24 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Страсти по земле: Дубль два, или Что сулит экспансия китайского производства в Казахстан

В канун саммита G20 в китайском городе Ханчжоу стало известно о плане переноса производственных мощностей из Китая в Казахстан, который сформировали правительства двух стран. Он включает 51 проект на общую сумму в $26,2 млрд. О том, что такой проект будет осуществлен, сообщила на прошлой неделе газета «Казахстанская Правда», сославшись на слова премьер-министра Карима Масимова. Это сразу же вызвало в соцсетях казахстанского сегмента интернета бурные обсуждения, которые могут дать новый толчок протестному движению.

«Казахстан полностью поддерживает программу, предложенную КНР, по переносу производственных мощностей на территорию Казахстана. Речь идет о переносе мощностей несырьевого сектора, о десятках предприятий и миллиардах долларов инвестиций. Это будет хорошее начало, которое впоследствии можно перенести на другие страны-члены ШОС», – бодро отрапортовал от лица всего народа Карим Масимов на страницах главного официального рупора властей.

В последующем выяснилось, что этот план был согласован и утвержден сторонами еще год назад, но многие его детали неизвестны до сих пор. Причем, наблюдатели сразу же заметили разный подход в освещении данных событий казахстанскими чиновниками для иностранных СМИ и внутри страны. Для внешнего потребления дается картина именно переноса производства, то есть уже существующих предприятий и оборудования, а внутри Казахстана для простого обывателя это преподносится как создание совершенно новых заводов в рамках «совместных проектов».

Так президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в своем интервью агентству «Синьхуа» в преддверии визита в Китай заявил следующее: «Правительства наших стран сформировали программу переноса производственных мощностей из Китая в Казахстан. В ее основе лежит перечень проектов казахстанско-китайского сотрудничества в области индустриализации и инноваций. На сегодняшний день данный перечень включает 51 проект на общую сумму свыше 26,2 миллиарда долларов».

Уже на брифинге для казахстанских журналистов по итогам переговоров с главой КНР Нурсултан Абишевич рассказал уже совершенно другую историю: «Мы договорились конкретно о том, о чем мы раньше договаривались – это совместное строительство современных предприятий на территории Казахстана. Этот список включает 51 объект, 2 из которых построены, 4 будут построены на $2,5 млрд в этом году, и в течение 5 лет будут построены предприятия стоимостью $26 млрд».

Почувствовали разницу? Переговоры в Поднебесной шли так плодотворно и многообещающе, что «Лидер нации» даже не стал менять график своей поездки и так и не поехал в Самарканд проводить в последний путь своего друга Ислама Каримова. Вопросы многомиллиардных инвестиций и переноса производства пересилили восточные традиции и ритуалы поминовения. Зато по итогам G20 в Ханчжоу была подписана совместная декларация о новом этапе отношений, которая призвана закрепить и усилить экономическое, политическое и военное сотрудничество между Казахстаном и Китаем.

Кому это выгодно

Выходит, что перенос производства – это лишь часть общего стратегического направления на сближение и необходимый этап в деле экономической интервенции и экспансии китайского капитала в Казахстане. По словам Елбасы (в переводе с казахского «глава государства». – Прим. «Ферганы»), этот план перевоза предприятий включает в себя проекты в химической промышленности, горно-металлургическом секторе, машиностроении, инфраструктуре, энергетике, агропромышленном комплексе, легкой промышленности, нефтепереработке, производстве стройматериалов и информационных технологиях.

«Из них два проекта уже запущены: модернизация установки производства порошкового полипропилена и производство легковых автомобилей», - добавил Назарбаев на брифинге на саммите G20. То, что не успели обсудить в Ханчжоу главы государств в деле осуществления общего плана переноса производства, будет окончательно решено во время ответного визита в Казахстан в ближайшее время премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна.

Из правительственных сообщений до сих пор неясно, в каких регионах Казахстана, где конкретно будут размещены перевозимые предприятия. Единственное, что можно понять, так это то, что они будут располагаться ближе к сырьевым месторождениям и базам, а также рядом или вдоль транспортно-коммуникационных маршрутов, проложенных в последние десять лет. В частности речь идет о транспортных узлах и построенных логистических центрах в Хоргосе, Астане, Актобе, Западном Казахстане.

Для транспортировки оборудования и производимой продукции будут использоваться прямая железная дорога от китайской границы до Каспия и автомобильная дорога «Западный Китай – Западная Европа». Дальнейшее развитие транспортных артерий из Китая уже финансируется фондом «Шелкового пути» и специальным банком с участием китайского капитала.

