20 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

Русско-узбекское электронное радио в Сирии: Стратегии, идеология и языковая политика информационного джихада

29.06.2017 16:50 msk, Кямал Гасымов

Центральная азия Религия Терроризм Анализ

В конце мая, перед началом месяца Рамадан, в Сирии была запущена интернет-радиостанция «Голос Шама». Ее организаторы представляют свой проект как «первую исламскую независимую радиостанцию». Проект является интернациональной инициативой граждан России и бывших советских республик и планирует вещать на русском и почти на всех языках республик Центральной Азии и Кавказа. Какой на самом деле посыл несет новая радиостанция, рассуждает эксперт Центра стратегических исследований при президенте Азербайджана, востоковед Кямал Гасымов в статье, опубликованной на портале Central Asian Analytical Network (CAAN).

* * *

Интернет уже давно стал полем возможностей и альтернативным публичным пространством для различных исламских богословов, групп и организаций. Киберпространство — это сфера, где люди учатся в электронных медресе, цифровые имамы читают проповеди, а виртуальные общины обсуждают насущные и каждодневные вопросы.

В контексте процессов, которые начались после арабский волнений 2011 года, особенно в период сирийского конфликта, новые медиа-технологии — YouTube, Facebook, Telegram и Whatsapp — сформировали «публичную сферу», где происходит мобилизация людей, конструирование идентичности, острые дебаты и формирование нового политического и исламского языка. Через электронные медиа умеренные и радикальные группы привлекают мусульман к конфликту, сообщают новости с фронта, обсуждают религиозные вопросы и различные политические события как внутри Сирии, так и в мире. Эти медиа не только дают возможность ранее маргинальным группам представить свой взгляд на вещи и вести идеологическую борьбу с оппонентами, имеющими намного больше ресурсов и институциональной силы, но и создавать коммуникационные каналы, позволяющие обходить контроль и границы национальных государств.

Каждая группа в Сирии ведет интенсивную информационную войну через различные новостные и религиозные сайты, каналы в YouTube и Telegram, страницы в Facebook и в Vkontakte. Многие группы также издают газеты и журналы, в том числе и в электронном виде. Ну а «Аль-Каида» и так называемое «Исламское государство» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ) руководят целыми информационными агентствами с опытными журналистами, теологами, операторами, графическими дизайнерами и монтажерами.

В то же время, в контексте информационной войны вокруг сирийского конфликта возникло интересное явление — молодые сирийцы и граждане иных государств, сочувствующие сирийской оппозиции, создают свои медиа-проекты о жизни и войне в Сирии. Они ездят в города и села, в которых идут бои, ведут репортажи с места событий, берут интервью у полевых командиров и простых бойцов. Фактически эти активисты конкурируют с официальными СМИ западных и арабских государств, которые сами нередко вынуждены обращаться за информацией к таким полевым журналистам-самоучкам, так как не каждое информационное агентство пользуется доверием вооруженной оппозиции и отдельных муджахидов (участников джихада. – Прим. «Ферганы»).

Совсем недавно, в конце мая, перед началом месяца Рамадан, была запущена интернет-радиостанция «Голос Шама». Ее организаторы представляют свой проект как «первую исламскую независимую радиостанцию». Проект интересен тем, что, во-первых, претендует на независимость и автономность от всех исламских групп в Сирии; во-вторых, заявляет о том, что помимо русского языка будет вещать почти на всех языках республик Центральной Азии и Кавказа; в-третьих, является интернациональной инициативой, объединившей граждан России и бывших советских республик.

В этой статье мы рассмотрим информационную политику этой инициативы, нарратив, который она формирует, и ее транснациональные связи. Что хочет сказать эта платформа миру, и какой дискурс она создает? Данный проект претендует расшириться в глобальное исламское радио, создает новые информационные стратегии и за короткий срок уже сумел стать довольно популярным среди онлайн-аудитории. Число подписчиков проекта в социальных сетях растет, и несмотря на то, что каналы часто блокируются, его создатели постоянно открывают новые. Именно по этим причинам автор выбрал его в качестве предмета исследования.


Скриншот страницы радиостанции «Голос Шама» в Facebook

От имама до радиоведущего

Руководитель радиостанции «Голос Шама» — бывший имам молельного дома, расположенного в Кировском районе Волгограда, Руслан Якубов, который больше известен как Абу Рамазан. В сети можно найти множество его проповедей и лекций. Абу Рамазан был довольно активным имамом и кроме проповеднической деятельности пытался создать пространство, где мусульмане могли бы не только молиться, но и общаться, приводить детей, обсуждать проблемы. Он организовал исламскую организацию «Махалля 1350» и пытался совместно с местной общиной мусульман построить новую мечеть. Однако, по его словам, местные власти были против и всячески препятствовали подобным инициативам. В молельном доме проводили обыски. Мечеть даже пытались поджечь на следующий день после теракта в автобусе, который был совершен в Волгограде в октябре 2013 года смертницей. Судя по всему, не только местные власти, но и некоторые жители и местные мусульманские деятели не были довольны молельным домом.

Из волгоградского имама Абу Рамазан неожиданно превратился в руководителя интернет-радиостанции «Голос Шама». В своем первом интервью этой радиостанции, он рассказал, что еще будучи имамом в России мечтал о создании медиа-проекта «для предоставления достоверной информации и исправления ложных стереотипов о мусульманах». По его словам, он даже писал письма всем местным телеканалам с просьбой об открытии короткой телепередачи об исламе. Но у него ничего не получилось, и в итоге Абу Рамазан решил вместе с семьей уехать в Турцию.

Нужно отметить, что он далеко не единственный мусульманский проповедник, который решил эмигрировать в Турцию. В Турции постепенно расширяется община российских мусульман, решивших покинуть Россию по разным причинам (одни рассматривают Турцию как более благоприятную страну для мусульман, другие спасаются преследования властей). Однако средства и единомышленников для осуществления своего медиа-проекта Абу Рамазан нашел не в Турции, а на севере Сирии.

«Голос Шама» функционирует в городе Идлиб, который, в основном, находится под контролем группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (признана террористической в республиках Центральной Азии) и «Ахрар аш-Шам» (правительственные войска были выбиты из города весной 2015 года). Согласно утверждению радиостанции, их материалы готовятся в небольшой студии в формате «свободной журналистики». Молодые журналисты из России и Центральной Азии готовят репортажи о войне и жизни в Сирии, а также интервью с бойцами, и выкладывают их на своих страницах в социальных сетях (Facebook, Telegram, YouTube, Twitter) или специальном приложении. Планируется создание телевидения. Причем, Абу Рамазан подчеркивает важность визуализации различных событий в Сирии, так как, по его словам, в условиях конкуренции с мировыми СМИ и распространения интернета людей трудно убедить в чем-то без наличия видео-материала.

Структура и нарративы освещения

Нарратив радио состоит из нескольких уровней. Первый уровень — это сводки новостей о жизни внутри провинции Идлиб, а также о войне и международной ситуации вокруг Сирии. Новости зачитываются на русском и узбекском языках. Предоставляя новостную рубрику, радио пытается заменить мусульманам «неисламские» или «враждебные» новостные порталы. Изложение новостей отличается как от стиля изложения известных российских и западных СМИ, так и от стиля новостных порталов ИГИЛ и других джихадистских сайтов.

Журналисты «Голоса Шама» в целом пытаются имитировать риторику профессиональных дикторов и создать образ профессионального новостного ресурса. Например, упоминая армию Б.Асада, сирийское правительство или шиитские отряды, они не используют в своей речи такие слова как неверные (кяфиры), лицемеры (мунафики), вероотступники (муртады), «куфрский режим» или тагут (предмет идолопоклонства) и так далее, как это свойственно риторике, например, русскоязычного информационного агентства ИГИЛ «Фурат медиа» или портала группировки «Имарат Кавказ» — «Кавказ Центр». Но арабо-исламская риторика, тем не менее, присутствует. Например: «В благословенных землях Шама мухаджиры и ансары с удовольствием идут друг к другу в гости на ифтар, тем самым укрепляя братство между мусульманами».

С таких новостей о жизни мусульман, переселившихся в Сирию (мухаджиры), и местных жителей (ансары) обычно и начинается новостная сводка. По всей видимости, подобный баланс и речевая политика продиктованы желанием привлечь более широкую аудиторию и стать ежедневным информационным ресурсом не только для сочувствующих. Исламская или джихадистская риторика способна отвратить часть потенциальных русскоязычных слушателей.

Новости с международным контекстом сопровождаются критическим комментарием в адрес США (а также России) и арабских режимов. Например, дикторы критикуют ООН «за бездействие в Сирии», США — «за убийство мирных жителей», арабских правителей — «за отсутствие автономности и коррумпированность».

Одним из активных дикторов радио является молодой мухаджир Фарук аш-Шами. О себе Фарук рассказывает, что по национальности он таджик, ему 20 лет и жил он долгое время в России. В интернет-пространстве он стал известен прямыми репортажами о химической атаке в Хан-Шейхун. На своем канале в YouTube он выкладывает видео-материалы прямо с мест событий: результаты российских авиаударов в Идлибе, эвакуация жителей блокадного восточного Алеппо, интервью с бойцами «Хайат Тахрир аш-Шам» и с представителями организации «Белые каски», повседневную жизнь северных районов Сирии и многое другое.

Второй уровень нарратива радио — это лекции на различные исламские темы. Причем лекции выбираются именно тех богословов, которые либо участвуют в джихаде, либо подвергаются гонению со стороны властей. Иначе говоря, богословы, оппозиционные «официальному исламу», но популярные среди участников или сочувствующих джихаду в Сирии. Например, такие как Саид Бурятский (был проповедником «Имарата Кавказ», убит в 2010 году), Абу Салох (глава отряда «Единобожие и джихад» («Tavhid va Jihod Katibasi»), состоящего в основном из жителей Центральной Азии, — в союзе с «Джебхат ан-Нусрой»), Абу Убайда аль-Мадани (глава группы «Сайфулла аш-Шишани» и один из проповедников ан-Нусры) и так далее. Лекции читает и руководитель радио Абу Рамазан.

Кроме политической и религиозной тематики, радио предоставляет репортажи о быте и повседневности на «освобожденных от армии Асада» территориях. Эти репортажи «изнутри» формируют нарратив о нормальности и благополучии жизни в Сирии. Они показывают кадры с библиотеками, ресторанами, рынками, парками, местами отдыха, школами для детей, пытаясь завлечь потенциальных приезжих и убедить их, что на этих территориях нет разрухи, и она управляется по законам шариата.

Языковая политика

Несмотря на трудности с финансированием, создатели радио планируют осуществлять вещание на всех языках мусульман постсоветского пространства (а также на арабском и турецком). Из интервью руководителя радио становится ясно, что цель подобной языковой политики — создать общий дискурс на различных языках ислама для преодоления национализма (его идеологии и символов) кавказских, среднеазиатских, российских и иных мусульман, и в дальнейшем — замены национализмов единой исламской идентичностью.

В этом контексте, для сравнения, можно вспомнить, как «Имарат Кавказ» через свои ресурсы активно использовал арабо-исламскую риторику, рассматривая использование арабского языка как возможность конструирования чувства принадлежности к глобальной умме и преодоления национализма кавказских народов. Как пишет об этом востоковед Александр Кныш: «Арабский язык широко и целенаправленно использовался представителями «Имарата Кавказ» в качестве альтернативного символического капитала, направленного на то, чтобы отдалить мусульман как от преимущественно русскоязычных правящих элит северокавказских республик, так и от местных этнических националистов, стремящихся возродить родные языки для того, чтобы усилить свои недавно приобретённые и переосмысленные национальные идентичности».

Кямал Гасымов
Однако, на примере «Голоса Шама» мы видим совершенно иную языковую политику. В данном случае арабский язык рассматривается как один из мусульманских языков, на которых планируется вещание. По словам руководителя «Голоса Шама», основным «голосом» проекта будет русский, так как это язык межнационального общения. В дальнейшем создатели проекта планируют готовить репортажи и материалы на всех языках мусульманских народов Центральной Азии, Кавказа и России, желая создать общий полиязыковой исламский дискурс, который, по замыслу «Голоса Шама», должен привести к формированию единой исламской идентичности. Предполагается, что именно данный мета-дискурс, созданный на многочисленных языках, способен преодолеть национализм переселившихся в Сирию постсоветских мусульман. «Голос Шама» видит многоязычие не как проблему, а как повседневную реальность на северо-западе Сирии и благоприятную возможность, которой можно воспользоваться в стратегических целях.

Первая и независимая?

Интересно, что проект очень напоминает другую, более известную интернет-платформу, созданную популярным в сети полевым журналистом Билалом Абд аль-Каримом (Даррел Ламонт). Он вырос в северном пригороде Нью-Йорка, работал театральным актером и «стэндап»-комиком. После того, как он принял ислам, Абд аль-Карим отправился изучать религию в Судан и Египет, но в итоге решил стать журналистом. В 2012 году он приехал в Сирию и начал готовить репортажи с мест событий и публиковал их на каналах YouTube и Facebook. Он даже сделал серию репортажей в составе журналистской команды CNN о жизни Идлиба в условии авиаударов России и сирийского правительства, которые получили известную премию имени Эдварда Мурроу.

И руководители «Голоса Шама», и Абд аль-Карим утверждают, что они не входят в состав ни одной из групп («джамаатов»), и что их журналистская деятельность полностью независима от политики военных объединений, воюющих против армии Б.Асада. В то же время можно заметить, что Абд аль-Карим довольно часто предоставляет площадку фигурам, прямо или косвенно связанным с ан-Нусрой, тем самым оказывая информационную поддержку группировке «Хайат Тахрир аш-Шам» и ее союзникам. Иначе говоря, его медиа-ресурсы оказывают информационную поддержку политическому проекту бывшего (формально) крыла «Аль-Каиды» и иных «исламистских» групп по построению «эмирата» в Идлибе.

То же можно сказать и в отношении «Голоса Шама». Журналисты радио ссылаются на многочисленные каналы в Telegram, которые, в свою очередь, ссылаются друг на друга через различные перекрестные ссылки, оказывая информационную и идеологическую поддержку русскоязычным каналам религиозных авторитетов ан-Нусры. Это, конечно, не значит, что данные информационные проекты созданы или непосредственно контролируются ан-Нусрой. Однако они функционируют на территории, где эта организация, которая сегодня составляет костяк «Хайат Тахрир аш-Шам», уже давно распространяет свою политическую и идеологическую гегемонию, медленно, но верно вытесняя или поглощая все иные группы и политические проекты.

Иначе говоря, мы видим, что на территории подконтрольной ан-Нусре, создаются транснациональные и полиязыковые медиа-проекты, нацеленные на формирование определенного миропонимания и идентичности мусульман. Ан-Нусра, как и ИГИЛ, активно использует электронные платформы для привлечения российских и центральноазиатских бойцов, которые находятся как внутри Сирии, так и за ее пределами. Кроме этого, в тесном союзе с ан-Нусрой или под ее непосредственным командованием воевали и воюют такие группы, как батальон «Имам аль-Бухари», батальон «Тавхид ва Джиход», «Джайш аль-Мухаджирин ва аль-Ансар», «Сайфулла аль-Шишани», «Крымский джамаат» и другие. Все эти группы состоят, в основном, из бойцов, переселившихся из России и Центральной Азии.

Кямал Гасымов

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА