14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекско-казахская граница: Длинные очереди и коррупция. Всё как всегда

О проблемах перехода госграницы между Узбекистаном и Казахстаном «Фергана.Ру» писала неоднократно. Но в редакцию поступают все новые рассказы людей, которые рассказывают о многочасовых очередях на КПП обеих стран, вымогательстве взяток таможенниками, поломках и возгораниях пассажирских автобусов и так далее. Большинство поведавших о приключениях, пережитых ими во время поездки, проезжали территорию Казахстана лишь транзитом, направляясь в соседний Кыргызстан. Публикуем их рассказы почти без изменений.

История первая. Карантин и телеграммы

Чтобы попасть из Узбекистана в Кыргызстан не по воздуху или железной дороге, а пешком или на автомобиле, нужно сначала пересечь узбекско-казахскую границу в одном из нескольких контрольно-пропускных пунктов (КПП), а затем потратить примерно 12 часов, чтобы доехать до границы с Кыргызстаном на рейсовых автобусах и перейти ее. Казалось бы, самый быстрый и короткий путь – пересечь узбекско-киргизскую границу, но дело в том, что после июньских событий на киргизском юге она закрыта для свободного перемещения граждан двух стран. И единственным способом доехать на автобусе до Кыргызстана является транзит через территорию Казахстана.
В течение почти двух месяцев, с начала декабря 2009 года до 25 января 2010, когда под предлогом необходимости «санитарного контроля над распространением свиного гриппа» узбекско-казахская граница была закрыта для свободного въезда и выезда граждан двух стран, предприимчивые люди зарабатывали изготовлением разного рода приглашений в Казахстан. Например, чтобы пройти из Узбекистана в Казахстан на приграничных пунктах требовалось предъявить командировочное удостоверение или телеграмму от родственников с приглашением приехать на свадьбу или похороны. Без такого «обоснования» пересечь границу было невозможно.

Основным спросом у народа пользовались телеграммы, которые, как оказалось, можно было купить около КПП. Об этом «Фергане.Ру» рассказала узбекская гражданка, 32-летняя Дильнора (имя изменено), которая таким образом пересекла границу во время «карантина».

- Моя семья живет в Ташкенте, а некоторые родственники — в Алма-Ате. Я решила их навестить и приехала на пограничный пункт Капланбек. О том, что теперь надо предъявлять телеграмму, я узнала только по пути на границу, надеялась обойтись без нее, «договорившись» с пограничниками, - рассказывает Дильнора. - Выстояв очередь, я подошла ко входу КПП, протянула пограничникам свой паспорт. Они сурово потребовали телеграмму и ничего не хотели слушать. Поняв, что не смогу перейти в Казахстан, я собралась было возвращаться домой, как вдруг меня подозвали какие-то две женщины и предложили помочь с телеграммой. Они сказали, что это будет стоить 30 тысяч сумов (около $15). Они, наверное, отдавали часть этих денег пограничникам.

Когда я к ним подошла, одна из женщин договаривалась с мужчиной-узбеком лет тридцати по поводу изготовления подобной телеграммы. Он отдал им свой паспорт, и я последовала его примеру, сторговавшись до 25 тысяч сумов ($12). Женщина взяла паспорта, переписала себе на бумажку наши фамилии и адреса и позвонила в Чимкент знакомой девушке, которая занимается отправкой телеграмм в почтовые отделения по месту прописки. Например, я прописана в Мирабадском районе Ташкента, поэтому мою телеграмму мне доставили из почтового отделения этого района.


Фиктивная телеграмма. Фото ИА «Фергана.Ру»

В течение полутора часов мы с этим мужчиной ждали наши телеграммы в приграничном кафе. Наконец, пришла одна из тех женщин и, взяв с нас деньги, отдала телеграммы. В моей было написано «Срочно приезжай на поминки папы 40 дней». А в телеграмме мужчины его имя написали с ошибкой и он стал переживать, что из-за этого пограничники могут его задержать. Пока он пререкался с женщиной, я ушла из кафе. Вторая женщина за 500 сумов ($0,25) заполнила за меня таможенную декларацию.

Телеграмму рассмотрели на узбекской стороне границы и сверили с моим паспортом. Потом ее разглядывали на казахской границе, тоже сверили с паспортом, поинтересовались, правда ли то, что написано в телеграмме, и спросили, куда именно я еду. Я ответила, что еду в Чимкент на поминки к папе. Наконец-то, я в Казахстане.

