22 Июнь 2018

Новости Центральной Азии

Конституционный суд Таджикистана обязал депутатов переписать закон в пользу обманутых вкладчиков

Заседание Конституционного суда Таджикистана. Фото с сайта Press-unity.com
Конституционный суд (КС) Таджикистана принял решение, согласно которому при ликвидации банка приоритет в выплате средств должен отдаваться вкладчикам. КС вынес определение, предписывающее парламенту республики (Маджлиси Оли) привести в соответствие положения Гражданского кодекса (ГК) и закона «О ликвидации кредитных организаций», передает «Азия-плюс».

По ГК вкладчики имеют право первыми получать свои деньги при ликвидации банка. Однако в законе «О ликвидации кредитных организаций» говорится, что за счет активов неплатежеспособного банка в первую очередь обслуживаются судебные издержки, затем задолженности по зарплате сотрудникам банка, долги перед правительством и Нацбанком. И только после них физические лица могут претендовать на возвращение своих вкладов.

С заявлением о законодательной коллизии в КС в конце апреля обратился вкладчик ликвидированного в 2017 году«Таджпромбанка», член правления Международного союза адвокатов Солиджон Джураев. Ранее, в июне 2017 года, адвокат обращался к президенту Таджикистана с просьбой расследовать деятельность бывших руководителей объявленного банкротом «Таджпромбанка». Он утверждает, что его деньги, как и деньги других вкладчиков банка, были присвоены его руководством. По словам адвоката, в течение последних двух лет он 79 раз обращались в банк с просьбой вернуть его вклад в $45 тысяч, которые он положил в банк 2013 году.

«Вместе со мной пороги банка обивают тысячи обманутых вкладчиков, но безуспешно. Девять месяцев Генпрокуратура не давала ответа на мою жалобу, после чего я вновь обратился к самому генпрокурору, президенту страны и правительству, а затем и в Конституционный суд», — говорит Джураев. По его словам, в самом Гражданском кодексе Таджикистана указано, что нормы гражданского законодательства, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГС.

Джураев отмечает, что хотя большая часть имущества «Таджпромбанка» распродана, однако Нацбанк и его представитель — специально назначенный временный управляющий «Таджпромбанка» — не удовлетворяют законные требования вкладчиков.

Процесс ликвидации «Таджпромбанка» был запущен в феврале 2017 года. Имущество банка оценили в 450 млн сомони ($51 млн), сумма невыплаченных ему долгов составила 266 млн сомони (около $30 млн). Сам банк остался должен кредиторам — физическим и юридическим лицам — 550 млн сомони ($62 млн). При этом сообщалось, что среди основных должников банка есть несколько компаний, которые либо были созданы банком, либо были с ним связаны. Эти компании получили многомиллионные кредиты, которые возвращены не были.

В конце апреля этого года был задержан бывший руководитель «Таджпромбанка» Джамшед Зияев. Ему предъявлены обвинения в растрате и мошенничестве. По данным следствия, будучи главой «Таджпромбанка», Зияев направлял привлекаемые средства вкладчиков на развитие собственного бизнеса, оформляя кредиты на имя своих родственников. Зияеву уже пришлось расстаться с акциями завода по производству прохладительных напитков. Ему предлагают отдать остальное имущество в обмен на свободу.

Банковский кризис начался в Таджикистане в 2015 году, когда произошло резкое сокращение переводов мигрантов на фоне экономического кризиса в России. У многих банков возникли задолженности перед вкладчиками. Правительство в 2016 году выделило дополнительное финансирование четырем проблемным банкам — «Агроинвестбанку», «Точиксодиротбанку» «Фононбанку» и «Таджпромбанку». Последний получил 450 млн сомони ($56 млн).

Международное информационное агентство «Фергана»





РЕКЛАМА