16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Эксперт Валерий Иванов: Самое благоприятное время для восстановления экономики Афганистана было упущено

21.09.2012 01:30 msk, Фергана

Афганистан Анализ

«Фергана»: - Согласно заявлениям высоких чиновников США, Штаты намерены помогать странам Центральной Азии и, в том числе Узбекистану, в противодействии вероятной нестабильности в Афганистане после ухода сил международной коалиции из этой страны. Судя по высказываниям первых лиц стран Центральной Азии, они также озабочены влиянием «афганского фактора»... Если Афганистан после ухода ISAF останется нестабильным, то зачем оттуда уходить?

В.Н.Иванов: В этом вопросе я усматриваю две, а то и три отдельные темы.

Первая - о некоей перспективной помощи в противодействии. Если эта помощь будет сведена к тому, чтобы передать вывозимое из Афганистана, непотребное в Штатах и в Европе (НАТО) вооружение с тем, чтобы не тащить его через многие страны и границы, то это самый простой способ такой помощи. Как в русской поговорке «На тебе, Боже, что мне негоже». А чем еще может помочь великая страна, не сумевшая вместе с остальным западным миром обеспечить эту самую стабильность, находясь в Афганистане в течение более десятка лет и потратив колоссальные материальные и финансовые ресурсы? Наработанный опыт - в целом негативный, лояльность населения - за исключением весьма ограниченной прослойки, отрицательная, восстановление экономики и повышение жизненного уровня населения - в мизерных объемах. Остаются еще бомбометания по мирным жителям и прочие такого рода нюансы.

Кроме того, этот регион уже наполнен значительным количеством оружия (еще советского) и дополнительные его количества вряд ли могут служить в позитивном плане стабилизации собственно в самих странах Центральной Азии. В перспективе неминуемо встанет вопрос об обслуживании техники и обеспечении ее запасными частями и расходными материалами, что потребует дополнительных валютных расходов, если США ради захвата рынка вооружений в этом регионе не станут осуществлять поставки по бросовым ценам или вообще безвозмездно. Это окажется своеобразной мирной интервенцией США в регион, который издавна привлекает их стратегическое внимание.

Валерий Иванов
Валерий Николаевич Иванов - действительный государственный советник Российской Федерации 3-го класса (в отставке). В настоящее время - член правления Российско-Афганского делового совета. Проработал в разное время и на разных должностях в Афганистане в общей сложности свыше 22 лет - переводчиком, инженером, экспертом, советником-консультантом в министерствах и ведомствах экономического блока правительства Демократической Республики Афганистан. В 1992-1996 гг. на сложном историческом этапе после перехода власти в Афганистане к муджахедам работал экономическим и торговым представителем России в Исламском государстве Афганистан. В 2002-2005 годах - экономический и торговый представитель России в Исламской республике Афганистан. Имеет правительственные награды России и Афганистана (орден «Красного знамени», орден « Верности», орден «Чести»), медали. В 1992 году был награжден орденом России «За личное мужество». Свободно владеет языками дари и фарси.
Вторая. Сами заявления высоких чиновников США несут в себе явное и ощущаемое ими же ожидание, что выводом войск дело в Афганистане не закончится. Они поняли, наконец, что Афганистан вовсе не так прост, и необходимо искать другие пути оказания помощи этой стране в решении ее проблем. Поэтому начали появляться различные (чаще всего неприемлемые для афганцев) концепции государственного устройства Афганистана после вывода коалиционных войск. Здесь и разделение страны на пуштунскую и непуштунскую части (озвучивал Роберт Беквилл), и эмиратотворение (мнение Азиза Арианфара), и слияние стран Средней Азии с Афганистаном (госдеп США), и так далее.

Будучи представителями Востока и конкретно этого региона, понимая определенную опасность предлагаемых действий, памятуя о недавних и относительно отдаленных событиях, связанных с вооруженными выступлениями антиправительственных формирований и приграничными стычками в своих странах, руководители центральноазиатских государств проявляют естественное беспокойство и озабоченность возможным негативным развитием внутриполитической ситуации в соседней стране, которая оказывает и, несомненно, будет оказывать на них влияние. Регион может превратиться в зону не только нестабильности, но и прямых вооруженных столкновений и конфликтов.

Одновременно как далекую и весьма призрачную перспективу можно рассматривать и идеи помощника Генерального секретаря США по вопросам Южной и Центральной Азии г-на Блейка. То, что, по его словам, «Центральная Азия становится все важнее для США и Афганистан должен быть интегрирован в стабильный, безопасный и процветающий регион», не вызывает сомнений, равно как можно только приветствовать «создание сети экономических и транзитных связей, которая покрыла бы Центральную и Южную Азию», и то, что «центром этой сети стал бы Афганистан». Но понятно ведь, что без решения вопроса об умиротворении внутриполитической обстановки Афганистан никак не может стать таким центром.

Где выход? На мой взгляд, при всей сегодняшней ситуации с ОДКБ, справедливой критикой в ее адрес со стороны ряда руководителей государств Средней Азии, альтернативы совместной работе на афганском направлении не просматривается. Из-за океана эти проблемы решены быть не могут.

Третья. А вот зачем уходить из Афганистана коалиционным силам - понятно. Многие, в том числе высокопоставленные чиновники сферы внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности европейских государств и США, признают, а эксперты в этой области и специалисты-востоковеды прямо указывают на то, что поставленные в 2001 году цели по ликвидации экстремизма в Афганистане не достигнуты (исключение можно сделать лишь относительно уничтожения Бен Ладена и некоторых деятелей ИДТ - Исламского движения «Талибан»), расходы на военную операцию, а также людские потери год от года возрастают, а тут еще мировой кризис и ряд других факторов, в том числе общественное мнение этих стран. Придумано некое паллиативное решение: уходя, остаться. Это к вопросу о тех военных базах, которые американцы намерены сохранить непосредственно в Афганистане после вывода основного контингента своих и натовских войск и создать их в сопредельных государствах Средней Азии.

Представляется, что здесь великодержавные (это уже в крови американцев) устремления и подтверждение своего статуса мирового господаря опять не сообразуются с реалиями афганской действительности. Партизанскую войну выиграть невозможно, значит, полностью ликвидировать боевые формирования ИДТ с учетом возможности их базирования в зоне свободных пуштунских племен нельзя. Остается в этом случае сидеть на этих базах безвылазно, под ракетными обстрелами, и наблюдать, как афганцы будут делить власть, в том числе - вооруженным путем.

Не выдерживает критики и пропагандистский посыл американцев о превращении военных баз в Афганистане в учебные центры по подготовке и повышению квалификации представителей афганских вооруженных сил. Не лучше ли было бы сразу устранить препятствие в виде пребывания иностранного воинского контингента, как базовое в риторике лидеров ИДТ, срочно проанализировать возможности укрепления, в том числе вооружением, местных формирований, отрядов малишей (членов военизированных формирований у пуштунских племен, их еще совсем неправильно наши «знатоки» называют милицией), создающих свои боевые группы для борьбы с талибами, и вложить в руки самих афганцев решение собственной судьбы, а самим покинуть Афганистан полностью и окончательно. У этого народа есть хороший исторический опыт в этой части, который должен стать результативным и в настоящее время, с учетом всей массы ошибок и достижений, накопленных в последние тридцать лет.

Значительный опыт такой работы с племенами зоны свободных пуштунских племен, а также с активными группами местных людей, заинтересованных в стабильности в своем конкретном месте проживания, был накоплен советскими службами ГРУ МО и внешней разведки КГБ. Денежные средства на эти цели наличными передавали, как говорится, чемоданами. Думается, что такой подход был бы для США и НАТО многократно менее затратным, нежели содержание воинского контингента (пусть даже на военных базах, и проведение боевых операций).

При этом обязательной должна остаться обещанная международным сообществом финансовая помощь на восстановление экономики Афганистана.

Можно было бы также внимательно изучить предложения президента Vizier Consulting LLC г-на Арифа Рафика (Arif Rafig), изложенные на страницах «Christian Science Monitor» 6 октября 2009 года в статье «Мусульманское решение для Афганистана». В статье, в частности, говорится, что «войска США и Запада должны уйти. Но поскольку Афганистан продолжит быть зависимым от международной помощи для своего развития и безопасности, эти войска не могут уйти, не заполнив чем-то образовавшееся свободное место. …Мусульманские и государства региона должны заполнить освободившееся место. …Самые непримиримые из афганских мятежников будут склонны к сохранению мира и созданию государства во взаимодействии с мусульманскими странами, пока их фракции будут участвовать в соглашении и разделе власти в Кабуле».

Мнения наших весьма уважаемых востоковедов, ученых-афганистов о том, что единственно возможным решением противоречий в Афганистане должны стать переговоры, в полной мере укладываются в изложенные идеи. Только переговоры, как представляется, должны пройти не с освященным ООН участием контингента НАТО (это мы уже проходили), а под эгидой (из предложений А.Рафика) Организации Исламская Конференция (ООН может дать на это добро), которая должна создать контактную группу под руководством Ирана, Пакистана, Саудовской Аравии и Турции».

- Можно ли провести какие-то параллели между сегодняшним уходом НАТО и США из Афганистана и той ситуацией, в которой в 1987 году страну покидали советские войска? Можно ли назвать это вынужденным отступлением? Насколько Афганистан находится сегодня в лучшем состоянии с точки зрения безопасности?

- Если конкретно и коротко, то параллель одна - вынужденность такого ухода, отступление. Единственное отличие: СССР выводил войска сразу и все, несмотря на настойчивые просьбы афганского руководства во главе с доктором Наджибуллой оставить небольшую часть контингента в качестве гаранта стабильности в значимых районах Афганистана или продолжить работу авиации с территории СССР для поддержания оборонительных возможностей на наиболее опасных направлениях.

Тем не менее, достойны уважения действия администрации во главе с Наджибуллой, а также усилия советских советников по подготовке военных кадров, специалистов в сфере безопасности, да и гражданского персонала, необходимого, в частности, для эксплуатации промышленных объектов и предприятий, которые позволили еще три года после вывода советских войск удерживать власть в стране. Кто знает, какова была бы сегодня ситуация в Афганистане, не прекрати СССР, а после его распада Россия оказание военной и экономической помощи тогдашнему руководству этой страны.

Работая в 1992 году в аппарате правительства СССР в качестве ответственного секретаря Постоянной межправительственной советско-афганской комиссии по экономическому сотрудничеству, на этапе распада советских госструктур, я в последнем порыве написал и направил в адрес М.Горбачева и Б.Ельцина записки с анализом и возможными перспективами развития ситуации в Афганистане, предлагал найти возможность не прекращать содействие афганскому руководству. К сожалению, мой призыв не был услышан, в итоге мы имеем то, что имеем.

Что касается состояния безопасности тогда и сейчас, то такого рода сравнения не выдерживают критики. Но я бы отметил вот какой замеченный мною лично факт.

С 2001 года, после разгрома и изгнания из страны боевых формирований ИДТ, и до конца 2005 года в Афганистане было относительно спокойно. Это именно тот период, который западные доноры полностью упустили в части, касающейся реализации серьезных мероприятий по возрождению экономики страны и созданию благоприятных условий для ее дальнейшего развития. В те годы я работал экономическим и торговым представителем России в Афганистане, много передвигался по стране, причем без охраны и без каких-то дополнительных мер безопасности.

Именно тогда без долгих проектных проработок, сбора исходных данных, составления технико-экономических обоснований и их согласований можно было быстро реконструировать сохранившиеся и действовавшие объекты советско-афганского сотрудничества, предоставить на них работу значительному количеству населения, тем самым отвлекая трудоспособные кадры (пусть не все) от выращивания опийного мака и присоединения к рядам антиправительственных сил. Эти предложения были, наконец, частично восприняты представителями США - экспертами группы Холбрука, - и только теперь экономике начали придавать определяющее значение, пытаясь обеспечить внутриполитической ситуации в Афганистане мирный процесс развития. Зазвучали названия: завод азотных удобрений в Мазари-Шерифе, магистральный канал Джелалабадской ирригационной системы, ГЭС «Дарунта» под Джелалабадом, объекты газовой промышленности, ГЭС «Пули-Хумри» и другие. Но думаю, что самое благоприятное время было упущено.

Кроме того, ИДТ переформировало и переоснастило свои вооруженные отряды, стало применять тактику «смерников», чего не наблюдалось в прежние времена. Здесь я готов возразить обозревателю вашего издания г-ну М.Калишевскому, полагающему, что с уходом из Афганистана иностранных войск катастрофы не будет; его мнение полностью выпадает из общего потока информации, аналитических материалов и многих публикаций экспертов, занимающихся афганской проблематикой.

Да, у сил коалиции есть некоторые временные военные достижения, есть данные об уничтожении некоторых лидеров ИДТ и ряд других позитивных моментов по результатам боевых операций сил ISAF. Однако нет кардинального поворота военной обстановки в пользу правительства ИРА. Временные отступления боевиков ИДТ характерны для такого рода противостояний, тем более что есть уже теперь многолетний опыт некоторого свертывания активности в осенне-зимний период, как это бывало и в период пребывания в Афганистане советских войск, и в пору противоборства сил Северного Альянса с талибами, да и в последние годы. Поэтому, видимо, успехи коалиционных сил 2010-2011 годов не так уж оптимистично смотрятся на фоне 2012 года, а также в плане перспективы, когда мы наблюдаем явное усиление действий ИДТ на севере страны - в Кундузе и Самангане (ранее этого почти не было), частичное или полное возвращение утраченных ранее позиций в провинции Гильменд и районах Кандагара, участившиеся террористические вылазки, в том числе, в Кабуле, и, что самое грустное, - удвоение людских потерь. Вот и планируемое сохранение американских военных баз в Афганистане, наряду с прочими задачами, косвенно свидетельствует о неспособности афганских национальных сил и структур безопасности обеспечить сохранение власти администрации, действующей в Кабуле, но не имеющей влияния во многих районах страны.

- Бытует представление о том, что движение «Талибан» было создано пакистанскими спецслужбами искусственно, специально для того, чтобы поставить Афганистан под контроль Пакистана через марионеток - талибов. Насколько сильно влияние Пакистана на Афганистан сегодня?

- По-моему, это вопрос, на который любой востоковед, тем более афганист даст однозначный ответ: конечно, движение было создано и выпестовано в Пакистане. Для этого были благоприятные политические, финансовые и экономические условия. Пакистан при содействии США осуществил эту организационную работу в многочисленных лагерях афганских беженцев, где молодежь получала начальное теологическое образование и проходила военную подготовку. Об этом написаны уже тома и мне, как специалисту, занимавшемуся экономикой и экономическими связями, думаю, не стоит вдаваться в политологию.

Но вот о целях ИДТ… Все-таки, в первую очередь, задача состояла в противодействии советскому военному присутствию в Афганистане. Может, у пакистанских спецслужб были и «высокие мысли» - в перспективе использовать эти силы для поддержания «нужного порядка» в головах руководства Афганистана. Что это значит?

История взаимоотношений и неразрешенных противоречий между двумя странами восходит к событиям, связанным с подписанием в 1893 году навязанного эмиру Афганистана Абдуррахману договора, впоследствии получившего название «Линия Дюранда». (Эта тема, на мой взгляд, великолепно и профессионально изложена в статье эксперта Центра изучения современного Афганистана г-на Самеуллы Пойи). При разделе Индии и создании в 1947 году Исламской Республики Пакистан к последней были отнесены районы с преобладающим мусульманским населением, в том числе эта пресловутая «Линия Дюранда», которая разделила территории и население пуштунских племен. Такое деление не признается и, полагаю, никогда не будет официально признано Афганистаном. Таким образом, упомянутая проблема остается «незаживающей, кровоточащей раной» в отношениях между Афганистаном и Пакистаном, и последний постоянно ищет и, к сожалению, находит различные возможности для того, чтобы афганские руководители не выдвигали этот вопрос на первый план.

С приходом к власти талибов с полновластным их подчинением пакистанской разведке вопрос снимался автоматически. Так оно и было до 2001 года. Это коротко, что касается политики. В экономическом плане Афганистан также весьма серьезно зависит от Пакистана: это транзит афганских товаров в Юго-Восточную Азию и Китай, выходы к морю, торговля. У меня нет данных последних лет, но в 2005 году товарооборот между двумя странами оценивался в один миллиард долларов США. Плюс к этому - неофициальный товарооборот составлял, по непроверенным данным, до 60 процентов указанной суммы. Вот и делайте выводы.

- Насколько сильны талибы сегодня? В конце 1990-х поговаривали о том, что, захватив всю территорию страны, талибы способны будут направиться на север, чтобы захватить Бухару?

- О силе и слабости талибов мы уже говорили выше. А вот что касается захвата Бухары и Самарканда, то это, конечно, вызывает только улыбку. Безусловно, и мы это видели, могут быть пограничные провокации типа обстрелов приграничных территорий ПТУРсами (помните Термез), засылка террористов из числа бежавших узбеков, таджиков или киргизов. Это все тоже весьма неприятно. Но в серьезный конфликт они не полезут.

Беседовал Даниил Кислов

Международное информационное агентство «Фергана»