23 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Кыргызстан: В Верховном суде началось рассмотрение надзорной жалобы подсудимых, среди которых Азимжан Аскаров

26.01.2011 17:50 msk, Екатерина Иващенко (Бишкек)

Кыргызстан Права человека

Сегодня, 26 января в Верховном суде Кыргызстана прошло заседание по рассмотрению надзорной жалобы обвиняемых в организации массовых беспорядков в Базар-Коргонском районе, один из которых известный правозащитник Азимжан Аскаров.

Напомним, что Ноокенский районный суд 15 сентября 2010 года приговорил правозащитника к пожизненному заключению. Аскарова обвиняют в покушении на удержание лица в качестве заложника, в незаконном хранении боеприпасов, возбуждении межнациональной вражды и организации массовых беспорядков. Джалал-Абадский областной суд, состоявшийся по апелляции подсудимых, 10 ноября 2010 года оставил приговор первой инстанции в силе.

Кроме Азимжана Аскарова, обвинительный приговор был вынесен еще семерым обвиняемым. К пожизненному заключению приговорены еще четверо подсудимых: Мухаммадзакир Кочкаров, Санжарбек Мулавхунов, Элмурат Расулов и Исроилбек Абдураимов. Минюра Мамадалиева и Шукуржан Мирзалимов приговорены к 20 годам лишения свободы. Дилшатбеку Разибаеву суд дал 9 лет лишения свободы.

Азимжан Аскаров был задержан 16 июня 2010 года по подозрению в организации массовых беспорядков и доставлен в изолятор временного содержания Базар-Коргонского РОВД. 17 июня ему было предъявлено официальное обвинение в организации массовых беспорядков, призывах к свержению власти и возбуждении национальной вражды.

Так как подсудимые и их адвокаты были не согласны с решением судов первой и второй инстанции, они подали надзорную жалобу в Верховный суд. Председательствовала на суде Перизат Абакирова, судьи - Шералы Жакыпбаев и Гулзар Суталинова.

Заседание в Верховном Суде Кыргызстана
Заседание в Верховном Суде Кыргызстана, фото © «Фергана», 26 января 2011 года.

На заседании Верховного суда присутствовали представители ОБСЕ, УВКБ ООН, Евросоюза в Центральной Азии, Freedom House, посольств Германии и США, были правозащитники из «Голоса свободы», «Кылым Шамы» и «Граждан против коррупции», журналисты ИА «24.kg», AKIpress, НТРК (национальной телерадиокомпании) и информационного агентства «Фергана». Процесс проходил на государственном и официальном языках (на киргизском и русском). Самого Аскарова и других подсудимых в зале суда не было. Как объяснили адвокаты, во время рассмотрения дела в Верховном суде осужденные, отбывающие срок, могут не присутствовать на заседании. В отличие от процессов на юге страны, суд проходил в спокойной обстановке, не было ни выкриков из зала, ни других попыток дестабилизировать обстановку.

В начале процесса адвокат Азимжана Аскарова Нурбек Токтакунов выступил с ходатайствами и актами. Он рассказал, что в составленный при обыске дома Аскарова протокол были незаконно внесены изменения; ряд свидетелей защиты не смогли прийти на судебные заседания, поскольку потерпевшие агрессивно себя вели во время судебных процессов. Токтакунов отметил, что есть нотариально заверенные копии свидетельских показаний, в которых рассказывается, что еще 21 мая Аскаров предупреждал члена Временного правительства Исмаила Исакова: в Базар-Коргоне неизвестные разгружали машины с огнестрельным оружием. Свидетели, в присутствии которых происходил разговор, подтверждают, что Исаков в ответ поручил своим помощникам заняться этим делом. Кроме того, Токтакунов сообщил, что направлял в генпрокуратуру обращение относительно пыток, применяемых к Аскарову, но генпрокуратура в ответ не стала проводить расследование, а лишь прислала письмо, в котором сообщалось, что пыток не было.

«В этой связи я считаю, что по данному делу отсутствовало эффективное расследование, и суд должен изучить документы, чтобы выяснить качество работы прокуратуры и как это дело рассматривалось правоохранительными органами юга. Я считаю, что они были неспособны беспристрастно рассмотреть это дело», - сказал Токтакунов.

Токтакунов также отметил, что есть пакет документов, свидетельствующий о том, что «адвокаты обращались в прокуратуру Джалал-Абадской области с просьбой возбудить уголовное дело по факту пыток и воспрепятствованию работы правозащитников, что тоже свидетельствует о неспособности правоохранителей юга вести дело». Но на этой фразе судья прервала выступление Токтакунова.

Адвокат Татьяна Томина подала акт, подтверждающий, что во время судебных процессов шло давление на адвокатов и их подзащитных. Далее она попросила приобщить к делу обращение своей подзащитной Минюры Мамадалиевой, где та подробно описывает, где находилась и чем занималась во время событий в Базар-Коргоне; справку из колонии, что она имеет серьезные проблемы со здоровьем. Во время перерыва Томина рассказала, что накануне побывала у своей подзащитной, которая очень сильно похудела и нуждается в квалифицированной медицинской помощи.

После краткого совещания судья приобщила документы адвокатов к материалам дела.

После зачтения обвинения судья объявила перерыв на два часа.

Во время перерыва Нурбек Токтакунов рассказал, что накануне видел своего подзащитного, который сейчас находится в колонии №47 города Бишкек. «Азимжан Аскаров чувствует себя нормально, положительно отзывается об отношении к нему персонала колонии, фактов дискриминации в отношении него нет, на питание он тоже не жалуется», - сказал Токтакунов и добавил, что Аскаров не жалуется и на здоровье, однако у него еще видны остаточные следы применения пыток.

После перерыва слово было предоставлено Нурбеку Токтакунову, который первым делом отметил, что в компетенции Верховного суда отменить решения Базар-Коргонского и Джалал-Абадского судов.

В своем выступлении Токтакунов отметил, что не были исполнены все принципы справедливого судебного разбирательства, а сторонам при ведении следствия и судебного разбирательства не были представлены равные возможности для приглашения и допроса свидетелей и получения квалифицированной юридической помощи.

Далее адвокат подробно остановился на каждой статье обвинения Аскарова: «По поводу захвата в заложники милиционера: поскольку осмысленно не доказаны мотивы совершенного преступления, соответственно, нет и состава преступления, - сказал Токтакунов. - Свидетели защиты не могли прийти в суд, потому что на них были нападки, не соблюдался порядок ведения процесса, имели место агрессивные выпады противоположной стороны, на которые судья не реагировал, не была обеспечена безопасность свидетелей защиты. Ни прокуратура, ни суд не допросили имама Базар-Коргонской мечети и пограничников, таким образом, прокуратура не выполнила свои обязанности по доказательству обвинений по этой статье».

«По статье, касающейся хранения оружия, я не смог в полной мере выполнить обязанности защитника, так как не мог ознакомиться со всеми документами дела, - продолжал Токтакунов. - Обыска жилища Аскарова, как такового, не было. Я не смог найти протокол обыска в Базар-Коргонском районном суде, нашел его только в Джала-Абадском суде, где он был уже «подчищен». В итоге я могу утверждать, что проведенного с соблюдением всех законодательных норм обыска не было. В протоколе написано, что было изъято 10 патронов, но при изъятии они должны упаковываться, свидетели должны подтвердить их наличие и так далее, все эти правила не были соблюдены, ничего подобного не было, поэтому возможно, что на баллистическую экспертизу были отправлены любые патроны. Поэтому эта статья является недопустимой для Аскарова», - заявил адвокат.

«Относительно статьи по разжиганию межнациональной розни в суде вообще не звучало никаких доказательств, - отметил Токтакунов. - Обвинение ссылалось на неподтвержденные показания. Что касается массовых беспорядков и убийства милиционера - правоохранители предвзято относятся к Аскарову, для этого достаточно поднять материалы его прошлой деятельности. Я считаю, что фигура Аскарова была очень удобной для правоохранителей: им надо было отрапортовать о поимке человека, возглавившего беспорядки. Но где реальные лидеры? Если речь идет об организации массовых беспорядков, то надо доказывать, как они были организованы, как шли финансовые потоки. Поэтому я считаю, что реальные зачинщики этих беспорядков, если они и были, благополучно скрылись благодаря «профессионализму и компетенции» наших правоохранителей».

Далее адвокат привел пример, который, по его словам, «свидетельствует о предвзятости судебных процессов любого дела, касающегося июньских событий»: «Так, 6 сентября в Базар-Коргонский суд привели подсудимых, из которых четверо были с синяками под глазами, и это все видели и адвокаты, и журналисты. А суд, даже после того, как я заявил об этом ходатайство, оставил его рассмотрение до вечера, когда и отправил подсудимых на освидетельствование. Суд даже не спросил, откуда эти синяки?! На следующий день после проведения освидетельствования подсудимые сказали, что «дружно шли по коридору, потом упали и получили одинаковые синяки». Мне кажется, этого достаточно, чтобы показать, что Базар-Коргонский и другие суды не могут выносить беспристрастные решения. Учитывая все это, я прошу отменить решения Базар-Коргонского и Джалал-Абадского судов и вынести в отношении Азимжана Аскарова оправдательный приговор».

Второй адвокат Аскарова, Кайрат Загибаев, рассказал, что «выезжал в Базар-Коргон и разговаривал с сельчанами, и когда в обвинении пишут, что там находилось 500-600 человек неизвестных и Аскаров, это, мягко говоря, кажется фальсификацией».

«Сейчас встает вопрос, где фото и видеоматериалы, который делал лично Аскаров? - задал вопрос Загибаев. - Правоохранители изъяли его видеокамеру и фотоаппарат и вернули уже без записей… Сейчас это уголовное дело, проводимое с нарушениями, дает возможность тем, кто действительно совершил эти преступления, глумиться над нами… Что касается свидетелей, то они готовы давать показания, если им будет обеспечена должная защита. Более 200 человек готовы дать показания по данному делу», - заявил Загибаев и добавил, что данное уголовное дело – хороший пример того, как нельзя расследовать дела, и что это дело надо отдать в юридическую школу.

«Пусть у меня будут разногласия с моими коллегами, но я не требую оправдательного приговора, - отметил Загибаев. - Учитывая мой юридический опыт, я бы просил суд направить дело на дополнительное расследование. Я считаю, что если дело будет расследовать другой состав людей и в другом районе, а не в Базар-Коргонском, то там, действительно, смогут раскрыть убийство милиционера и найти реальных организаторов массовых беспорядков», - сказал Загибаев.

Адвокат Улугбек Усманов отметил, что ошибки были отмечены еще во время предварительного расследования дела: «Голословно утверждается, что моя подзащитная Минюра Мамадалиева организовала массовые беспорядки. Единственное, что она сделала, - закрыла улицу перед своим домом тележкой, она это сделала это в целях самообороны. Мы в Оше свои дома закрывали с тем, чтобы к нам не приходили криминальные элементы. Тогда и нас надо сажать? Я не вижу здесь никакого преступления. За это ей дали 20 лет, а все потому, что суды боялись, что если дадут меньший срок, то им будет грозить опасность со стороны разгневанных потерпевших. Хочу отметить, что во время судебного процесса первой инстанции по всей стене судебного зала висели плакаты с надписями «Узбекам смерть», «Узбеки не должны жить в Кыргызстане». Мы живем в 2011 году, а не в 1937-ом, когда без суда и следствия можно было осуждать людей».

«Что касается моего второго подзащитного, Элмурата Расулова, - продолжил У.Усманов, - то он 13 июня находился на территории Узбекистана в лагере беженцев, и есть справка, доказывающая это, но никакой правовой оценки этой справке дано не было. Таким образом, органы следствия заняли обвинительную позицию. Более того, были нарушены права подсудимых на защиту, когда их свидетели под градом камней потерпевших убегали из зала суда», - сказал адвокат и попросил вынести его подзащитным оправдательные приговоры.

Татьяна Томина, которая также защищает интересы Расулова, рассказала об избиении ее подзащитных, о том, что следователь заставлял их давать «правильные» показания, необходимые следствию, и нарушались права не только подзащитных, но и адвокатов.

«Мы не могли нормально разговаривать с подзащитными, потому что во время наших разговоров присутствовал начальник ИВС, - рассказала Томина. - Мне угрожали из-за моей национальности, на нас, адвокатов, обещали вылить кислоту, в зале суда в нас кидали небольшие бутылочки с водой, мы постоянно были облиты… Видимо, все это привело к тому, что суд первой инстанции вынес обвинительный приговор», - сказала Томина. Она считает, что необходимо отменить приговоры Базар-Коргонского и Джала-Абадского судов и вынести оправдательный приговор в отношении Расулова.

По словам Томиной, в деле нет доказательств и вины Мамадалиевой. Адвокат рассказала, где находилась и чем занималась Мамадалиева во время беспорядков. Кроме того, добавила Томина, Мамадалиева - мать троих детей, на ее иждивении находится престарелый отец, сама она имеет проблемы со здоровьем. В итоге адвокат попросила отменить решения предыдущих судов и вынести Мамадалиевой оправдательный приговор.

С аргументами относительно невиновности своих подзащитных и с обращением к суду отменить приговоры Базар-Коргонского и Джала-Абадского судов и вынести оправдательный приговор выступили и другие адвокаты подсудимых.

Адвокат потерпевших, в свою очередь, заявил, что суд правильно квалифицировал действия осужденных. Старший брат убитого милиционера также сказал, что вина подсудимых полностью доказана и он согласен с решением Базар-Коргонского и Джала-Абадского судов.

После этого судья объявила перерыв до 10 часов утра 27 января.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»



  •  


    РЕКЛАМА