30 Май 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Киргизский Юг и узбекский вопрос

08.06.2010 13:35 msk, Санобар Шерматова

Кыргызстан Анализ

Эта фотография Айбека Мирсидикова сделана за месяц до его гибели. Фото © Азаттык

Убийство криминального авторитета Айбека Мирсидикова стало эпизодом в отчаянной борьбе, развернувшейся в южном регионе Кыргызстана между многими соискателями. Приз для победителей – власть и собственность.

Криминальные герои и жертвы революции

Первый официальный комментарий о происшествии поступил от исполняющего обязанности губернатора Джалал-Абадской области Бектура Асанова. Чиновник объяснил гибель Мирсидикова «криминальными разборками преступного мира». Тремя днями раньше генералу Исмаилу Исакову пришлось признать, что на юге республики идет активизация криминалитета. Вопрос этот был поднят предпринимателями, обеспокоенными «наездами» и захватами собственности в южных областях. В Киргизии, как показывает опыт двух революций, смена политической власти неизменно ведет за собой передел в преступном мире, тесно связанном с политикой и бизнесом. Криминальные авторитеты играли и продолжают играть немалую роль, оказывая услуги тем или иным политическим силам. Соответственно, предъявляют им счет, когда приходит время. Ярким примером патрон-клиентских отношений этих двух социальных групп стала нашумевшая история криминального авторитета Рыспека Акматбаева, открыто угрожавшего разнести из гранатометов Дом правительства, если Курманбек Бакиев не выполнит его условий. И президент вышел на переговоры с авторитетом и его сторонниками, возмутив тем самым многих. В постреволюционном Бишкеке «братки» стали вести себя столь вольготно, что это подвигло правозащитников и горожан организовать специальный митинг, на котором потребовали от президента положить конец заигрываниям с криминалом. Перед Акматбаевым, как говорили тогда в Бишкеке, стояла задача добиться отставки премьер-министра Феликса Кулова, которым президент Бакиев стал тяготиться. А в качестве ответной благодарности Акматбаеву было обещано погашение всех его судимостей, которых набралось немало, и «зеленый свет» на пути к депутатскому мандату. Из этих затей, по не зависящим от обеих сторон обстоятельствам, ничего не вышло, а проблема исчезла сама собой после физического устранения авторитета.

То же самое произошло и с другой бакиевской «проблемой» по имени Баяман Эркинбаев. Известный южный авторитет и депутат республиканского парламента, проплативший антиакаевские митинги, да и вообще немало сделавший для свержения Аскара Акаева, вскоре после революции перешел в стан противников Курманбека Бакиева и даже пытался составить заговор по его свержению. Смена его политических взглядов объяснялась просто: новым хозяевам приглянулась его собственность. После его гибели контроль над его ресурсами, по некоторым сведениям, перешел к брату президента Ахмату Бакиеву, постепенно прибравшему к рукам весь теневой и легальный бизнес на Юге.

Падение брата в результате новой революции стало и падением власти этого южного «князька». Всесильный Ахмат вскоре после отъезда из страны Курманбека Бакиева был похищен, как утверждают знающие люди, соратниками Баямана Эркинбаева, потребовавшими вернуть отнятую у него собственность. Расплатился ли он с ними и какова его дальнейшая судьба, остается неясным. Но передел собственности, вызванный сменой политической власти, продолжается. Не исключено, конечно, что нынешнее убийство Мирсидикова явилось результатом разборок в криминальных кругах. Но какими бы ни были причины, оценивать это убийство будут, в первую очередь, по политическим последствиям, как это уже сделал и.о. губернатора Асанов, заявивший, что «бакиевцы лишились криминальной «крыши».

Антиподы

Для самого Асанова устранение 36-летнего Мирсидикова по кличке «Черный Айбек» - новость из разряда хороших. Ведь это именно Асанова, назначенного на должность временным правительством, хотели сместить люди, вооруженные, как считают многие, Мирсидиковым. Их попытка захватить здание областной администрации и посадить там «своего» губернатора не удалась, в том числе из-за вмешательства лидера узбекской общины Кадыржана Батырова, чьи сторонники подсобили «временным» и отбили у «бакиевцев» административное здание.

Батыров и Мирсидиков – узбеки, вставшие по разные стороны баррикад. Они антиподы, полюса в многочисленной узбекской общине Киргизии. Если первый - бизнесмен, сколотивший состояние на легальном бизнесе и сделавший политическую карьеру во времена Аскара Акаева, то второй – типичный представитель южной «братвы». И если Батыров, не нашедший подхода к сменившему Акаева Бакиеву и к его могущественному брату-наместнику Ахмату, терял часть собственности, то Мирсидиков, удачно вписавшийся в новые схемы сращивания власти и теневого бизнеса, только приобретал авторитет. Соответственно, по-разному они повели себя после свержения Бакиева. Батыров сразу поддержал временное правительство не только словом, но и делом. Черный Айбек, имевший, по словам Батырова, «контакты» с Ахматом Бакиевым, стал играть другую игру. Сначала он обвинил Батырова в поджоге домов бывшего президента и его родственников. И он знал, что делал: новость, что узбеки подожгли дома киргизов, вызвала волну негодования среди киргизского населения.

В Джалал-Абаде прошел митинг, организаторы которого, что нехарактерно для Киргизии, остались анонимами. Разгоряченная толпа после митинга двинулась к центру города и разгромила принадлежащий Батырову университет Дружбы народов, потребовав привлечь его к уголовной ответственности за «разжигание межнациональных конфликтов».

В политическую игру вбросили узбекскую карту – и дело приобрело серьезный оборот. При определенном стечении обстоятельств борьба за власть была способна принять разрушительный характер за счет противостояния по этническому принципу.

Призрак Ошской трагедии

Двадцать лет назад, 4 июня 1990 года, началась так называемая Ошская резня (иначе – «ошские события, «узгенские события») – когда противостояние узбеков и киргизов на юге Кыргызстана перешло в погромы, убийства, изнасилования и грабежи с обеих сторон. В первые годы независимости Кыргызстана в республике было опубликовано несколько исследований причин кровавых событий. Однако впоследствии в киргизском обществе этой темы старались не касаться. И сегодня только узкий круг специалистов достаточно хорошо знает о том, что тогда произошло в Оше и Узгене. Один из таких специалистов - Нурбек Ашимканович Омуралиев, глава центра методологии и социальных исследований Академии наук Кыргызстана. «Фергана.Ру» предлагает вам краткую хронологию того, что произошло в июне 1990 года в Оше и Узгене, основанную на публикации 2007 года, в которой Н.Омуралиев комментирует документы того времени.
Негативный сценарий развития событий мог быть выгоден только сторонникам бывшего президента. Недаром в это время из Минска, где нашли приют бывший президент и его семья, раздавались призывы ввести войска ОДКБ в Киргизию. Нетрудно представить, что последовало бы дальше - возвращение опального президента для того, чтобы спасти от кровопролития страну, захваченную нелегитимной властью, неспособной контролировать ситуацию.

Двадцать лет назад, во времена СССР, для подавления беспорядков в Ошской области, во время которых были убиты сотни узбеков и киргизов, понадобилось вводить войска. Несомненно, призрак Ошской трагедии маячил перед глазами членов временного правительства, когда они шесть часов подряд обсуждали, что предпринять дальше. Введенный в Джалал-Абаде и его окрестностях режим ЧП, потребовавший наделения статусом временного президента Розу Отунбаеву, подписавшей в этом качестве соответствующий указ, стабилизировал на время ситуацию. Однако думается, удачным ходом стала тактика умиротворения, взятая на вооружение назначенным спецпредставителем генералом Исмаилом Исаковым. На следующий день после погромов генерал согласился с некоторыми выдвинутыми митингующими условиями, а остальные обещал передать членам временного правительства. Не были привлечены к ответственности организаторы разгрома Университета, хотя в ходе беспорядков погибло три человека, и более 70 человек было ранено. Идя навстречу митингующим, Исаков пообещал привлечь к уголовной ответственности Кадыржана Батырова, который, тем не менее, арестован не был и попросту скрылся.

Что же сделал Батыров, чтобы заслужить обвинение в подстрекательстве к межнациональным конфликтам? Ведь временное правительство и его глава Роза Отунбаева называли виновниками беспорядков на межнациональной почве не его, а «бакиевских приспешников»? Судя по всему, ВП и не поменяло отношения к лидеру узбекской общины Джалал-Абада. Но и не стало публично его защищать, опасаясь, по-видимому, еще больше обострить ситуацию. Отношения двух этносов простыми не назовешь. С одной стороны, большое количество межнациональных браков, есть говорящие по-узбекски киргизы, и наоборот. Бытовавшие в узбекской среде в начале 1990-х годов сепаратистские настроения ушли, чему во многом способствовала политика президента Аскара Акаева, соответствовавшая выдвинутому им лозунгу «Кыргызстан – наш общий дом». Но единой нации, основанной на гражданской, а не этнонациональной идентичности, нет. Киргизы, в целом толерантные, чувствительно воспринимают любые проявления этнической самостоятельности, особенно со стороны узбеков, являющихся вторым по численности этносом страны – по разным оценкам, их численность доходит до миллиона человек. Это большая цифра для страны, где проживает чуть более пяти миллионов населения. Предложение Батырова о необходимости включить в проект Конституции положение об официальном статусе узбекского языка в местах компактного проживания носителей языка, а также призыв к узбекам не отсиживаться в стороне от политики и принять активное участие в защите своих гражданских прав, прозвучали необычно смело. И для узбеков, традиционно сторонящихся политических разборок из опасения оказаться крайними, и для киргизского населения, воспринимающего любой намек на самостоятельность этнических меньшинств как покушение на права титульной нации. Организаторы беспорядков умело воспользовались общим недовольством, чтобы традиционными методами: митингами, беспорядками и погромом - заставить временное правительство убрать мешавших людей, способных дать им отпор.

Вся эта хитрость, конечно же, была просчитана в Бишкеке. И явно по совету из столицы Кадыржан Батыров записал видеобращение с извинениями киргизскому народу за некоторые высказывания, и оно было передано по местному каналу, что значительно сбило накал страстей.

Однако стоило снять режим ЧП, а спецпредставителю генералу Исакову заявить, что «принятые меры по предотвращению конфликтов на юге дали положительный результат» и что «после принятых правительством мер народ на юге почувствовал, что в стране есть власть», как тут же последовал контрход. Бывший глава МЧС Камчибек Ташиев потребовал выполнения временным правительством условий, выдвинутых на митинге в Джалал-Абаде: речь идет о закрытии университета Дружбы народов, принадлежащего Кадыржану Батырову, привлечении Батырова к уголовной ответственности и отстранении от должности и.о. губернатора Джалал-Абадской области Асанова. Ташиев назвал дату выполнения ультиматума – 7 июня. В противном случае он пообещал новые митинги и создание народных дружин (понимай – боевиков). И, ведь как странно, в ночь на 7 июня был убит ключевой персонаж прошлых беспорядков Черный Айбек.

Любопытно, что политсовет партии «Ата журт» («Родина»), куда входит Ташиев, собрался вчера, 7 июня на внеочередной курултай, покритиковал Батырова, но об ультиматумах временному правительству и митингах не было сказано ни слова. Конечно, это вовсе не означает, что борьба за власть на Юге завершена. По мнению представителя Джалал-Абадского правозащитного центра «Справедливость» Валентины Гриценко, временное правительство не владеет полной информацией о событиях в области. «Конфликты продолжаются на уровне маленьких сел, где провоцируются межэтнические стычки, это делается искусственно, - рассказывала Гриценко Бишкекскому пресс-клубу. - Но эта искусственность может привести к таким последствиям, что мы потом годами не разрешим ситуацию».

Сейчас, как отметила Гриценко, «необходимо принимать меры по стабилизации обстановки именно в плане межэтнических отношений, но начинать работу надо с самых низов, не с лидеров, а с простых людей».

Будут ли услышаны общественники? Реальность такова, что представителям гражданского сектора сегодня не на кого надеяться, кроме как на самих себя. Грядут референдум и выборы, а значит, и новый передел власти и собственности по всей республике. И Юг, с его комплексом проблем, будет все также оставаться самой уязвимой точкой.

Санобар Шерматова, эксперт РИА «Новости» и «Ферганы.Ру»





  • РЕКЛАМА