Узбекистан не раз закрывал свои границы с Казахстаном, например, это было в апреле 2004 года. Тогда жители обоих государств при переходе на территорию соседней страны были вынуждены предъявлять командировочное удостоверение или документы, подтверждающие, что они работают в этой стране.
Но мои трудности на этом не закончились. Оказалось, что в Капланбеке уже нет автостанции, от которой отходят пассажирские автобусы, пришлось на такси ехать к КПП Черняевка, который был закрыт на ремонт. Когда добралась, выяснилось, что все автобусы до Алма-Аты уже уехали. Пришлось сесть в автобус, направлявшийся в другой город, и уже оттуда ехать на такси в Алма-Ату. И все оттого, что из-за телеграммы я на лишних полтора часа задержалась на границе! Я считаю, что людям, связанным с пограничниками, «карантин» приносит доход, а всем остальным — только затраты и неудобства.

История вторая. Для несогласных процесс перехода сильно затягивается

В последних числах июня нынешнего года узбекский правозащитник Владимир Хусаинов с коллегой поехал в Кыргызстан. О поездке рассказывает спутник правозащитника.

- Мы в Черняевке. К нашему удивлению, народу на КПП не так уж много. Около часа мы простояли под палящим солнцем перед пограничным постом - пограничники пропускали всего по 15 человек. Сами-то они сидели в тени! Мы заполнили Декларацию и встали в очередь на ее регистрацию. Тут без очереди полезла женщина средних лет, с виду вполне здоровая (без очереди пропускались только инвалиды, старики и беременные). Тетка утверждала, что стояла в очереди перед нами. Но никто из наших соседей по очереди этого не подтвердил. Однако сотрудница таможни взяла у нее документы на регистрацию. Владимир возмутился, заявив, что сообщит об этом беспределе Иноятову, главе узбекской СНБ (Службы национальной безопасности). Началась перепалка. На шум вышел старший лейтенант таможни.


КПП в Черняевке, до реконструкции. Фото ИА «Фергана.Ру»

Я по мобильному телефону стал звонить правозащитникам, чтобы сообщить им, что нас могут задержать. Лейтенант заявил, что здесь звонить нельзя, мол, на улице висит запрещающий знак, и предложил пройти к этому знаку, заодно отобрал мой паспорт. По дороге лейтенант стал мне рассказывать, насколько «работа таможенников трудная и нервная». Он предложил нам прекратить скандал, который разворачивался на виду у толпы примерно 50-70 человек.

Лейтенант нашел ошибку в моей декларации, я ее переписал и снова встал в очередь. Он предложил мне пройти регистрацию вне очереди, но я отказался. Прошел регистрацию как положено, но Володе пришлось четыре раза переписывать декларацию - в ней находили все новые «ошибки», и он снова вставал в очередь. Это процесс продолжался около трех часов. Я наблюдал за этим примерно с десятиметрового расстояния. Владимир безуспешно настаивал, чтобы пригласили начальника таможни. Наконец, он прошел таможню, и мы перешли на казахскую территорию.

Я подал паспорт казахскому таможеннику, он взял его, раскрыл и спросил: «А что, для нас тут ничего нет?» - «Нет, потому что не за что», - ответил я. Он еще раз намекнул, что было бы неплохо дать ему взятку, но я снова отказался. Таможенник отдал паспорт, и я прошел дальше. С Владимиром произошло примерно то же. В общей сложности, мы проходили границу около пяти часов (!). Затем еще часа три ждали отправления автобуса.


КПП в Черняевке, до реконструкции. Фото ИА «Фергана.Ру»

Кондиционер в салоне не работал, и мы изнывали от жары. За нами сидели две казашки с маленькими детьми. Женщины долго громко разговаривали и всем в автобусе мешали. Их дети кричали, а ночью одного ребенка дважды вырвало на пол, и ЭТО так и осталось лежать в проходе… На полпути водитель включил печку, отчего мне было очень жарко. А Владимиру, наоборот, было холодно, потому что на него дуло из открытого люка на крыше автобуса... Еда в придорожном кафе стоила втрое дороже, чем в кафе в Узбекистане. Кое-как мы приехали в Алма-Ату, где находились некоторое время.

Потом решили поехать в Бишкек. В отличие от узбекско-казахской границы казахско-киргизскую мы прошли очень быстро, всего за несколько минут!

В начале июля мы поехали обратно в Узбекистан, поэтому вновь пересекали узбекско-казахскую границу. На этот раз сие мероприятие заняло 3,5 часа. 6 июля Владимир Хусаинов отправил заказным письмом жалобу в СНБ, так как на самой границе категорически отказались ее регистрировать. Но никакого ответа он до сих пор не получил.

История третья. Вымогательство на казахской стороне

Рассказывает русская женщина, которая вместе с сыном ездила в Кыргызстан:

- В начале сентября в обеденное время мы были на узбекско-казахской границе в Черняевке. Заполнили декларацию, перешли узбекский КПП. Но на казахской стороне нас остановил круглолицый таможенник. Он забрал у нас паспорта и потребовал показать декларацию. Мы объяснили, что заполнили ее в единственном экземпляре и узбекские таможенники ее у нас забрали. Но он заявил, что, не видя декларации, не знает, сколько денег мы везем, и как вообще мы сможем доказать, что эти деньги – наши (!).


КПП в Черняевке, после реконструкции, июль 2010 года. Фото ИА «Фергана.Ру»

В конце концов, он потребовал заплатить ему 15 тысяч сумов ($6,5), мы дали ему 11 тысяч ($4,7), и он вернул наши паспорта. Через несколько метров снова были остановлены: два таможенника – мужчина и женщина, - сидевшие за столом, тоже потребовали декларацию и повторили все, что говорил нам круглолицый. Они назвали сумму взятки – 20 долларов. Мы ответили, что столько денег у нас нет, отсчитали им 6 тысяч сумов ($2,7), и они нас пропустили. Мы поехали в Бишкек.

Спустя несколько дней мы возвращались домой. Когда уезжали из Бишкека, водитель автобуса велел всем пассажирам складывать багаж не в багажник, а на задние сиденья в салоне. Утром автобус отклонился от маршрута и заехал на чимкентский оптовый базар. Там нам стало ясно, почему нам не открыли багажник - все его отделения были забиты грузом и туда было бы сложно запихнуть даже спичечный коробок. Далее мы обнаружили, что свои сумки сложили не на задние сиденья: два последних ряда сидений тоже были загружены доверху каким-то товаром и прикрыты занавесочкой, из-за которой мы и решили, что там и есть конец автобуса. Автобус разгружался больше часа.

По дороге в Жибек Жолу (так называется казахская часть КПП Черняевка) автобус остановили таксисты, водитель зачем-то впустил их в салон. Они стали предлагать пассажирам услуги по обмену валюты и уговаривать поехать не на Черняевку, а на другой КПП, где, якобы, меньше очередь. Несколько пассажиров согласились и пересели в такси.


Жибек Жолу. Фото ИА «Фергана.Ру»

Из-за таких остановок мы приехали на границу часа на два позже. В 11 утра на казахском КПП моего сына обыскали, вывернув все карманы. Чуть дальше нас снова остановили, потребовали показать содержимое сумки. Помимо личных вещей мы везли несколько аптечных флаконов с маслом эвкалипта и пихты. Таможенник долго разглядывал этикетки и спросил: «Для чего это применяется?» - «Для лечения от простуды». - «Положите деньги мне «на чай», и можете идти». Мы заплатили последние 200 тенге ($1,3), которые у нас были. Но через несколько метров нас остановил другой таможенник: «Откуда едете?» - «Из Бишкека». - «Валюта есть?» - «Нет». - «Золото есть?» - «Нет». - «Ценные вещи есть?» - «Нет». - «А сотовый телефон есть?» - «Да, есть». - (Со злостью) «А если я сейчас все у вас заберу - и сотовый, и все вещи, - что будете делать?» - «А за что?» - «За то, что нет декларации». - «А мы уже заплатили предыдущему таможеннику». - «Сколько?» - «Пятьсот тенге ($3,3)», - соврали мы. Таможеннник, немного подумав, отпустил нас.

Справедливости ради, отметим, что не всем местным жителям, пересекающим упомянутые границы, приходится давать мзду и выстаивать долгие очереди. К примеру, в середине октября молодой мужчина, не заплатив ни копейки денег, пересек границу всего за 20 минут, хотя очередь была довольно большой. Вероятно, в данном случае свою роль сыграло то обстоятельство, что мужчина предъявил таможенникам свое удостоверение сотрудника международной организации.
Пройдя узбекскую границу без приключений, мы вышли из КПП и пошли по дороге в сторону Черняевки. Но тут нас остановил узбекский милиционер и проверил паспорта. Он обнаружил, что в паспорте моего сына нет его росписи. Сын предложил расписаться в документе прямо сейчас, на что милиционер ответил: «Нет, уже поздно». Он положил паспорт в карман и держал нас около часа, толкуя о штрафе «за грубое нарушение». Сын разговаривал с ним безразлично, сообщив, что «денег все равно не осталось, отправьте нас платить штраф в РОВД». Милиционеру не оставалось ничего другого, как вернуть нам паспорт и отпустить.