Чрезвычайная выгодность для китайских корпораций переноса промышленности и «грязного производства» в Казахстан теперь очевидна как никогда. Во-первых, предприятия будут рядом непосредственно с источниками сырья. Во-вторых, стоимость рабочей силы в Казахстане резко снизилась в результате девальвации и падения национальной валюты. В-третьих, правительство уже заявило о льготных условиях для этих китайских предприятий. В-четвертых, экологические нормы со стороны властей занижены и, скорее всего, не будут в должной мере соблюдаться. В-пятых, китайские предприятия будут производить продукцию для внутреннего рынка ЕАЭС, куда входит и Казахстан.

Земельная реформа как средство отвлечения граждан

Данные новости вызвали к активности всех тех, кто выступал против земельной реформы в стране, придали им новый импульс и пищу для критики режима и курса правительства. Подогревают эти настроения также опасения, что вместе с перевозимыми заводами приедут китайские специалисты и рабочие, а все технологии производства будут на китайском языке. Это не лишено оснований, так как, например, на предприятиях китайской компании «СНПС-Актобемунайгаз» в Актюбинской области при приеме на работу уже требуется знание китайского языка, а местные работники получают за равный труд зарплату в разы меньшую, чем великоханьцы.

Айнур Курманов
Этот план еще раз раскрывает истинную природу всей этой эпопеи по передаче в долгосрочную аренду четырем крупнейшим аграрным китайским корпорациям миллионов гектаров земель сельхозназначения. Ведь именно предполагаемые аукционы и намерения правительства и привели к возникновению крупных акций протеста против земельной реформы в апреле и мае этого года, а в последующем и к введению временного моратория на продажи сельскохозяйственных угодий. Как и в случае с землей, перенос производства ни с кем из общественности не обсуждался и для широких слоев населения был попросту неизвестен.

Теперь, оказывается, расширение посевов технических культур и долгосрочная аренда земли были необходимым шагом на пути формирования сырьевой базы для перевозимых предприятий пищевой и легкой промышленности в рамках того плана, который был обнародован недавно. Получается, что массовое движение против земельной реформы и передачи земли в частную собственность, так напугавшее правящую элиту, лишь на некоторое время оттянуло процесс освоения казахстанских территорий.

В этом случае, «земельная комиссия», созданная указом президента после массовых митингов протеста, лишь три месяца отвлекала граждан от реальных целей и задач правительства. Соответственно и сам введенный пятилетний мораторий на аренду земель может быть спокойно обойден сейчас, так как обширные территории будут в итоге выведены из земель сельхоз назначения и поменяют свой статус для нужд перевозимых заводов. Другая лазейка кроется в фиктивном характере многих «совместных предприятий», которые имеют законную возможность приобретать в частную собственность необходимые участки.

Снова протесты?

Пока группы и активисты, выступившие против переноса производства из Китая в Казахстан разрозненны, но голосов в социальных сетях, ставших мобилизационным средством для протестов в ситуации отсутствия оппозиции и альтернативных СМИ, все больше и больше. Звучат призывы объединяться для общего выступления и со стороны активистов ряда региональных организаций Общенациональной Социал-демократической Партии (ОСДП). К подобным речам и призывам прибегает все больше блогеров.

Интересно, что ряд статусных национал-патриотов, участвовавших в заседаниях «земельной комиссии», среди которых самым ярким является Мухтар Тайжан, наоборот, поспешили активно поддержать президента и правительство. Политолог Айдос Сарым в своих интервью даже заметил, что Пекин может стать гарантом независимости и суверенитета Казахстана перед лицом усиливающейся военной и политической экспансии Москвы. Эти заявления уже привели к размежеванию в среде групп, стоявших у истоков движения против продажи земли.

Правда, несмотря на охранительство со стороны ряда провластных националистов и аресты ведущих деятелей движения против земельной реформы Макса Бокаева и Талгата Аяна, данный проект о переносе производственных мощностей из Китая может иметь далеко идущие политические последствия для Астаны. Внутри страны давно назрели очаги социальной напряженности, а дальнейшее падение жизненного уровня, рост безработицы и общие антикитайские настроения могут стать снова гремучей смесью для массовых выступлений протеста.

Уже очевидно, что деятельность бутафорской «земельной комиссии» никого не обманула, а ее результаты никого не удовлетворили. Посему накопившийся пар недовольства в котле с наглухо закрученной крышкой будет искать своего выхода. План по переносу «грязного производства» может сыграть роль того дополнительного полена в костерок под этим котлом.

Айнур Курманов

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА