21 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

Майкл Андерсен: «Политика ЕС в отношении Узбекистана сводится лишь к геополитическим интересам»

13.05.2008 08:38 msk, Беседовал Даниил Кислов

Узбекистан Андижан-2005

Как стало известно на днях, власти Узбекистана отменили и перенесли на неопределенное время конференцию, подготовленную совместно с Евросоюзом. Этот своего рода медиа-форум должен был состояться в Ташкенте в конце мая текущего года. Форум должен был стать частью открытого диалога между ЕС и Узбекистаном по правам человека и примером того, что Ташкент на самом деле начал менять политику в этой области, сообщает Uznews.Net. Издание считает, что официальный Ташкент отменил конференцию после того, как получил от европейских политиков нужное ему решение по санкциям.

ИА «Фергана.Ру» попросило одного из потенциальных гостей форума прокомментировать ситуацию. Это – Майкл Андерсен, политолог и журналист из Дании, несколько лет проживший и проработавший в Центральной Азии. Последние три года Майкл Андерсен был занят съемками уникального документального фильма, посвященного трансформациям политики Евросоюза по отношению к Узбекистану до известных андижанских событий, сразу после расстрела в Андижане, и спустя три года после трагедии.

Журналист и политолог Майкл Андерсен (Дания)
Журналист и политолог Майкл Андерсен (Дания)

- Майкл, скажите, пожалуйста, какое значение имел бы этот форум для Европы, и какое – для Узбекистана?

- Похоже, что с самого начала это был всего лишь циничный розыгрыш. Ясно, что узбекские власти и не собирались допускать 15 западных журналистов на форум. В качестве доказательства можно привести тот факт, что представителям западных масс-медиа даже не предполагалось давать журналистской аккредитации. То есть, они бы даже не имели права работать на территории Узбекистана в качестве журналистов. Это была всего лишь пиар-акция, запущенная узбекским режимом, одним из самых жестоких режимов в мире. К сожалению, не очень верится в то, что министры иностранных дел ЕС, которые выступили в поддержку этого форума на прошлой неделе, в действительности рассчитывали на его проведение. Такое ощущение, что все это было так называемой «потемкинской деревней».

Мне кажется, что для всех заинтересованных сторон предполагаемый медиа-форум стал всего лишь «отмазкой», оправданием для приостановки действия санкций против Узбекистана.

- Кто из западных журналистов должен был участвовать в конференции, какой предполагался формат и повестка дня?

- Честно говоря, я не в курсе: такой завесой секретности все было окружено. Я даже не уверен, что кто-то вообще серьезно обсуждал формат встречи и прочие нюансы, так как лидеры были практически уверены, что форум так и не состоится.

- Почему узбекская сторона вычеркнула Вас и известного немецкого журналиста Маркуса Бенсманна из списков участников медиа-форума? Вы – персоны нон-грата в Узбекистане?

- Журналисты вроде нас с Маркусом, а по большому счету, любой журналист, что позволяет себе с критикой и правдиво писать о режиме Каримова, является в Узбекистане персоной нон грата. Мне не довелось увидеть окончательный вариант списка журналистов, которые бы получили приглашения, но никто из тех [журналистов], кто, как мне известно, ранее работал в Узбекистане, и кто знает эту страну и ситуацию в ней, приглашения не получил. Я бы сказал, что узбекские власти боятся присутствия в стране критически настроенных журналистов. Самая страшная угроза для узбекского диктатора заключается в том, что народ может узнать правду о положении в собственной стране.

- Почему конференцию все же отменили?

- Как я уже сказал, это всего лишь двойной пиар-ход со стороны узбекского режима и со стороны правительства Германии, политических лидеров ЕС. Сомневаюсь, что кто-либо из них рассчитывал, что форум пройдет на самом деле.

- Действительно ли, на Ваш взгляд, в Узбекистане наличествует прогресс в области прав и свобод человека, который отмечают некоторые европейские наблюдатели?

- Хотелось бы обратить ваше внимание, что подобные хвалебные отзывы исходят только от правительства Германии и руководства Еврокомиссии. Все экспертное сообщество и специалисты, которые знают действительное положение дел в Узбекистане (Хьюман Райтс Уотч, Международная Амнистия, Хельсинкская Федерация, Международная Кризисная Группа), утверждают обратное. Они заявляют, что ситуация так же плоха, как и прежде, и это - в лучшем случае. Мои источники из Узбекистана почти каждый день сообщают мне о пытках, заканчивающихся смертью, и ужасающие рассказы об отцах и матерях, которым доставляют изувеченные тела их сыновей, замученных до смерти в узбекской милиции.

В любом случае, сегодняшняя ситуация в Узбекистане во многом хуже, чем прежде. То, что Евросоюз так откровенно демонстрирует, что ему плевать на положение с правами человека в Узбекистане, наверняка приводит население этой страны к мысли о том, что о них все позабыли, и что до них никому нет дела. Полагаю, что моя реакция служит подтверждением тому, что представителям Европы, которые знают, что творится в Узбекистане, и почему Евросоюз предпочитает закрывать на это глаза, на самом деле стыдно за все происходящее.

- Почему Европа, поначалу столь негативно отреагировавшая на расстрел в Андижане, сегодня как будто «простила» Ташкент за это преступление против собственного народа?

- Во-первых, не забывайте, что ЕС действительно выступил с критикой действий Ташкента сразу бойни [в Андижане]. Однако затем нам понадобилось 5 месяцев, чтобы согласиться на пакет достаточно слабых и незначительных санкций в отношении Ташкента. Я говорю о том, что Евросоюз составил список высокопоставленных государственных деятелей Узбекистана, которые, как мы считаем, были причастны к убийству 1000 демонстрантов в Андижане. На эти 12 официальных лиц распространялся запрет на въезд в страны ЕС. Однако имени самого диктатора Каримова в этом черном списке не было. Разве можно себе представить, что эта бойня была организована без его согласия? Известно ведь, что и сам Каримов находился в тот день в Андижане.

Я спрашивал об этом у лидеров ЕС для своего документального фильма об андижанской трагедии, и цинизм их ответов был просто невероятным. Мне сказали, что Каримов не попал в черный список, потому что Узбекистан - это страна, расположенная в стратегически важном регионе, и Каримов может обидеться, если включить его в черный список. А это, они сказали, поставит под удар наши отношения с Узбекистаном! Именно тогда я окончательно убедился, что политика ЕС в отношении Узбекистана не имеет ничего общего - абсолютно ничего - с принципами, и что вся она сводится к геополитическим интересам. А несколько месяцев спустя ЕС начисто забыл о своем черном списке и позволил министру внутренних дел Алматову прибыть на лечение в Германию. А между тем Алматов наряду с Каримовым является главным организатором бойни.

Я задал вопрос на эту тему представителю германского правительства и получил вот такой ответ. Узбекскому министру позволили прибыть на лечение потому что (внимание, цитата) «Алматов был очень плох и нуждался в лечении. Нельзя было ему отказать.» Правительству Германии было абсолютно все равно, что это повредит имиджу ЕС в глазах узбекского народа! Когда же я спросил, а что насчет тех сотен раненых в Андижане, которым помощь нужна куда больше, чем Алматову, мне посоветовали «повзрослеть и перестать быть наивным».

- В чем главный акцент Вашего фильма? О чем говорят его документальные герои? Какой главный вывод Вы делаете для себя, завершая работу над картиной?

- Работа над фильмом продолжалась три года. Мы начали снимать спустя два дня после трагедии в Андижане, когда я посетил лагерь беженцев в Кыргызстане, куда они бежали от расстрела. Фильм называется «Предсказуемая резня», он основан он на том грустном факте, что зарубежные и местные специалисты и правозащитники давным-давно предрекали что-то вроде того, свидетелями чему мы стали в Андижане. Я имею в виду представителей Международной Кризисной Группы. Хьюман Райтс Уотч, и бывшего посла Великобритании в Узбекистане Крейга Мюррея. Я помню наш разговор с узбекским ученым Баходиром Мусаевым зимой 2004-2005 годов после беспорядков в Коканде. Мусаев предсказал то, что произошло в Андижане спустя всего несколько месяцев.

Майкл Андерсен на съемках фильма
Майкл Андерсен на съемках фильма

Что касается моего фильма, то речь в нем идет о роли, которую сыграло западное сообщество, и о его ответственности. [Бывший посол Великобритании в Узбекистане] Мюррей сказал мне (и я включил его слова в фильм): «Часть ответственности за резню в Андижане лежит на западных странах, потому что именно Запад приучил Каримова к мысли, что он может делать все, что захочет». Помните, сколько раз высокопоставленные чиновники из западных стран и, в особенности, из США приезжали в Ташкент и пели Каримову дифирамбы, пожимая ему руку и изо всех сил улыбаясь? Помните, сколько раз только Рамсфельд приезжал к Каримову? Сколько раз мы делали вид - прямо как сейчас, - что Узбекистан действительно показывает признаки улучшения ситуации с правами человека? В одном из эпизодов фильма бывший министр правительства Великобритании говорит мне, что «мы были готовы на все ради удобного доступа в Афганистан, включая готовность залезть в одну койку с дьяволом» (т.е., с Каримовым).

Фильм рассказывает о предыстории бойни. Работая над ним, мы побеседовали с непосредственными свидетелями и собрали достаточно новых материалов, показывающих, что андижанские демонстранты не были террористами - несмотря на то, что именно на это узбекский режим и напирает.

Фильм анализирует западную политику в отношении Узбекистана до самых последних дней, включая решение приостановить режим санкций. С политической точки зрения, мы сейчас практически там же, где бы были до андижанской резни. Мы все, то есть, США и ЕС снова играем в "большую политику" с Россией и Китаем, и Узбекистан в этой игре с большими ставками является одним из главных призов. Солдаты западных армий снова используют узбекскую территорию, чтобы попасть в Афганистан. Запад снова надеется получить доступ к узбекским природным ресурсам. В обмен на это, наши политики готовы сделать вид, что узбекский режим движется в сторону обеспечения прав и свобод.

Как сказал мне в процессе работы над фильмом один узбекский журналист: «Словно обе стороны притворились, что никакой резни не было и в помине, что все путем».

Вы спрашиваете насчет персонажей... Для меня, главными персонажами и даже героями являются невероятно храбрые узбекские правозащитники и журналисты, которые отказываются молчать и скрывать правду о бойне в Андижане. Многие из них заплатили за это своими жизнями или жизнями своих близких. Снимая фильм, мы получили возможность понаблюдать за их деятельностью так сказать "с близкого расстояния". Эти люди заслужили мое глубокое уважение. Узбекские власти угрожали некоторым из них за общение с иностранцами, т.е. с нами, но они не поддавались на угрозы. Эти люди хотят, чтобы правда о событиях в Андижане стала достоянием гласности. Узбекский народ может гордиться тем, что среди него есть такие люди.

Справка:

«Андижан. Предсказуемая резня» (продолжительность - 60 минут), производства «Mulberry Group», по всем вопросам, включая вопросы покупки, обращайтесь по адресу www.mulberrygroup.org или mulberrygrouporg@yahoo.com.






  • РЕКЛАМА