12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Исход. Люди ищут любые возможности, чтобы бежать с юга Кыргызстана

07.07.2010 11:15 msk, Мария Яновская

Кыргызстан Ферганская долина

На фото слева: Узбеки плачут у своего разрушенного дома в деревне Шарк, 16 июня. © AFP/Getty Images/Viktor Drachev

С юга Кыргызстана начинается массовый отток жителей, уезжают все, кто имеет такую возможность. Как рассказал «Фергане.Ру» житель Оша, узбек Баходир, процентов восемьдесят отъезжающих – киргизы, остальные узбеки. Уехать стараются даже те, чьи дома не были разрушены. «Я думаю, что киргизы боятся продолжения беспорядков, - сказал Баходир. – У них не получилось полностью город от узбеков очистить, и теперь, может, кто-то боится, что узбеки начнут мстить. Но мне кажется, что киргизы больше боятся своих: ходят разговоры, что на окраинах города до сих пор прячутся человек пятьсот головорезов, и они могут начать расстреливать и мирных граждан-киргизов, чтобы беспорядки начать. Такое ведь было уже…» На вопрос, куда люди уезжают, Баходир пожимает плечами: «Богатые в Россию, конечно. А бедные – куда им? Только в Бишкек… Остаются те, кому совсем некуда ехать… Узбеки тоже уйдут, как только появится возможность. Но узбеки поедут в Россию, больше некуда. Сейчас еще с билетами большие проблемы, и на машине в Россию не доедешь». По словам Баходира, речь идет о тысячах отъезжающих, но он уверен, что как только люди придумают, к кому и куда ехать, эта цифра увеличится на порядок.

О том, что с юга Кыргызстана можно ожидать исхода несколько тысяч человек, подтверждают и журналисты «Нового региона». По их данным, жители Киргизии, ставшие очевидцами массовых беспорядков, пытаются всеми возможными способами покинуть страну, и свердловские правозащитники, которые организовывают доставку гуманитарного груза в Кыргызстан, говорят, что по самым скромным подсчетам, из зоны конфликта на Средний Урал намерены перебраться несколько тысяч человек.

Последствия этнических столкновений в узбекском районе в центре Оша 14 июня. Фото сделано с минарета. Фото © AP/Dalton Bennett
Последствия этнических столкновений в узбекском районе в центре Оша 14 июня. Фото сделано с минарета. Фото © AP/Dalton Bennett

«По приблизительным подсчетам, в ближайшее время только на Средний Урал переедут более одной тысячи человек, а со временем эта цифра, скорее всего, вырастет в разы, – говорит руководитель общественной организации «Уральский дом» Леонид Гришин. – Сейчас единственным сдерживающим факторов является только отсутствие у беженцев документов, которые при беспорядках были утеряны или уничтожены огнем».

Как только в газетах Екатеринбурга прошла информация о начале сбора гуманитарной помощи для жителей юга Кыргызстана, к организаторам стали поступать десятки обращений от жителей Свердловской области, родственники которых сегодня остаются в зоне конфликта или в лагерях беженцев, за помощью в транспортировки своих близких. Люди просили взять их в состав гуманитарного конвоя, чтобы они могли забрать своих близких на Урал. Мигранты из Кыргызстана, уже получившие российское гражданство или не успевшие это сделать, намерены так или иначе вывезти из Киргизии своих детей и стариков.

По данным Леонида Гришина, только в Оше проживает порядка 12 тысяч русскоязычных граждан, которые хотят вернуться в Россию, есть желающие уехать на Средний Урал из Кербене и Джалал-Абада. Обращения с просьбами помочь вывезти родных из Кыргызстана поступают и в аппарат уполномоченного по правам человека в Свердловской области Татьяны Мерзляковой.

«Увидели, что я узбек, и начали избивать»

Узбек из Оша, представившийся Шавкатом, рассказал «Фергане.Ру» свою историю. Он чудом вырвался из родного города, в одночасье ставшего таким чужим. Сегодня Шавкат находится в России.

«У меня в Оше был дом, магазин на Центральном рынке, машина. Ничего не осталось, все разрушили и сожгли. В пятницу (11 июня) в нашу махаллю въехал БТР, за ним вошли военные и толпа бандитов, а с горы стреляли снайперы. Сразу вошли в дом, забрали вещи все, погрузили на свои машины, а потом дома подожгли… Мы хотели тушить – но снайперы стреляли, не давали высунуться. В нашей махалле жил один киргиз, он в прокуратуре работал, так его дом целым остался. Пожарные даже приехали – и только его дом тушили. А наши дома оставили догорать.

Я решил уехать из Оша навсегда, мне придется все начинать с нуля. Я приехал в аэропорт «Манас» в Бишкеке, хотел улететь в Екатеринбург. Стою в очереди на регистрацию. Как увидели, что я узбек из Оша, сразу забрали в милицию – у них там милиция на первом этаже. Я захожу – и никто ничего меня не спросил, сразу бить начали. А после того, как избили, спрашивают, не участвовал ли я в боевых действиях. Я говорю: нет, я дома был, у меня вторая группа инвалидности, полинейропатия. Я человек больной, у меня сердце… Но они даже слушать не стали, снова били.

Потом раздели меня и проверяли – нет ли синяков на плечах, носил ли я автомат. После осмотра отобрали деньги, матерились. Один русский майор там был, спас меня, сказал – отпустите его, не видите – он больной весь. И я с одним паспортом прилетел в Екатеринбург, ни денег, ничего нет. Тут у ребят своих остановился, они меня два дня кормят и лечат. Потом буду работу искать.

Моя семья в надежном месте, в Узбекистане, они ушли в первые дни. Я надеюсь, что получу российское гражданство и перевезу их к себе, у меня дети – пяти, шести и девяти лет.

А сейчас в Оше такая ситуация – милиционеры приходят в махалли, забирают с собой кого хотят. Никто сделать ничего не может. Военные, которые из Бишкека приехали, - те нормально относятся. А милиция – нет.

Людей в заложники берут. Парней 14 и 16 лет украли и требовали 10 тысяч долларов. А у них родители – колхозники, они не смогли за сутки деньги собрать. И этих ребят убили, а тела сбросили в арык. Из арыка они уже в морг попали, и из морга их родители забрали и похоронили».

История Саидкамола Ахмедова

Рассказы местных жителей, свидетельствующие о массовом произволе милиции юга Кыргызстана, поступают в редакцию «Ферганы.Ру» в большом количестве. Однако чаще всего эти свидетельства анонимны: люди не решаются называть свои фамилии в страхе перед возмездием со стороны тех же работников правоохранительных органов. О том, что сами органы государственной власти в Кыргызстане превратились в орудие этнического насилия, свидетельствует и история, произошедшая с бывшим милиционером, а ныне адвокатом Саидкамолом Ахмедовым.

АНОНИМНЫЕ ОШСКИЕ РАССКАЗЫ

«Живу в России, все родные – в Кыргызстане. Не могу вывезти своих из Оша, потому что даже не знаю, как деньги передать. Отправил в банк, родственник пришел получать – у него деньги отобрали, самого избили и выгнали. Жаловаться они никуда не будут – потому что надежды на власть нет никакой. Мама, когда я звоню, плачет и говорит, что теперь у узбеков – одна надежда на Аллаха».

* * *


«У нас в микрорайоне здоровых мужчин уже почти не осталось. Всех забирали во время зачисток, увозили в отделение, там пытали, избивали. Одному, когда выпускали – просто взяли и сломали все пальцы на руках».

* * *


«Из Бишкека в Ош прислали мобилизованных – каких-то русских ребят, которые на блокпостах стоят и иногда в рейдах МРО (межрайонных отрядов) участвуют. К ним у нас доверие большое. Но милиционеры-кыргызы их обманывают, настраивают против узбеков: сначала в пустующие дома патроны и гранаты подбрасывают, потом официально с обысками с этими русскими ребятами приходят, и «находят» то, что там якобы «хранилось». Теперь русские тоже думают, что мы террористы».

* * *


«Милиционеры в Оше – вымогатели. Они коррумпированы. Милиции никто не доверяет. Я сама из Оша, все мы милиционерам взятки давали, чтобы они нас в покое оставили. То, что милиционеры пишут – это ложь. В том числе, из-за милиции будущего у Киргизии нет. Извините, товарищи, менталитет большинства киргизского горного населения тянет всю страну в каменный век».
2 июля в Оше были найдены тела двух без вести пропавших сотрудников ГИБДД. Как сообщает УВД Оша, была организована специальная операция, в ходе которой в 5 часов утра были задержаны шесть подозрительных лиц и по их показанию были найдены тела пропавших сотрудников. «В данный момент ведется расследование», - сообщил комендант Оша К.Асанов.

В тот же день, 2 июля, «Фергана.Ру» получила информацию из своих источников, что адвокат, правозащитник и журналист Саидкамол Ахмедов задержан вместе с сыном, тоже адвокатом. Напомним, что Саидкамол Ахмедов уже имел проблемы с правоохранительными органами. Так, 31 января 2008 года он был приговорен Ошским городским судом к лишению свободы сроком на один год условно. У С.Ахмедова был статус беженца, предоставленный ему в июне 2007 года казахстанским офисом УВКБ ООН. Из Казахстана он поехал в Ташкент навестить родственников, но был задержан правоохранительными органами Узбекистана и экстрадирован в Кыргызстан по запросу Генпрокуратуры Киргизии, после чего и был судим.

Вечером 2 июля мы стали звонить в УВД Оша, чтобы выяснить хоть какие-то подробности задержания. Но сначала нам ответили, что не знают, находится ли у них такой человек, сказали, что через час все выяснят, и попросили перезвонить. Когда через час мы перезвонили, то нам ответили: «Мы все проверили – у нас нету такого. Кто говорит? Дежурная часть!» На просьбу представиться дежурный повесил трубку.

Но в понедельник, 6 июня, мы дозвонились до самого Саидкамола Ахмедова, и он подтвердил, что вместе с сыном находился в УВД почти целый день 2 июня. Вот его рассказ.

«Приблизительно в девять часов утра (2 июля – ред.) была зачистка нашей улицы Сергея Лазо. Мы с сыном Саидджамалом стояли возле ворот, к нам подошли четверо или пятеро, одетые в полувоенное-полугражданское: комуфляжные штаны и темные, черные или синие, футболки. Все с оружием, готовым к использованию. Спросили у нас документы и начали спрашивать про моего младшего братишку, где он находится, покажите. Я показал. Но дома никого не оказалось, и меня с сыном посадили в белые «Жигули», «семерку» без номеров. Никаких документов они нам не предъявляли: ни собственных удостоверений, ни ордеров на наше задержание или приказов, на основании которых проходит эта так называемая «зачистка». Никаких опознавательных знаков, указывающих на принадлежность этих людей к той или другой организации.

Нас отвезли в УВД Оша, на 2 этаж, в отделение Уголовного розыска. Меня с сыном посадили в кабинет и велели охраннику следить, чтобы мы не разговаривали: мол, сейчас других приведем. После этого у нас отобрали сотовые телефоны, и я ничего не успел сообщить семье.

Где-то ближе к обеду появилась пара дознавателей, и один из них сразу мне:

- Ты кто такой? Сарт?

- Я не сарт, я узбек!

И он мне сразу – раз! – по голове кулаком: «Мы с тобой еще потом поговорим».

Другой говорит ему: «Это пенсионер МВД» (Саидкамол Ахмедов – бывший сотрудник милиции, дослужившийся до звания полковника – ред.). А тот: «А нас это не … (волнует)»

Так прошло часа два–три. Из другого кабинета – крики, стоны. Может, это было психологическое давление… Потом моего сына завели в другой кабинет, а ко мне вошел какой-то молодой сотрудник, мне в сыновья годится, тоже в майке. Говорит: «Я знаю, что вы наш бывший сотрудник, я вас бить не буду. Предлагаю чистосердечно рассказать все как было, и мы потом вас сопроводим в ИВС» (изолятор временного содержания). Я спрашиваю:

- А в чем мне признаваться?

- Вы присутствовали, когда этих милиционеров убивали. На вас есть показания, что вы там принимали участие.

- Слушай, - говорю, - я 11 июня прилетел из Бишкека, а до Оша добрался только 19 июня, в аэропорту все это время был, люди могут подтвердить. Потом у родственников сидел, в город же не проехать было, везде посты стояли… (Тут послышались крики моего сына) Что это?!

- Не волнуйся, это не твой сын.

Часов до семи так продолжалось, потом в кабинет, где я сидел, привели моего сына. Чувствовалось, что с ним что-то сделали, но он старался не подавать виду. После этого, уже часов в восемь или девять, нас с сыном пригласил к себе начальник уголовного розыска и сказал: «Вы же сами бывший сотрудник милиции, понимаете, что нам нужно раскрыть преступление».

Ну, спасибо и на этом. И где-то без двадцати десять, когда до начала комендантского часа оставалось минут двадцать, нас отпустили. И я только в десять вечера пришел домой, там смог выпить воды и поесть. Нас ведь не то что не кормили – нам воды не давали, а кроме нас с сыном там еще были задержанные, все избитые. И в туалет выпустили только один раз – и то по великой нижайшей просьбе.

Мне ничего не было предъявлено, никаких обвинений. Я просто написал объяснительную, что в такое-то время находился там-то и там-то, а где мой братишка, я не знаю. И сын написал объяснительную, что с 11 по 19 июня они скрывались с подвале – он в центре города живет, и там вообще нельзя было на улицу выйти».

Неделя примирения

Начавшаяся в понедельник неделя объявлена в Ошской области «неделей примирения». Пресс-служба временного правительства сообщает, что акция проводится в целях сохранения стабильной общественно-политической ситуации и восстановления полноценной жизнедеятельности региона, а также обеспечения безопасности граждан области. «В ходе акции планируется проведение ряда мероприятий, в частности встреч с участием представителей администраций области, районов, старейшин и простых жителей. Сформированные агитационные бригады проведут разъяснительные работы в целях достижения мира и согласия», - сообщил заместитель коменданта Ошской области, генерал-майор Замир Молдошев.

Несложно представить, что почувствуют в махаллях, когда на дороге покажутся грузовики с «агитационными бригадами», которые с гиканьем поедут проводить разъяснительные работы. Сложнее учить, с чего начинать примирение, чтобы оно длилось не неделю, а дольше.

Но нам кажется, что для начала неплохо было бы надеть на милиционеров форму, выдать всем удостоверения и приказы, на каком основании проводятся рейды, а также запретить начинать любой допрос с вопроса: «Узбек?»

Мария Яновская






  • РЕКЛАМА