15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Мед, вода, колбаса и маркетинг. Где найти правильный халяль в России

22.11.2017 18:49 msk, Екатерина Иващенко

Экономика Россия Общество

В России, по разным данным, проживает от 15 до 30 миллионов мусульман. На них рассчитана продукция с маркировкой «халяль» (халал, халол — все дозволенное и допустимое у мусульман. – Прим. «Ферганы»), которую можно встретить во многих магазинах Москвы и других крупных городов. Причем если вначале понятие «халяль» относилось только к мясным изделиям, то позже темой халяля занялись маркетологи, и теперь на прилавках можно найти халяльные воду и мед. Даже услуги стали халяльными: появились такси-халяль и халяльные гостиницы.

16-18 ноября в Москве проходила Международная выставка Halal Expo 2017. Центральная Азия на ней была представлена скромным павильоном Узбекистана, продававшим ячменную кашу и баранину с нутом. На выставке можно было попробовать и купить мясные изделия, сухофрукты и мед, непромокающие коврики для намаза и различную литературу, масла и косметику. Все, разумеется, халяльное.

Насколько оправдано использование по отношению к тем или иным продуктам ставшего весьма популярным понятия «халяль»? Или оно эксплуатируется бизнесом для привлечения внимания покупателей и повышения спроса на продукцию? Эти вопросы были в центре внимания участников прошедшего в рамках выставки круглого стола «Лже-маркетинг в сфере халяль».

Когда нужен ПЦР-анализ

Открывая мероприятие, советник президента Торгово-промышленной палаты Башкортостана Тимур Шангареев отметил, что «споры о качестве халяль-продукции возникают из-за того, что в России все, что связано с исламом, пущено на самотек»:

- В стране нет жестких критериев в отношении различных религиозных мусульманских действий. В полной мере это относится и к продуктам халяль. Когда мы говорим, что в этой сфере есть регулирование, сертификация, многие забывают, что это добровольная вещь. Все 14 существующих систем по сертификации халяль - добровольные, и нет ни одного государственного закона, акта или стандарта, который бы регулировал эту сферу. Сейчас мы видим, что из личных пристрастий эта сфера выходит на уровень цивилизованного бизнеса. Сертификация халяль — это сфера услуг, где должны быть четкие правила игры. Нет такого, что ты захотел и назвал продукт халялем, а захотел — назвал харамом (все запрещенное у мусульман. – Прим. «Ферганы»). Должны быть прописанные на бумаге правила, и мы к этому потихоньку приходим, - сказал он.


Павильон Узбекистана на Halal Expo 2017. Фото «Фергана»

Как считают эксперты, при обеспечении халяльности продукта можно использовать ПЦР-анализ (метод полимерной цепной реакции. – Прим. «Ферганы»). Шангареев уточнил, что ПЦР-анализ не позволяет идентифицировать количество свинины в продукте, но его можно применять в производстве при подготовке оборудования:

- Мы все стремимся к тому, чтобы производство было на 100 процентов халяльным. Но утверждать, что если есть смешанный цикл использования оборудования (утром на нем готовят продукцию из свинины, а вечером — из говядины), то колбаса обязательно будет харам — нельзя, потому что есть методы очищения инвентаря. Здесь главное — вопрос контроля, и в этом случае надо использовать метод ПЦР, - считает Шангареев.

Директор по маркетингу международного сертификационного центра RACS Оссама Эмам дополнил, что в мире существует много методов определения наличия в продукте свинины и алкоголя. Однако сертификация халяль — это не просто выдача документа, что запрещенных ингредиентов в продукции нет. Еще до выдачи такого сертификата должно быть проведено множество процедур и проверок, например, на предмет того, как было забито животное, как мясо перевозилось на производство и так далее.

- Слова «халяль» не может быть в названии бренда, если производящая компания не получила соответствующих сертификатов. Это вводит людей в заблуждение. Часто производитель говорит, что он уверен, что его продукция - халяль, так как использует только «правильные» ингредиенты, но он не может сертифицировать сам себя, должна быть проведена проверка всего процесса производства, - отметил Оссама Эмам.

Что такое сертификация халяль?

По словам организатора выставки Halal Expo 2017 Кирилла Скогорева, вопросы производителей и потребителей возникают, потому что ни у одного сертификационного центра на сайте не прописано, что такое халяль и по каким правилам проходит сертификация.

- Как потребитель, я должен понимать, на какую систему я подписан. В разных масхабах (школах шариатского права в исламе. – Прим. «Ферганы») понятия халяль и харам разнятся. Например, на Кавказе не принимаются выданные Татарстаном сертификаты халяль. У нас есть персона, которая выдает сертификат, но нет системы. Когда я спрашиваю, почему на сайте не напишут, как проходит процесс сертификации, мне отвечают: «Тогда у нас его уведут конкуренты». То есть более 1400 лет у нас есть Коран и хадисы (предания о словах и действиях пророка Мухаммада. – Прим. «Ферганы»), которые никто не уводит, а это уведут?! Как обычному потребителю понять, что такое халяль и какому сертификационному центр доверять? - задался вопросом Скогорев.


На выставке Halal Expo 2017. Фото «Фергана»

- Я согласен, что сегодня сертификация халяль в России оставляет желать лучшего. Именно потому, что до сих пор не достигнут цивилизованный уровень рыночных отношений, - отметил Шангареев. – Дело в том, что все конфликты в сфере халяль ведут к формированию негативного образа всего, что связано с исламом. Люди видят, как «грызутся» между собой «халяльщики», и это автоматически переносится на всех мусульман. Поэтому надо больше заниматься просвещением людей и доводить до них, что такое халяль и как проходят проверки.

Присутствующий на мероприятии руководитель Foodmarkets Павел Мамонов рассказал, что он обошел компании, присутствующие на Экспо, и спросил, зачем они проводят сертификацию халяль. В большинстве случаев люди ответили, что продукция с сертификацией халяль имеет привилегии при поставках в сеть и производители понимают, что получают эту привилегию, ставя на продукцию значок «халяль».

Цена сертификации халяль

Как было сказано выше, в России зарегистрировано 14 сертификационных компаний, однако лишь четыре из них активно работают на рынке. На мероприятии встал вопрос, почему у компаний отличаются цены на сертификацию. Кирилл Скогорев отметил, что сертификация – это бизнес, услуга, за которую нужно платить.

– Я часто привожу пример. В девяностые годы приходили люди и строили церкви при заводах; они говорили, сейчас мы все освятим, и ваш товар будет продаваться, освятим машину - и вы не попадете в аварию. Сейчас приходят другие люди в других шапочках и говорят то же самое. Извините, - обратился Кирилл Скогорев к присутствующим производителям халяльных товаров, - но если вы оказываетесь в такой ситуации, то вам «впаривают» религию за деньги, а если вам оказывают услугу по проведению реальной сертификации, то за нее надо платить, - отметил Скогорев.

Вопрос цены на сертификацию также прокомментировал Тимур Шангарев.

- Раньше думали, что халяль - это высокодуховная сфера, которая не может оплачиваться. Мы это уже прошли, и люди поняли, что надо платить хотя бы за приезд сертификационной комиссии. Потребителей услуги смущает, что они платят не только первичный взнос, но и потом ежемесячно. Это логично, потому что за время действия сертификата должны быть произведены проверки, за них надо платить. Надо уже приходить к пониманию, что это бизнес. У нас настолько привыкли, что пришел дядя в чалме, пробормотал что-то - и все стало халяль. Нет, должны приходить специалисты, которые проводят рутинную работу по проверке документов, ингредиентов, квалификации сотрудников. Они работают и на основе проведенных проверок выдают сертификат. А так как это бизнес-услуга, они вправе требовать деньги за ее оказание.


На Halal Expo 2017. Фото «Фергана»

Халяль русский и арабский

В свою очередь, директор одного из сертификационных центров Динар Садыков рассказал, чем процесс сертификации в России отличается от того же процесса в других странах.

– За рубежом сертификация проводится на другом уровне. Приходит человек из сертификационной компании, проводит проверки и дает заключение на соответствие хяляль на момент проверки, а производитель делает все, чтобы соответствовать требованиям. Потом в течение года к нему один раз могут приехать на инспекционный контроль. Все остальное время процесс производства продукции протекает по усмотрению владельца бизнеса. Но в России, немусульманской стране, мы не можем практиковать то, что в мусульманских странах по умолчанию считается халяль. У нас должен быть контроль, и очень жесткий. У нас утром на заводе делают халяль-продукцию, вечером со свининой, обрабатывают оборудование и запускают по новой. В этом нет ничего плохого, и продукция соответствует требованиям халяль. Но представитель сертифицирующего органа должен постоянно присутствовать на производстве. Когда будет постоянный контроль, предприниматель начнет понимать, за что он платит деньги.

Присутствующих также интересовал вопрос, как бороться с коррупцией в сфере халяльной продукции.

- Халяль - это маркетинг, - заявил один из гостей мероприятия. – Например, производитель понимает, что если он прилепит к обертке своей продукции значок «халяль», его доход вырастет. И все понимают, что мусульманин просто покупает колбасу, он не будет выяснять, по каким стандартам работает производящий ее завод. Мы идем по улице, видим на кафе значок «халяль» и тоже заходим туда. Давайте будет честными – это все маркетинг. А как бороться с коррупцией? Есть же «не братья», которые также продают товар с сертификатом. Все мы опутаны страстями, и как быть потребителю?

- Речь идет о проверке всех этапов производства, - отметил Садыков. – Параметр халяльности продукта определяется не только во время забоя скота. Должна отслеживаться вся цепочка. Например, предприниматель производит ароматизатор «сметана и лук» для чипсов. Что-то странное есть в название? Нет! А в составе есть. Мы не можем говорить, что продукт халяль, опираясь только на название ингредиентов, мы должны проверять сами ингредиенты. Контроль должен быть ежедневным. Я производителю не доверяю, для меня он не мусульманин и не брат, и не ради Аллаха что-то делает, как он может иногда говорить. Для меня он бизнесмен, который хочет заработать деньги, но на халяльной продукции. Он такой же человек, как и люди другой религии, и должен проходить через все стадии проверок.

- Однако сегрегации по национальности и вере быть не должно. Если кто-то из немусульман собирается производить халяль – надо радоваться, что люди другой конфессии что-то для этого делают, - отметил Кирилл Скогорев.


В павильоне Сирии на Halal Expo 2017. Фото «Фергана»

* * *

После мероприятия «Фергана» задала некоторые вопросы Тимуру Шангарееву, который помог прояснить ситуацию в сфере халяля.

- Почему еще несколько лет назад все четко понимали, что такое халял, а сейчас так много вопросов у производителей и потребителей?

Тимур Шангареев: Сейчас идет определенная конкуренция в этой сфере. Также происходят перемены в мусульманском сообществе в России. Если раньше было безусловное преклонение перед авторитетами и все верили, если кто-то говорил: «Это халяль», - то теперь уровень знаний вырос, люди начали больше разбираться в теме. У нас никто не ищет сакральности в медицине, все ищут нормального врача. И всегда есть кто-то один, кто говорит, что он истинный доктор, а все вокруг шарлатаны. Аналогичное происходит и в сфере халяля, и это нормально.

- Но еще лет пять назад не возникал вопрос, халяль ли мед или вода…

- В девяностые мы думали, как выжить, сегодня люди думают не только о жизни, но и о ее качестве, все озабочены здоровым образом жизни и экологической едой. Представление, что если без свинины – то это халяль, - ушло, наши знания позволяют нам говорить о других вещах. Молоко вроде тоже халяль, но если в упаковке есть вредные консерванты, которые позволяют ему не прокисать четыре месяца, то начинаешь уже задумываться.

- В какой степени значок «халяль» стал средством маркетинга?

- Так было в начале. Сейчас этот значок не дает взрывного роста продаж. Маркетологи подтверждают, что значок дает прирост продаж, облегчает вход продукции в торговые сети, но это совершенно некритично. Сначала, когда этот рынок был неразвит, все считали, что вот я значок поставлю - и продажи взлетят. Но сейчас предприниматели поняли, все не так просто, и надо пройти ряд проверок.

- Нужно ли России государственное регулирование в этой сфере?

- В России эта сфера не регулируется, потому что у нас свобода вероисповедания. Государство, которое отделено от религии, не может диктовать какие-либо нормы. Поэтому эта сфера отдана на откуп самим мусульманам.

Религиозная составляющая в этом вопросе играет небольшую роль. Есть определенные требования, они должны исполняться. Я считаю, что регулирование не нужно, голосовать будет потребитель рублем. Ислам - простая религия, там нет ничего сложного, а вот сертифицирующие органы нужны, чтобы разбираться в тонкостях технологий.

- На рынок халяль в России повлияли мигранты?

- Частично. С точки зрения покупательской способности - нет. А в том, что появилось гораздо больше заведений общепита, - да. В России нет культуры общепита, есть технологическая среда, а в республиках Закавказья и Средней Азии всегда был упор на национальную кухню. Если наш человек откроет кафе, то обязательно разорится, а вот приезжают мигранты - и открывают прекрасные заведения.

Мигранты принесли культуру халяльного потребления. Сегодня на каждом углу можно найти узбекское кафе, где можно вкусно и дешево поесть, и это лучшая пропаганда халяля.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»