12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Представитель Госдепа США оправдывается перед журналистами за «инцидент в Ташкенте»

Представитель Государственного департамента США вынужден оправдываться в ответ на вопросы об инциденте, произошедшем с американской журналисткой во время встречи госсекретаря Джона Керри и президента Узбекистана Ислама Каримова в Самарканде 1 ноября.

В тот день американский репортер, пытавшийся задать Исламу Каримову вопрос о нарушениях прав человека в Узбекистане, был фактически выдворен охраной из зала, в котором проходила протокольная съемка перед переговорами американской и узбекской сторон. Видео, свидетельствующее об этом, было широко распространено в интернете (см. сообщение «Визит Госсекретаря США Джона Керри в Узбекистан: «Каримов - важный партнер», а о правах человека - ни слова»).

Важно или нет?

Выступая на пресс-брифинге 2 ноября, руководитель пресс-службы Государственного департамента США Элизабет Трюдо отметила, что он проходит в Международный день за прекращение безнаказанности за преступления против журналистов.

«Мы здесь в то время, когда слишком многие журналисты по всему миру сталкиваются с беспрецедентным уровнем угроз и насилия. Они подвергаются преследованиям, тюремному заключению или их даже убивают за то, что они просто делают свою работу - передают новости. Еще хуже то, что те, кто совершает преступления против журналистов, редко привлекаются к ответственности. В девяти из десяти случаев, по данным ЮНЕСКО, преступники остаются безнаказанными. Мы пользуемся этой возможностью, чтобы подтвердить нашу неизменную поддержку работы журналистов во всем мире. Соединенные Штаты будут продолжать уделять приоритетное внимание безопасности журналистов в этот день и каждый день», - заявила спикер.

Затем один из вашингтонских журналистов спросил, будут ли власти США делать какое-то заявление по поводу произошедшего в Ташкенте: «Можете ли вы объяснить, что там произошло? Кажется, случившееся не соотносится с вашим вступительным заявлением о преследовании журналистов».

Далее мы процитируем весь диалог (перевод «Ферганы.Ру») в небольшом сокращении.

Толкали или нет

Элизабет Трюдо: - Благодарю вас за вопрос, потому что это важно, чтобы понять ситуацию. Вчера, перед началом двусторонней встречи секретаря Керри и президента Узбекистана проходила протокольная съемка (выход к прессе). Как многие из вас знают, такие выходы сильно отличаются от стандартных пресс-конференций, где журналисты могут задавать вопросы. В конце, по стандартной процедуре, прессу выводят из той комнаты, в которой этот репортер выкрикнул свой вопрос. Это нормальное явление. Это происходит все время, я думаю, многие из вас знают, что это было нормально, когда секретарь Керри и президент Узбекистана решили не отвечать на этот вопрос.

Вопрос: - Ну, я думаю, что проблема заключается не столько в том, что они отказались отвечать на вопрос. Причина беспокойства, я думаю, в том, что кто-то в американской делегации - был ли это агент безопасности или кто-то еще - слышно на видео, как он говорит «уберите её». Проблема в том, что произошло физическое выдворение журналиста из комнаты. В частности, учитывая обстоятельства в Узбекистане, на которые указываете и вы сами, не надо строить иллюзий в отношении прав человека и свободы прессы в этой стране, не так ли?

(Элизабет Трюдо отвечает, что относится к этому вопросу серьезно и разберется в ситуации, поговорит с людьми, находившимися там в этот момент. По ее мнению, репортера просто «сопровождали» из комнаты в рамках обычной процедуры. Журналист продолжает настаивать).


Видеозапись брифинга в Государственном департаменте США. Вопрос об инциденте в Узбекистане обсуждается, начиная с 3:30 минуты

Вопрос: - Вы понимаете, что на самом деле произошло? Вы говорите «сопровождают», но было ли на журналиста оказано физическое воздействие кем-то из охраны Госдепартамента или пресс-сотрудниками?

Элизабет Трюдо: - Насколько я понимаю, ее вывели из комнаты. Сказать, что именно произошло - вытолкали ее или нет, я пока не могу. Но мы серьезно разберемся с этим.

Вопрос: - Хорошо. Я просто имею в виду, что есть разница, когда говорят: «Сюда, пожалуйста», и совсем другое дело, если кто-то применяет к журналисту физическую силу.

Элизабет Трюдо: - Мы понимаем это и внимательно к этому относимся.

Вопрос: - И, в общем, просто комментарий. Я каждый раз думаю в этих поездках: если вы не хотите, чтобы мы задавали вопросы, просто не приглашайте нас. Мы (журналисты. - Прим. «Ферганы») все время катаемся по миру, чтобы заходить в эти комнаты и задавать вопросы, и если вы собираетесь выталкивать нас оттуда, то лучше просто не привозите нас. Вот то, что я хотел бы сказать.