История четвертая. Ловля на живца

Рассказывает житель Ташкента на условиях анонимности.

- Решив в августе поехать в Кыргызстан, я переходил границу на погранзаставе в Черняевке. На узбекской стороне паспортный контроль прошел быстро, а таможенный – гораздо дольше, наверняка это было сделано с целью вымогания взяток. Границу казахскую прошел быстро. Автостанция отстоит от границы на 2-3 километра, и сюда людей подвозят частники за 100 тенге ($0,7) с человека. Все происходит очень беспорядочно. Проезд от казахской границы до Кыргызстана занял более 12 часов из-за того, что автобус был старый. Пройти казахскую и киргизскую границу удалось довольно быстро: никто ничего не проверял.


Пассажирский автобус, курсирующий между границей и городом. Фото ИА «Фергана.Ру»

А при возвращении из Бишкека было много приключений. Во-первых, не успев выехать из столицы, наш старый автобус сломался и его чинили целый час. Киргизскую границу все пассажиры прошли без проблем, а вот на казахской стороне пограничники пропускали граждан Казахстана без очереди, работало только одно окно. Это происходило в ночное время, шел дождь и дул сильный ветер. Люди столпились под небольшим навесом, ветер нес в их сторону пыль с этой неблагоустроенной приграничной местности.

Когда я начал возмущаться и потребовал начальника, пришел один сотрудник в звании лейтенанта. Представиться он отказался, сказав только, что он «старший». Меня отвели в отдельную комнату и дали для написания жалобы лишь один листок бумаги (чтобы я не мог оставить себе копию). Меня три раза пытались снимать на видеокамеру, но, видимо, она не работала, и «старший» заснял меня на свой сотовый телефон. Но моя жалоба подействовала - заработали все три окна!

В Чимкенте из нашего автобуса выгрузили контрабандных товаров на целый грузовик. Но, наконец, мы приехали на казахско-узбекскую границу, в Черняевку.

У входа на погранзаставу стояла толпа людей. А в соседние ворота аферисты в гражданской одежде пропускали без очереди за мзду в размере 500-1000 тенге ($3,3-6,6). Я потребовал начальника.


Так выглядит салон междугороднего автобуса. Фото ИА «Фергана.Ру»

Ко мне подошли работники в форме и, не представившись, хотели меня запугать. Заметив безуспешность своих действий, они предложили провести меня без очереди. Я отказался. Тогда меня отвели к начальнику оперчасти в звании капитана, который, взяв мое заявление, попросил меня… помочь в поимке сотрудников, пропускающих людей за деньги без очереди.

Я согласился помочь. Капитан вытащил из своего кармана купюру в 1000 тенге ($6,6) и снял с нее ксерокопию. После этого он, осадив меня на заднее сиденье своего автомобиля, вывез с территории заставы в казахский поселок, откуда я снова пришел к границе, где стояла толпа людей.

Аферистов, видимо, предупредили, поэтому они не стали брать у меня деньги. Но один, скорее всего, новенький, взял купюру и провел меня через соседние ворота мимо работников в форме, которые беспрепятственно нас пропустили. Но тут начальник оперчасти схватил новичка за руку и повел к себе в кабинет. Конечно, в его кармане нашли «меченую» купюру и стали готовиться к возбуждению административного или уголовного дела. (Предполагаю, что новичок потом заплатил начальнику крупную взятку, и никакого дела не возбудили). Пойманный попытался предъявить мне претензии, но меня отпустили, и я быстро прошел казахскую границу.

Когда я переходил на узбекскую сторону, меня увидели несколько граждан Кыргызстана, приехавшие со мной из Бишкека на одном автобусе. Узбекские пограничники не пустили их в страну, и они стали просить меня как-то им помочь. Я объяснил, что в связи с недавним конфликтом между кыргызами и узбеками в Оше и Джалал-Абаде у узбекских пограничников, вероятно, есть особый приказ не пускать в страну киргизов, и я ничем не смогу им помочь.

Пограничный контроль я прошел быстро, хотя таможенники работали очень медленно. Когда я решил написать жалобу, вышел старший и заявил, что принимать жалобу он «не имеет права» и писать куда-либо бесполезно, так как вместо положенных по штату 70 сотрудников работают только 18. В общей сложности, на узбекской границе я простоял приблизительно три часа.

История пятая. Нападение

Двое жителей Ташкента стали свидетелями нападения казахских парней на пассажирский автобус. Рассказывает один из ташкентцев.

- Как-то в феврале мы приехали в поселок Майский, что на границе Узбекистана с Казахстаном. 11 часов утра, народу - человек сорок. К нам подошла женщина и предложила помочь перейти границу без очереди за 50 тысяч сумов (около $25) с человека. Она узнала, куда мы направляемся, и пообещала посадить на автобус, следующий в Бишкек. Мы согласились, она нас провела, мы заплатили ей оговоренную сумму. Женщина посадила нас в машину к своему родственнику, который привез на расположенную в десяти километрах от границы автостанцию, откуда отправляются автобусы в Бишкек. Мы купили проездные билеты и до вечера ждали отправления. Ночью на улице было очень холодно, лежали сугробы снега, в автобусе тоже мерзли, хотя работала печка. Пассажиров было мало, половина мест в автобусе пустовала.


Остановка в пути. Фото ИА «Фергана.Ру»

Среди ночи нам неожиданно перегородили дорогу две легковые машины неизвестной мне марки, из которых выскочили несколько человек. Они стали тарабанить в двери автобуса, водитель вместе с помощником вышел к ним на улицу. Как мы поняли, это были рэкетиры, которые взимали дань с водителей проезжавших автобусов. Шофер поднялся в автобус и прокричал незваным гостям, чтобы они зашли и посчитали немногочисленных пассажиров: дескать, сегодня ему нечем им заплатить. Затем водитель снова вышел на улицу.

Я услышал крики и увидел в окно, как рэкетиры избивают нашего водителя. Его помощник заскочил в салон и стал просить пассажиров о помощи. Мы спросили, кто эти люди и что им нужно. Помощник водителя ответил, что это местные ребята, и сейчас они ни за что «замесят» водителя. Мужчины-пассажиры собрались выйти на улицу, но женщины их не пустили. Одна из пассажирок стала агитировать остальных женщин самим выйти и прогнать рэкетиров, но ее идею не поддержали.

Избив нашего водителя, парни сели в свои машины и уехали. Шофер ввалился в автобус, сел за руль, и мы продолжили путь.

Рано утром мы были у границы с Кыргызстаном. Когда проходили паспортный контроль, один из пассажиров нашего автобуса, узбек средних лет, стал рассказывать о ночном происшествии пограничникам. Те спокойно ответили, что это уже не первый такой случай, и сказали, что хорошо еще, что нам не разбили окна, не выбили двери, не подожгли автобус, не избили пассажиров и не отобрали у них наличные деньги - такое тоже случалось. Но потом пограничники вызвали нашего водителя и его помощника, взяли у них и у этого узбека заявления о нападении, после чего мы благополучно и очень быстро пересекли границу с Кыргызстаном.

Вот еще одна история, трагическая, произошедшая с автобусом, направлявшимся в Кыргызстан транзитом через Казахстан.

Один из пассажиров, сидевший в задней части салона автобуса, вез с собой две большие канистры с техническим спиртом. Почему-то он не поместил их в багажник, а поставил их на пол в салоне, рядом с собой. Ночью во время езды все пассажиры заснули. Из-за качки канистры упали на бок. Видимо, крышка у них была закрыта неплотно, спирт протек и залил пол салона. Тут кто-то из пассажиров зажег сигарету. В тот же момент спирт вспыхнул, начался сильный пожар. Водитель остановил автобус. Сонные люди стали выбегать на улицу. Но в автобусе была всего одна дверь - передняя. Из объятого огнем автобуса успели выбежать, в основном, те, кто сидел на передних сиденьях. А несколько человек заживо сгорели в огне или задохнулись...


Жибек Жолу, октябрь 2010 года. Фото ИА «Фергана.Ру»

Неизвестно, понес ли кто-нибудь наказание за нарушение техники безопасности при перевозке взрывоопасного вещества. Но этот случай надолго запомнится пассажирам, которым чудом удалось выжить. И уж точно должен послужить водителям и будущим пассажирам уроком и напоминать о необходимости быть максимально осторожными во время таких длительных поездок.

Что же касается коррупции при пересечении узбекско-казахской границы, то, по мнению ташкентских правозащитников, она «процветает по причине того, что само запуганное и неграмотное население этому способствует. Пока люди не осознают, что они ЛЮДИ, ситуация не изменится. На сегодняшний момент на границе наблюдается полное беззаконие, однако ни правозащитники, ни другие активисты гражданского общества не имеют возможности вмешаться и как-то контролировать ситуацию, так как госграница является закрытым режимным объектом».




РЕКЛАМА