из Казахстана, и их родственники, проживающие здесь, уверены, что они были похищены и тайно депортированы, поскольку их дела находились на рассмотрении Верховного комиссара ООН по делам беженцев. С другой стороны, члены уйгурских организаций из Китая совершают нападения на китайских граждан и организуют их похищения на территории среднеазиатских республик, что тоже не может беспокоить правительства этих стран.

Что касается последнего дела о террористической группе, то по нему возникает немало вопросов. Известно, что из сорока подозреваемых сотрудники КНБ остановились изначально на десятерых, которых обвинили в создании группировки «Джамаат мухаджиров» («Общество переселенцев». Мухаджирами называют жителей Мекки, отправившихся за пророком Мухаммедом в изгнание. – Ред.) и подготовке терактов. Двое из тех десяти – граждане Китая Вофур и Илимахунов - уже давно были на примете у правоохранительных органов Казахстана. Следствие доказало, что в 2001 году ими вместе с шестеркой сообщников в Алма-Ате были похищены два гражданина Китая и один гражданин Индии с целью получения выкупа. Однако что-то пошло не так и похищенные были убиты, выкуп не был получен. Вофур и Илимахунов успели бежать в Пакистан, где примкнули к запрещенной в Казахстане «Исламской партии Туркестана», а их сообщники оказались в тюрьме. Обоим сбежавшим удавалось поддерживать связи с заключенными соратниками и вербовать новых членов, используя мобильные телефоны и Интернет.

По версии КНБ, будучи в Пакистане, они планировали новые нападения, а также способствовали выезду троих человек вместе с семьями в Вазиристан – неподконтрольную властям Пакистана «зону племен» - для обучения в тренировочном лагере террористов. Однако властям Пакистана удалось задержать Илимахунова и Вафура и выдать их Казахстану. Таким образом, они оказались среди десяти подсудимых. Однако если в отношении граждан Китая все более-менее ясно, то степень наказания остальных восьмерых «террористов» может оказаться несоразмерной степени их вины.

Процесс был открытым и длился почти год. Интересно, что к нему не проявило интереса ни одно местное средство массовой информации, за исключением радио «Азаттык» (Свобода) и сотрудника одной правозащитной организации. Третье слушание было закрыто… по просьбе родственников подсудимых, из-за чего имеющаяся информация носит достаточно ограниченный характер. В конце концов, организаторы группы получили (с учетом былых преступлений) 22 и 25 лет лишения свободы, остальные – от трех до одиннадцати лет. В одном случае обвиняемому вменялись призывы к национальной розни, в других – хранение пистолета, двух гранат и самодельного взрывного устройства.

Стоит отметить, что, имея в распоряжении две гранаты и кустарную бомбу, достаточно трудно взорвать три ведомственных здания, совершив теракт, о предотвращении которого сообщалось на сайте КНБ (см. выше). К тому же не совсем понятно, зачем им нужно было нападать на силовые структуры Казахстана, если задачи руководителей организации, выходцев из Китая, – борьба против китайской оккупации района с компактным проживанием уйгурского населения. На суде обвиняемые стали отказываться от найденного у них оружия и взрывных устройств, а также от своих признательных показаний о том, что они проходили тренировки в лагере террористов Вазиристана. По их словам, в Вазиристане они оказались обманным путем – изначально ехали для получения исламского образования, взрывные устройства были подкинуты им сотрудниками спецслужб, а признательные показания «выбиты».

Этим восьмерым подсудимым вменялись в вину пребывание на территории Пакистана и дача клятвы соблюдать устав террористической группы «Джамаат мухаджиров»), основной целью которой было переселение мусульман из Казахстана в Вазиристан, где действуют законы шариата. Выходит, эти восемь человек получили свои сроки заключения за недоказанные намерения. Надо заметить, что даже членство в экстремистских организациях карается в Казахстане гораздо меньшими сроками.

Что касается вещественных доказательств, то два года назад в ряде СМИ после обращения к правозащитникам всплыл скандал о двоих жителях города Тараз, обвиненных в измене родине и получивших десятилетние сроки заключения якобы за их членство в организации «Аль-Каида». Однако, как выяснилось, вся их вина заключалась в том, что они снимали на видеокамеру старые животноводческие фермы. По их словам, съемки предназначались для арабских инвесторов, желающих заняться здесь разведением скота, а по версии казахстанских спецслужб - для создания лагерей по подготовке террористов (на территории колхозов и совхозов). При этом адвокат обвиняемых также оказался за решеткой за дачу взятки должностному лицу. Ему удалось выкупить оперативную видеозапись того, как была найдена в автомобиле «членов «Аль-каиды» одна граната, и на этой записи видно, как полицейские, делая съемки со спины, нашли в «случайно остановленном автомобиле» боевую гранату - сразу, будто точно знали ее местонахождение. Обнаружение гранаты послужило причиной задержания двух таразцев, впоследствии обвиненных в измене родине.

Вспоминается еще одно «тихое» дело по обвинению братьев Ходжаевых (тоже этнических уйгуров) в создании террористической группировки с последующим лишением их свободы. При этом выяснилось, что один из братьев являлся двойным агентом – КНБ и ГРУ России, и фактически лишь выполнял их поручения.

Получить какие-то комментарии по делу о деятельности «Джамаата мухаджиров» от активистов уйгурской диаспоры затруднительно. Так и не раскрытое убийство в 2002 году руководителя благотворительного фонда «Назугум» Дильбирим Самсаковой, взявшей на воспитание детей членов уйгурской боевой организации «Уйгур азатлык ташлахтасы», которые были застрелены полицейскими во время штурма их квартиры в Алма-Ате, а также тайные депортации китайских беженцев заставляют местных уйгуров опасаться не только реакции казахстанских властей, но и китайских спецслужб, которые, возможно, работают в Казахстане в поисках скрывающихся повстанцев. Государство уделяет «уйгурскому» вопросу повышенное внимание, и поиски предполагаемых экстремистов, скрывающихся в местах компактного проживания уйгуров в Алма-Ате, могут принимать формы массовых несанкционированных обысков. Кроме того, недавние события в поселке Чилик недалеко от Алма-Аты, где произошли столкновения казахской и уйгурской молодежи, и последовавшая реакция в СМИ показала, что уйгуры продолжают выглядеть в глазах коренного населения проблемным этносом, несущим угрозу стабильности обществу.

Не исключено, что процесс над десятью уйгурами потому прошел по-тихому, что официальные власти не хотят муссировать опасную тему межнациональных отношений и уйгурской проблемы в Китае, в которую невольно оказался втянут и Казахстан. Отреагировала лишь самая официальная газета «Казахстанская правда», и то достаточно осторожно, упустив множество логических несостыковок и неудобных подробностей.

С другой стороны, лишний PR не помешал бы Комитету национальной безопасности: сейчас в связи с демаршем зятя Назарбаева Рахата Алиева, некогда фактически контролировавшим госбезопасность Казахстана, всплывают новые подробности некоторых спецопераций чекистов по дискредитации активистов оппозиции, а также провокаций, приведших на скамью подсудимых двоих человек из окружения Акежана Кажегельдина – экс-премьер-министра Казахстана, перешедшего в оппозицию. Этим людям было подброшено оружие, а признательные показания выбиты из них под пытками. Даже некогда громкая операция по возвращению казахстанскими спецслужбами самолета, якобы проданного вопреки санкциям одной из воюющих африканских стран, могла оказаться постановкой.

Однако именно то обстоятельство, что казахстанские «комитетчики» не всегда выступают сторонниками чистого следствия, а также закрытость дела – все это может перевести процесс над «Джамаатом мухаджиров» в разряд очередного «белого пятна», связанного с деятельностью казахстанских спецслужб.




РЕКЛАМА