(Элизабет Трюдо говорит о важной роли журналистов и о том, что правительство США стремится предоставить прессе самый широкий доступ ко всем мероприятиям; что следует отделить произошедшее в Самарканде от вопроса соблюдения прав человека в Узбекистане, и что, если их действия где-то несовершенны, то они исправятся).

Вопрос: - ОК. Я не уверен, что понимаю [вас]. Я имею в виду, что если вы не признаете, что это был недосмотр (ошибка) вашего персонала, как вы тогда можете выходить сюда и произносить вступительное заявление о преследовании репортеров, о поддержке свободы прессы во всем мире? Я не понимаю, как можно произносить эти слова и затем не признавать, что то, что произошло здесь или в Самарканде, было недопустимо (вы назвали это «не идеальной работой»). Если узбеки хотят физически или как-то иначе выбрасывать людей из помещения - это одно, но когда это американцы - члены делегации Государственного департамента, то вы не видите в этом проблемы (неразборчиво)?..

(Обмен мнениями в том же духе длится еще несколько минут. Из зала настаивают на том, что свобода прессы - это свобода прессы и ее нельзя ничем ущемлять, что журналист имеет право задавать вопросы в начале, в середине, в конце брифинга, когда угодно. Госпожа Трюдо уверяет, что «выдворение репортера не имеет ничего общего с содержанием вопроса» о правах человека в Узбекистане).

Элизабет Трюдо: - Это был вопрос логистики. Отталкиваясь от этого, я хочу сказать, что [государственный] секретарь [Керри] поднимал вопрос прав человека на каждой остановке своего турне по Центральной Азии. Он говорил очень убедительно о правах человека, о необходимости того, чтобы правительства региона защищали основные права человека в целях укрепления управления, безопасности и содействия экономическому развитию.

О ком речь?

Кэрол Морелло
Репортером, оказавшимся в центре скандала, является журналистка газеты «Вашингтон пост» Кэрол Морелло. В своей статье, опубликованной накануне, она рассказала о подробностях переговоров главы Государственного департамента США Джона Керри с официальными лицами в Узбекистане.

По ее словам, вопрос соблюдения прав человека на этой встрече все же обсуждался. Не открыто - только в кулуарных беседах с Каримовым и другими узбекскими чиновниками - Керри позволял себе напоминать партнерам о политических заключенных, об осужденных журналистах и преследовании инакомыслящих.

Но когда репортер «Вашингтон пост» выкрикнул вопрос о правах человека во время завершения публичной встречи Керри с Каримовым, «узбекский чиновник и член американской делегации совместно и грубо вытолкали ее из комнаты, схватив за руки», - описывает Кэрол этот волнующий ее коллег момент.

По словам Морелло, американские официальные лица позже объявили, что узбекская сторона запретила журналистке освещать вступительные заявления участников переговоров «С5+1», но позже, вероятно, смягчившись, все же позволили репортеру присутствовать на мероприятиях. А представитель Госдепартамента извинился перед Кэрол Морелло за действия офицера дипломатической безопасности, выпроводившего ее за дверь.

Узбекистан и США: в чем разница?

Для того чтобы выяснить обстановку во время визита Джона Керри в Самарканд, корреспондент радио «Озодлик» (узбекская служба Радио «Свобода») связался с одним из местных журналистов, аккредитованных для освещения мероприятия. По его словам, встречи проходили в условиях усиленных мер безопасности, а информация выдавалась местным журналистам в ограниченном объеме.

«Мы сейчас в Самарканде. Но мы не в курсе того, о чем говорят там внутри. Вы же знаете, что нас не подпускают к залу, где проходят переговоры? Новости мы будем писать после окончания встреч», - рассказал он.

Если американские журналисты, члены делегации, имеют хоть какой-то доступ к официальным мероприятиям, то их узбекские коллеги полностью блокированы властями. Сведения о встречах выдаются лишь одним-двумя официальными информагентствами в строго отцензурированной форме.

«Интерес американских журналистов к инциденту в Самарканде и их требование детально разобраться со случившимся с их коллегой живо говорит о кардинальной разнице в состоянии общественно-политических институтов США и Узбекистана. Применительно к узбекистанской журналистике, которая давно практически уничтожена гнетом правительства, невозможно даже представить себе подобное. Журналистам узбекских газет невдомек, что можно перебивать чиновника, невзирая на его охрану, что можно отстаивать свое элементарное право на вопрос, - говорит главный редактор «Ферганы» Даниил Кислов. - И это очень яркий пример. Терпеливые ответы представителя Госдепа, хоть дипломатичные и уклончивые, а потом и извинения в адрес прессы - все это свидетельствует о глубоком понимании властей США своей ответственности перед своими, американскими журналистами».

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА