17 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Шавкат Мирзиёев - бранью и кулаками на трон в Оксарой

«Оксарой» – «Белый дворец», название резиденции президента Узбекистана

В период правления в Узбекистане Ислама Каримова можно было свободно говорить, что «после Каримова к власти придет Мирзиёев».

Принятое 8 сентября сенаторами решение показало, что в этих словах был резон. Несмотря на то, что в 96-й статье Конституции республики ясно и четко сказано, что «при невозможности исполнения действующим Президентом Республики Узбекистан своих обязанностей его обязанности и полномочия временно возлагаются на Председателя Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан, с проведением в течение трех месяцев в полном соответствии с Законом «О выборах Президента Республики Узбекистан» выборов Президента страны», временное исполнение обязанностей президента возложено на премьер-министра Шавката Мирзиёева.

Для тех, кто в разгоревшихся спорах в социальных сетях с пеной во рту утверждал и убеждал: «Родина наша! Сенаторы - наши представители! Если они так решили, то это правильное решение!», мне вдруг захотелось рассказать всё, что знаю про Шавката Мирзиёева.

Когда в 1996 году его назначили хокимом (главой администрации) Джизакской области, я работал в редакции телевидения города Джизака. Вскоре по всей области пошли разговоры о том, что новый хоким любит сквернословить и избивает своих подчиненных.

«Не хочешь гнить в тюрьме – делись с нами!»

За период работы Мирзиёева хокимом области в Джизаке обанкротились многие крупные предприятия. За одни сутки были разрушены завод железобетонных изделий, на котором трудились 15 тысяч человек, и прядильная фабрика. Дорогостоящие станки и другие товарно-материальные ценности этих предприятий были вывезены в неизвестном направлении.

Трудные времена наступили для крупных и мелких предпринимателей области. Шавкат Миромонович стал вмешиваться в их деятельность: особо прибыльный бизнес подвергся рейдерскому захвату и передаче близкому окружению хокима, деньги изымались для строительства разных социальных объектов. Те, кто осмелился заявить о незаконности происходящего, были привлечены к уголовной ответственности и отправлены в места не столь отдаленные.

В те времена в Джизаке жила знатная миллионерша по имени Мухаббат. Занимаясь фармацией, нажила крупное состояние. Не всякий мог к ней запросто подойти. На свадебные мероприятия своих внуков она приглашала знаменитых в стране певцов. А когда женила своего сына, свадьбу обслуживал известный и за пределами республики ансамбль «Ялла» во главе с Фаррухом Закировым.

В один прекрасный день к ней прибыл гонец от областного хокима с приглашением на прием. Встретив миллионершу, Шавкат Мирзиёев не стал ходить вокруг да около и сразу поставил вопрос ребром: показал ей толстую папку с документами, свидетельствующими о незаконной деятельности Мухаббат-апа в бизнесе, и спросил: «Ну что, будем сидеть или договоримся?»

По словам источника, работавшего в областном машинно-тракторном парке (МТП), Мухаббат-апа в течение недели подарила МТП новенькие комбайн «Кейс» и трактор «Магнум», которые обошлись ей почти в сто тысяч долларов США. До ухода Мирзиёева в Самарканд миллионершу не тревожила ни одна фискальная организация.

Еще один обанкротившийся предприниматель

В те времена в Джизаке жил известный предприниматель С. Его частная фирма работала с Россией напрямую. Гонор у него был выше крыши, мало кто осмеливался с ним заговаривать. А когда Мирзиёев стал хокимом области, предприниматель обанкротился.

Как-то раз он пришел ко мне. Разговорились.

«Меня держали в подвале. Вчера только выпустили», - начал он свой рассказ о том, как его вызвал к себе Мирзиёев и предложил за счет фирмы построить для нужд города в квартале «Ц-2» здание «Центра красоты и здоровья».

«Показал проект двухэтажного здания. Я не согласился. Он назвал крышующих меня братанов в Ташкенте и вышел», - продолжает предприниматель.

Спустя два дня его вызвал прокурор области (если не подводит память, тогда им был Мухитдинов) и обвинил в незаконном хранении валютных средств и уклонении от уплаты налогов. Перепалка предпринимателя с прокурором чуть не переросла в драку. Хозяин кабинета вызвал наряд и поместил буйного посетителя под стражу.

В неволе С. пробыл две недели. Каждый день его пытали люди в масках. Измученный, он со слезами на глазах просит встречу с прокурором. Прокурор незамедлительно принимает его: «Ну что, повидался с кузькиной матерью? Обещаешь быть послушным?», - усмехнулся.

В итоге предприниматель, отказавшийся построить двухэтажное здание, вышел на волю, пообещав прокурору выплатить 800 тысяч долларов откупных.

«У меня забрали все деньги. Нет теперь ни фирмы, ни денег. Всё расхитили. Сможете написать про это статью и распространить в Интернете?», - спрашивает С. меня.

Я согласился и за два дня написал статью «Кто снял шкуру с предпринимателя?». Но герой материала пришел ко мне и твердо потребовал не публиковать его.

Позже я узнал, что, когда С. пожаловался на прокурора и хокима своим столичным покровителям, неизвестные похитили его несовершеннолетнюю дочь. «Забудешь все - получишь дочь обратно», - было написано в письме, которое он от них получил. «Забыл» и вернул свою дочь целой и невредимой.

Мирзиёев, у которого политика и шантаж переплетены

Ни разу за весь период правления Ислам Каримов не позволял себе публично, на больших собраниях бранить кого-либо нецензурными словами или избивать. Во всяком случае, я ни разу не слышал, что «президент на большом собрании кого-то ударил или пнул по заднице». Мирзиёев, будучи хокимом Джизакской области, на собраниях мог позволить себе и избивать, и материть кого захочет.

Однажды он поставил главу администрации города Джизака, ныне покойного Сарвара Худоёрова, перед всеми и начал бранить: «Ты п…, ты г…, ё… твою мать, до каких пор твои махалли (кварталы) будут уклоняться от прополки хлопчатника? С…, ты знаешь, что я сделаю с тобой, если запоздает хлопчатник? Я сгною тебя в тюрьме. Я выведу тебя на площадь у Зеленого рынка и заставлю ребят изнасиловать тебя!»

Сарвар Худоёров со слезами на глазах и пыхтя обратился к хокиму: «Шавкат-ака, я сегодня же напишу заявление, освободите меня от занимаемой должности».

Худоёрова от Шавката Мирзиёева спасла смерть. Уже будучи хокимом Самаркандской области, Мирзиёев не переставал измываться над джизакскими хокимами и предпринимателями, вызывал их и осыпал нецензурной бранью. Как-то раз он вызвал Сарвара Худоёрова в Самарканд. Но торопившийся хоким Джизака по пути в Самарканд попал в странную автоаварию на территории Булунгурского района, и он скончался от полученных травм.

Позже ходили разные слухи о подробностях этой странной смерти. «Шавкат убил Сарвара», говорили люди. Ну, богу лучше известно.

В период руководства Мирзиёева в Джизакской области все местные предприниматели понесли ощутимые материальные убытки. Что бы ни привозилось администрацией из-за рубежа в область, всё оплачивали предприниматели и фермеры. А в документах фиксировалось, что всё приобретено за счет бюджета, средств, выделенных на капитальное строительство. Мирзиёев не скрывал этого, и на собраниях хвастался тем, что «выделенные Ташкентом деньги сэкономлены». Все собрания он проводил совместно с тогдашним руководителем УВД Мулладжановым, областным прокурором и председателем управления Службы национальной безопасности (СНБ) Абдуллаевым.

«Эй, телевидение! А ну-ка быстро убрал отсюда телекамеры!»

Стоит признать, что при Мирзиёеве облик Джизака изменился в лучшую сторону. Разного рода пристройки, торговые точки, забегаловки и закусочные вокруг многоэтажных домов сносили беспощадно. Сотрудники бюджетных организаций поголовно привлекались к обустройству и чистке города. Представители прокуратуры и милиции денно и нощно надзирали над мероприятиями по уборке территорий. Шавкат Миромонович самолично проверял и принимал у специально уполномоченных представителей выполненные задания.

Для освещения этих мероприятий привлекали работников телевидения. Если квартал после работ по обустройству «блестел», фасады домов хорошели, улицы украшались цветочными клумбами, то Мирзиёев хвалил уполномоченных, перекидывался несколькими словами с жителями махалли и уходил на другие участки. Если же дело выполнено кое-как, то горе тому спецуполномоченному.

Мирзиёев, прикрикнув на журналистов: «Эй, телевидение, а ну убрали отсюда камеры! Уполномоченный, ё… твою мать, иди сюда!», начинал при всех избивать ответственного за этот участок. Некоторое время спустя можно было видеть, как спецпредставитель в пыльной рваной одежде с метлою в руках сам подметал тротуары или дорожки.

Операция «Покрасьте город!»

Весной 1998 года Мирзиёев приказал покрасить все крыши и стены зданий в Джизаке и районных центрах в зеленый цвет, обязав все организации и предприятия выполнить приказ до 1 июня. В тот же день территории были распределены по организациям, назначены ответственные за выполнение задания.

Со следующего дня изготовленная на одном из частных предприятий зеленая краска начала бесперебойно поступать в Джизакскую область, и все предприниматели и бюджетные организации были вынуждены ее закупать. В короткий срок крыши и стены зданий в областном и районных центрах позеленели.

Когда мы поинтересовались причиной покупки краски только у одного предприятия, обнаружили интересные факты. Оказалось, что завод по изготовлению краски был частным предприятием близкого родственника Мирзиёева. Склады этого предприятия были переполнены остатками этой нереализованной и некачественной продукции зеленого цвета.

Мало кто в области знает, что операция «Покрась город» была попросту игрой по скармливанию народу скопившейся на складах продукции, которую затеяли с помощью влиятельного родственника.

Тогда собственный корреспондент газеты «Правда Востока» в Джизаке Николай Барашкин на основании этих фактов опубликовал статью под названием «Город в краске». После публикации Мирзиёев срочно вызвал собкора в свой кабинет.

Никто не знает, о чем говорили тогда хоким и корреспондент в течение двух часов и какому соглашению они пришли. Известно лишь, что до конца джизакской карьеры Николая Барашкина «Правда Востока» ни разу не напечатала ни одного серьёзного и критического материала про эту область.

Шавкат Мирзиёев убил человека?

Много людей пострадало от Мирзиёева, пока он управлял областью. Этот человек не признавал законы, а те, кто осмеливался выступить против него, попадали за решетку или же бесследно исчезали.

С совещаний, проведённых Мирзиёевым, некоторых людей милиционеры уводили в наручниках, других – врачи на носилках.

Осень 1999 года была дождливой. Темп сбора хлопка упал, школьники не могли в грязи и слякоти собирать установленную норму. Однажды ученики одной из школ не вышли на поле из-за дождя. В тот день Мирзиёев в своем стиле проводил совещание, посвященное сбору урожая. О том, что произошло на этом совещании, мне рассказал присутствовавший на нем фермер.

«Почему школы Фаришского района сегодня не сдавали хлопок?» - спросил Мирзиёев. Один из директоров поднялся со своего места и ответил: «Шавкат-ака, сегодня не переставая лил дождь, мы опасались, что дети могут заболеть, потому и не вывели их на поле».

Слова директора школы разозлили Мирзиёева. Он крикнул ему: «Ё… твою мать!».

Народ в Фарише особый - боевой, искренний, смелый и правдивый. Услышав слова хокима, школьный директор встал с места и, глядя в глаза хокиму, громко ответил: «Иди сначала вы… свою мать!»

Не ожидавший такого отпора Мирзиёев спрыгнул со сцены, подошел к «наглецу» и нанес кулаком по скуле. Присевший от неожиданного удара директор вскочил и нанес ответный удар по морде Мирзиёева.

В зале поднялась суматоха. Мирзиёев приказывает начальнику УВД Мулладджанову срочно арестовать директора. Его вывели из зала, скрутив руки.

Через два дня безжизненное тело директора, осмелившегося адекватно ответить на оскорбление хокима, принесли его близким.

За эти два дня мужчину, осмелившегося защитить свою честь и достоинство, запытали до смерти. Видевшие своими глазами эти нечеловеческие пытки, в которых Мирзиёев участвовал лично, сегодня припеваючи живут и служат в органах внутренних дел области и республики.

Инцидент взбудоражил область. Все говорили: «Всё, конец Шавкату, теперь его посадят». Народ Фариша поднялся на ноги. Близкие и односельчане погибшего парня на трёх автобусах отправились в Ташкент – искать защиты у президента Каримова. Однако Шавкат с помощью милиции перекрывает все пути из Фариша и едет в этот район вместе с группой чиновников.

По словам нашего коллеги из Фариша, «хоким с самого утра до поздней ночи сидел в доме погибшего парня, решал все проблемы семьи. Обещал, что лично будет опекать сирот погибшего. В итоге смог умилостивить семью».

Насколько правдивы эти слова, я не знаю. Но шум затих. Родственники покойного в интервью какому-то зарубежному радио сказали: «Наш сын умер от сердечного приступа».

Два года спустя появились слухи о том, что Шавкат Мирзиёев убил еще одного человека. Скончавшийся на хлопковом поле Дустликского района мужчина был преподавателем истории Джизакского педагогического института. Имени его не помню, а фамилия - Хамзаев.

Как-то раз Шавкат Мирзиёев, прохаживаясь по хлопковому полю, на виду у студентов повздорил с Хамзаевым и сильно ударил его в лицо. Преподаватель упал лицом вниз и больше не встал. Его срочно доставили в областную больницу, где ночью он скончался.

Как объяснили мне знакомые врачи, Хамзаев страдал от гипертонии, и один удар в голову привел к разрыву вен мозга.

Вслед за этим Мирзиёева срочно вызвали в Ташкент, и он не появлялся на публике порядка двух недель. По Джизакской области пошли слухи, что Каримов принял его у себя в кабинете, избил от души, и после этого хокиму пришлось лечиться в правительственной клинике.

В скором времени об этом происшествии стали забывать. Шавкат сохранил свою должность и продолжил управлять областью – с еще большей жестокостью.

Обычно, когда разговор заходит о Мирзиёеве, все отмечают его как хозяйственника. На самом же деле у него нет таких качеств.

При нем сельское хозяйство Джизакской области погрязло в глубокой трясине. Что бы он ни делал, всегда прибегал к насилию.

По своему усмотрению распоряжался денежными средствами фермеров области, расходуя их на другие отрасли. Во всех секторах экономики поощрялись приписки и очковтирательство. Готовую продукцию хлопзаводов – хлопковое волокно - продавал в соседние Казахстан и Туркменистан. Директора хлопкозаводов привлекались к ответственности, отправлялись за решетку, потом их выпускали по амнистии и они возвращались на свои должности.

Кстати, вся техника самого крупного в республике МТП была продана Мирзиёевым и его приспешниками в соседний Казахстан и Таджикистан. Об этом знает каждый житель Джизака.

Вредительская политика Мирзиёева, проводившаяся в течение десяти лет в Джизакской и Самаркандской областях, приобрела республиканский масштаб, когда его назначили премьер-министром.

Отметим, что до этого назначения руководители областного масштаба редко позволяли себе рукоприкладства и насилие. А сегодня стало чуть ли модным избиение хокимами всех уровней своих подчиненных.

К чему приведет Узбекистан президентство Мирзиёева?

Как человек, поживший в области, где руководителем был Шавкат Мирзиёев, могу твердо сказать, что если он победит на выборах и займет кресло президента (а это точно), то Узбекистан ждут страшные дни.

Чего можно ждать от руководителя, который погубил сельское хозяйство двух крупных областей, а затем целой республики, и узаконил в этой отрасли приписки?

Чего можем ждать от человека, который, пренебрегая Конституцией, попирая ее ногами, путем шантажа стаи государственных должностных лиц занял президентское кресло?

Оставим пока разговоры о его политической грамотности, но что же может дать народу «президент», который не знает различия между словами «ўгит» (наставление) и «ўғит» (органическое удобрение, навоз. Намек на то, что, выступая на совместном заседании Олий Мажлиса, он буквально произнес: «Мы твердо будем следовать за навозом Каримова»)?

Можно ли доверять человеку президентскую должность, если он раздаёт должности людям, известным своей близостью криминальным структурам, которые в нужные моменты могут использовать накопленный опыт в своей карьере?

Конечно же, Мирзиёев не сам по себе достиг этих высот. До последних дней за ним стоял ныне покойный Ислам Каримов. Мирзиёева породил Каримов. Он видел все, что творит его воспитанник во вверенных ему областях. Не одергивал его своевременно, а наоборот, поднял драчливого «хозяйственника» до уровня премьер-министра. Если бы Каримов в свое время удерживал Мирзиёева в узде, то сегодняшний социально-политический ландшафт Узбекистана был бы совсем другим.

Когда я заканчивал работать над этой статьей, «Озодлик» (узбекская служба Радио Свобода) распространил сообщение о том, что «освобожденный по обвинению в причастности к коррупционным делам Гульнары Каримовой вице-премьер А.Арипов восстановлен в должности».

Думаю, это только начало. Близкий Мирзиёеву и за драчливый характер получивший кличку «бешеный хоким» Убайдулла Яманкулов стал хокимом Джизакской области, когда Мирзиёева перевели в Самаркандскую. Я не удивлюсь, если в ближайшие дни появятся сообщения о том, что Убайдулла Яхшыбаевич Яманкулов назначен вице-премьером республики.

Я не впаду в шоковое состояние, если на днях появятся сообщение о том, что любимец Мирзиёева Уктам Мингбаевич Турсинов (Турсунов, племянник поэта Абдуллы Арипова), который в свое время заставил фермера копать для себя могилу, а муллу вынудил прочитать над тем заупокойную молитву «джаназа» и собирался закопать его живьем, назначат хокимом Джизакской области. Почему?

Потому что в Узбекистане началась эра Мирзиёева.

Улугбек Ашур, Eltuz.com. Перевод «Ферганы» с узбекского языка

Международное информационное агентство «Фергана»






  • Новости партнеров