23 Апрель 2019



Новости Центральной Азии

Турки-месхетинцы: Из одного изгнания в другое (часть I)

28.08.2009 00:54 msk, Михаил Калишевский (Москва)

Центральная азия История

Нынешний год – год сплошных «юбилеев» для репрессированных народов бывшего СССР. 65 лет назад сталинский режим учинил настоящую серию массовых расправ над целыми народами, которых согнали с родных мест, загрузили в вагоны для скота и отправили за тысячи километров в изгнание, откуда очень многие не вернулись. Среди печальных годовщин есть и такая -15 ноября исполняется 65 лет со дня депортации турок-месхетинцев, высланных из Грузии в Среднюю Азию и Казахстан.

Читайте в архивах «Ферганы.Ру» статьи по теме: «Ферганские события» двадцать лет спустя. История без урока? и Борис Юсупов - «Придворный фотограф Советского Союза».

История этого народа выделяется своим трагизмом даже на фоне отнюдь не благостных историй других репрессированных народов. Можно считать, что турки-месхетинцы были отправлены в изгнание дважды, а то и трижды. Они до сих пор не обрели земли своих предков, и будущее их по-прежнему остается туманным.

Да и вообще с этим народом связано немало загадок. До сих пор нет единой цифры численности турок-месхетинцев в бывшем СССР (от 250 до 400 тысяч человек). Различаются и данные о количестве изгнанных из мест проживания в период массовой депортации. Предполагается, что в настоящий момент примерно 90 тысяч турок-месхетинцев проживают в Казахстане, 90 тысяч – в Азербайджане, около 50 тысяч – в России, 30 тысяч – в Киргизии, 25 тысяч – в Турции, около 15 тысяч в США (с недавних пор), 10-12 тысяч – в Узбекистане, около 10 тысяч – на Украине.

Загадки происхождения

У этого этноса несколько имен, что нередко вызывает путаницу и разногласия даже среди представителей самого этого народа. Начать с того, что месхи – субэтнос грузин, которые, будучи православными христианами, никак не связывают себя с турками-месхетинцами, являющимися мусульманами-суннитами, к тому же говорящими на тюркском языке. Да и последние в своем большинстве тоже не признают родства ни с месхами, ни с грузинами в целом. Сами себя они называют не месхетинскими, а ахалцихскими турками (Ahıska Türkleri) - по Ахалциху, главному городу Месхетии или Самцхе, небольшого региона на юго-западе Грузии. Обычно Месхетию упоминают вместе с соседней Джавахетией (центр - Ахалкалаки).

Территория исторической Месхетии соответствует трем нынешним районам Грузии — Адигенскому, Ахалцихскому и Аспиндзскому, входящим в край Самцхе-Джавахети, а также сопредельным районам Турции. Небольшая группа турок-месхетинцев жила на востоке Аджарии и северо-востоке современной Турции.

Турки-месхетинцы говорят на одном из восточно-анатолийских диалектов турецкого. Помимо общей специфики диалектов Восточной Анатолии (которые во многом ближе к азербайджанскому языку, нежели к турецкому), диалект турок-месхетинцев испытал небольшое влияние грузинского, а также некоторое влияние армянского, а в XX веке - также тюркских языков Казахстана, Средней Азии и русского языка. Ряд специалистов является сторонниками предположения о существовании особого турецко-месхетинского языка, но их меньшинство. До 80-85 % турок-месхетинцев свободно владеют русским языком.

Среди турок-месхетинцев нет согласия по поводу своего собственного происхождения. Более 80% из них считают себя потомками этнических турок-«ерли» (турецкоговорящие земледельцы) и «теряклы» (пастухи-азербайджанцы), остальные возводят свою родословную к части грузин-месхов и армян-хемшилов, принявших ислам в XVII – XVIII веках и перешедших на турецкий язык. Имеется также версия о том, что турки-месхетинцы произошли от симбиоза одного из родов турок-османов, осевших здесь, все с тем же грузинским племенем месхов.

Как бы там ни было, но вряд ли турок-месхетинцев следует отождествлять с другими народами и, в частности, с современными турками. Это - совершенно самобытный и этнически самостоятельный народ, хотя и имеющий этногенетические связи с соседями, и к тому же народ с глубокими кавказскими корнями.

Большинство специалистов полагает, что в этногенезе турок-месхетинцев все-таки участвовали два главных компонента: древнее грузинское племя месхов и тюрки, массовое переселение которых в Малую Азию и Закавказье приходится на XI век. Миграции, вызванные нашествием монголов в XIII веке и походами Тимура в XIV веке, способствовали дополнительному притоку тюркских элементов в юго-западные районы Грузии и особенно в Месхетию (слабее защищённую от вторжения с юга), где к тому же издавна жили еще армяне и курды. Но тюрки с течением времени стали преобладать.

Видимо, поэтому месхетинские князья титуловали себя “повелителями месхов и тюрок”, а затем даже приняли тюркский титул атабегов, и их владение называлось Самцхе-Саатабаго (Атабегство Самцхе). В XIV-XV вв. княжество, являвшееся по существу государственным образованием турок-месхетинцев, отложилось от остальной Грузии, но независимость сохраняло недолго – в результате двух аннексий (1453 и 1576) эта территория была подчинена Османской империи, став впоследствии ее пашалыком (1639).

Почему все же турки

Попадание в ареал собственно турецкого этноса довольно быстро вело к исламизации и отуречиванию населения: переход в ислам всячески поощрялся османами; знать, а следом и большинство населения превратились в мусульман, а разговорный турецкий язык - в язык межнационального общения. В результате прежние тюркские говоры были вытеснены, возник общий этноним «турки», обозначавший земледельцев-мусульман, говорящих на местных диалектах турецкого языка. К этому часто делалось добавление, конкретизирующее место проживания данной группы (в Месхетии — турки-месхетинцы).

Ко времени присоединения к России грузинского Ахалцихского региона (1829) мусульмане составляли здесь меньшинство. На протяжении XIX – первой трети ХХ вв. их доля постепенно возросла от 1/3 до 2/5 населения. Турецкий язык стал родным, то есть, языком семейного общения, для мусульманского населения Месхетии уже к середине XIX века. Тем временем в регион стали переселяться армяне из Турции. В конце XIX в. в Ахалцихском и Ахалкалакском уездах армян насчитывалось уже 48%, турок – 31%, грузин – 13%. При этом турки были в незначительном большинстве в Месхетии (53%), а в Джавахетии доминировали армяне (72%). Надо сказать, что отношения между турецкой и армянской общинами в этих местах сразу же стали весьма напряженными.

В 1917 г., в условиях распада Российской империи, национальный лидер турок-месхетинцев Омар Фаих Неманзаде создал некое государственное образование, просуществовавшее, впрочем, недолго. В начале 1918 г. турки Ахалциха заявили о присоединении к Османской империи, но она вскоре потерпела крушение, и тогда лидеры турок-месхетинцев переориентировались на ставший независимым родственный Азербайджан.

Во время кратковременной войны меньшевистской Грузии с дашнакской Арменией на рубеже 1918/19 годов турки-месхетинцы поддержали Грузию, что было вполне естественно на фоне прежних отношений с местными армянами и регулярных столкновений турецких формирований с дашнакскими отрядами. Когда же грузинские войска в 1919 г., выбив армянские отряды, заняли Месхетию и Джавахетию, Тбилиси не стал особо считаться с турками-месхетинцами. Однако через два года Красная армия ликвидировала независимое грузинское государство.

Не учитывались интересы турок-месхетинцев и при заключении Батумского мирного договора от 16 марта 1921 года. Турция передала Советской России находившиеся в ее подчинении 12 районов Грузии со значительной долей мусульманского населения, которые сначала вошли в Тбилисскую область как обычные административные районы, а затем были переименованы в 5 районов Грузинской ССР: Ахалцихский, Адыгенский, Аспиндзский, Ахалкалкский, Богдановка.

В 20-е годы центральные советские власти в русле политики «коренизации» в целом поощряли развитие национальной культуры турок-месхетинцев – открывались национальные школы, выходили газеты и журналы, создавались театры, музыкальные ансамбли и т. д. Наметилось даже нечто вроде национально-культурного возрождения, которому также помогал советский Азербайджан и азербайджанская община Грузии. К концу 30-х годов у месхетинских мусульман имелся общий этноним «турки-месхетинцы», местные православные месхи называли их просто «турками». В 1936 г. часть турок-месхетинцев записали в только что появившийся этноним “азербайджанцы” (до этого их обозначали как «тюрок»).

Сталинская расправа

В то же время в Грузии были склонны считать всех турок-месхетинцев забывшими родной язык грузинами. Хотя, согласно переписи 1926 года, из 68 тысяч жителей Самцхе-Джавахетии, считавших турецкий родным языком, только 12 тысяч назвали себя грузинами-мусульманами. Однако руководство Грузинской ССР, в частности, в лице Берии, предпринимало попытки «грузинизации» турок-месхетинцев. Эти попытки стали еще более настойчивыми в 30-е годы и сочетались с прямыми репрессиями против турецких «национальных кадров», обвинявшихся в «шпионаже» в пользу Турции и тому подобных «преступлениях». Нередки были случаи принуждения турок-месхетинцев к изменению записи о национальности в паспорте и принятию грузинских фамилий.

Подобного рода «мероприятия» усилились в 40-е годы, когда Сталин пришел к убеждению о «ненадежности» турок-месхетинцев в свете возможной войны с Турцией. Хотя сами турки-месхетинцы никакого повода к подобным подозрениям никогда не давали. Так, на фронты Великой Отечественной ушла практически вся взрослая мужская часть этноса (более 48 тысяч человек, 28 тысяч из них погибло, народ дал 8 Героев Советского Союза). К тому же к этому времени опасность вступления в войну Турции на стороне Германии свелась к нулю, так что даже самый «благовидный» предлог для «наказания» турок-месхетинцев отпал. Тем не менее, власти стали загодя готовиться к депортации, для чего, в частности, даже была построена 70-километровая железнодорожная ветка от Боржоми до Вале.

Бесчеловечное преступление началось согласно постановлению ГКО № 6279 от 31.07 1944 г. и приказу НКВД 001176 от 20.09 1944 г., в которых турки-месхетинцы обвинялись «в неприятии колхозного строя», «нарушении государственной границы», «пособничестве врагам, занятиях контрабандой и служению для турецких разведывательных органов источником вербовки шпионских элементов и насаждения бандитских групп», а также «в связи с тем, что значительная часть населения была связана с жителями приграничных районов Турции родственными отношениями и проявляла эмиграционные настроения».

Утром 15 ноября 1944 года войска НКВД оцепили районы проживания турок-месхетинцев и приступили к депортации. Вместе с турками в течение 10 дней угнали курдов, армян-хемшинов, грузин-мусульман и живших в этих районах представителей ряда других мусульманских народов. Всего было выслано 125 тыс. человек, из них турок-месхетинцев – 115 тыс. В пути погибло 15 тыс. человек, а за первые шесть месяцев в ссылке – 37 тыс., включая 17 тыс. детей.

Депортированные турки-месхетинцы были рассредоточены по отдельным посёлкам в различных областях Узбекистана (основная часть), Казахстана и Киргизии как «спецпоселенцы» (то есть без права изменения места жительства). В местах депортации с ними довольно быстро смешались и небольшие группы турок-османов, выходцев из центральной Турции, живших в Абхазии и Аджарии и выселенных оттуда в Среднюю Азию в 1948-49 годах.

Первые попытки вернуться

Режим «спецпоселения» был снят лишь 28 апреля 1956 г. знаменитым указом за №135/142. Формально депортированные получили право проживать в любом регионе СССР, но фактически туркам-месхетинцем было запрещено возвращаться на родину, с них взяли подписку, что они не будут требовать компенсацию за оставленное там имущество.

Около 25 тысяч турок, записанных «азербайджанцами», сумели перебраться в Азербайджан, поближе к родным местам. Многие из них занялись освоением безводной Мугабской степи. В Азербайджане они в принципе легко адаптировались в родственном окружении, получив в то же время возможность сохранить национально-культурную самобытность. Всего в Азербайджан в 50-80-е гг. переселилось порядка 50 тыс. турок-месхетинцев.

Часть «азербайджанцев» отправилась в Кабардино-Балкарию (именно оттуда первые маленькие группы турок-месхетинцев перебрались в Ставропольский и Краснодарский края). Здесь общение с местным населением было минимальным, так как Северный Кавказ рассматривался всего лишь как промежуточный этап пути на родину. В Грузию вроде бы позволялось вернуться тем, кто признавал себя грузинами. На это согласилось 18 тысяч турок-месхетинцев, но переехать в Грузию (не в Месхетию, а в западные районы) разрешили лишь нескольким сотням семей.

Первые, в том числе подпольные, попытки создать общественные организации турок-месхетинцев предпринимались еще в 50-е гг.. Однако лишь в начале 60-х произошло объединение разрозненных ранее групп активистов во «Временный организационный комитет возвращения на родину», учредительный съезд которого был организован, опять же подпольно, в 1962 г. Первое общенародное собрание состоялось 15 февраля 1964 г. в колхозе «Ленин юли» Ташкентской области. Для передачи обращения в Москву с просьбой о возвращении на родину делегаты избрали председателем комитета учителя Энвера Одабашева и делегацию из 125 человек. Делегацию приняли в ЦК КПСС, но в просьбе отказали. Однако турки-месхетинцы не отступали, стали посылать делегации в Москву с завидной регулярностью. Всего было порядка 30 делегаций, и вот в мае 1968 г. вышел указ Президиума Верховного Совета, формально уравнивавший турок-месхетинцев в правах с остальными народами СССР и разрешавший им селиться в Грузии.

Уже 24 июля 1968 года 7 тыс. турок прибыли в Тбилиси и собрались перед Домом Правительства, требуя приема. Через два дня их действительно принял тогдашний первый секретарь ЦК КП Грузии Мжаванадзе. Он пообещал принимать по 100 семей в год в разные районы Грузии. И действительно, первых репатриантов поначалу принимали на работу и даже давали жилье, но вскоре их стали увольнять а потом выдворять в Азербайджан. Начались и репрессии против активистов - 19 апреля 1969 г. в деревне Саалты в Азербайджане был арестован Одабашев, но вскоре, по требованию собравшейся перед райкомом толпы турок-месхетинцев, его отпустили.

В августе 1969 года уже 33-я делегация турок в составе 120 человек прибыла в Москву и была принята в ЦК КПСС. На этот раз отказ в требовании вернуть народ в Месхетию был облечен партийными чиновниками в нарочито оскорбительную форму, после чего все делегаты побросали в приемной свои паспорта и заявили о выходе из советского гражданства. Их выслали из Москвы под конвоем.

Отчаяние вынудило турок-месхетинцев, несмотря на опасность подобного шага, обратить свои взоры в сторону Турции. В апреле 1970 г. группа активистов обратилась в турецкое посольство в Москве с просьбой об эмиграции. Эта инициатива была поддержана на шестом народном собрании турок-месхетинцев, состоявшемся 2 мая 1970 г. в Саалтинском районе Азербайджана. 15 марта 1971 г. в посольство были переданы списки желающих эмигрировать. Вместе с тем обращение к Турции вызвало раскол в национальном движении, большинство в котором все-таки составляли сторонники возвращения на родину. Между тем, у властей росло раздражение «несанкционированной» активностью турок - в августе 1971 г. был вновь арестован Одабашев и осужден на два года лагерей, а затем арестовали обоих его заместителей — М.Ниязова и И.Каримова.

«Конформисты» и «непримиримые»

Весной 1976 г. представители общины, относящие себя не к туркам, а к грузинам, ездили в Тбилиси. Их принял помощник Шеварднадзе, но и только. Тогда на своем 8-м съезде, состоявшемся 18 июня 1976 г. в селе Ерокко в Кабардино-Балкарской АССР, турки-месхетинцы выдвинули программу поэтапного возвращения на родину, основанную на отказе от компенсации за потерю недвижимости и строительстве жилья силами своих молодежных бригад. В качестве неофициального, но принципиального условия возвращения, руководство Грузинской ССР выдвинуло признание турками-месхетинцами своего грузинского происхождения и соответствующей смены фамилий, что раскололо турок-месхетинцев на прогрузинских «конформистов», готовых, в силу безысходности, принять это условие, и непримиримых», ни при каких условиях не согласных на такой шаг.

Споры продолжались вплоть до самой «перестройки», но «непримиримых» оказалось все-таки намного больше. На 9-м съезде турок-месхетинцев, состоявшемся 28 июля 1988 г. в селе Псыход Кабардино-Балкарской АССР, позицию «прогрузинских конформистов» осудили. И все же первые семьи турок-месхетинцев, согласившиеся «стать грузинами», стали приезжать в Грузию. Правда, чтобы не допустить компактного проживания, их направляли в самые различные районы страны.

Однако на общем характере расселения этноса это никак не сказалось. Согласно переписи 1989 г., в СССР жили всего 207,5 тыс. турок-месхетинцев. Больше всего в Узбекистане (106,0 тыс. чел.), Казахстане (49,6 тыс. чел.), Киргизии (21,3 тыс. чел.) и Азербайджане (17,7 тыс. чел.), в РСФСР - 9,9 тыс.

(Продолжение следует)