16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Таджикистан: Путешествие по руинам, или Что творится в Зарнисоре?

04.06.2014 10:03 msk, Тилав Расул-заде

Экономика Китай Россия Таджикистан Общество

Фото автора, мая 2014 г.

Шахтерский поселок Зарнисор на севере Таджикистана был образован 65 лет назад, раньше его называли «Алтын-топкан». В советское время это был обустроенный населенный пункт с почти московским снабжением, а сейчас напоминает городок после бомбежки, полуразрушенный и заброшенный. В конце восьмидесятых здесь постоянно проживало около 9 тысяч человек, более 70 процентов - немцы, русские, татары. К тому же ежегодно сюда на вахтовой основе приезжали более четырех тысяч горняков из Казахстана.

В 2006 году рудник «Зарнисор» купила китайская компания, и в поселке появились китайские рабочие. Вскоре до Худжанда стали доходить противоречивые слухи. Корреспондент «Ферганы» отправился в Зарнисор и убедился: слухи преувеличены, хотя проблем в поселке очень много: дома разрушены, питьевой воды нет, инфраструктуры и дорог - тоже.

Каскадеры поневоле

От Худжанда, административного центра Согдийской области, до поселка Зарнисор всего 109 километров. Пятьдесят километров до Бустана мы проехали по трассе Душанбе-Чанак за 35 минут, а потом началась извилистая, горная и полностью разрушенная дорога. И по ней, преодолевая бугорки и ямы, мы через два часа добрались до поселка.

- Еще пару раз сюда приедете - станете настоящим каскадером, - пошутил мой спутник.


На въезде в Зарнисор

Первым делом мы решили сообщить местным властям о своем прибытии. В поселковом джамоате (совете) нас встретила секретарь Мухайё Хакимова. Она рассказала, что председатель джамоата Шахло Шарифова находится на больничном, однако Мухайе предоставила нам так называемый «паспорт» поселка. Согласно документу, на 14 мая 2014 года в поселке зарегистрировано 2200 граждан. Более 2000 из них - таджики, остальные - узбеки, русские и представители других национальностей. В поселке всего одно промышленное предприятие, три общеобразовательных школы, где учатся 290 детей, один детский сад, один клуб на 100 мест, одна библиотека с 2000 книг, одна больница на 30 коек, по одной поликлинике и медпункту, два спортивных зала. Часть жителей Зарнисора лишены возможности смотреть программы телевидения Таджикистана, хотя только государственных телеканалов, включая ТВ Согдийской области, там пять.

Внутри здание поселкового совета выглядело мрачно и ветхо. Местные жители рассказали, что капитальный ремонт здесь не проводили последние 50 лет.

- В 2009 году, когда начала работу китайская кампания , мы попросили руководство сделать хотя бы косметический ремонт, но в ответ услышали: когда будут сомони (национальная валюта Таджикистана. - прим. ред.), тогда и ремонт будет! - говорит бывшая сотрудница поселкового джамоата Мусаммат Шарипова и полушутя добавляет: - До сих пор ждем, когда у них будет «сомони».


Мухайё Хакимова и Мусаммат Шарипова

Больница: не хватает врачей, сестер, нет воды и света

На холме, в восточной части Зарнисора, расположена больница, занимающая три здания. От административного центра поселка до нее около пяти километров. Больные либо добираются пешком, либо на личных машинах, а врачи и медсестры иногда ловят попутки - машины, на которых ездят китайские шахтеры.

По словам главного врача Юнуса Сабурова, больница, которая была построена в 1953 году, была рассчитана на 120 мест. В начале 1990-х годов здесь работали 18 врачей с высшим медицинским образованием, 60 медсестер и фельдшеров, 56 технических работников. После развала Союза 16 врачей уволились и разъехались в разные места, в том числе в Россию и Узбекистан. Десять бывших врачей поселковой больницы сегодня успешно работают в городе Алмалык Ташкентской области.


Дорога до больницы

Ныне в поселковой больнице и Центре здоровья Зарнисора работают всего 25 человек, из них четыре врача с высшим образованием, у остальных - среднее и среднеспециальное образование. Не хватает 13 медработников со среднеспециальным образованием и трех врачей: семейного, рентгенолога и педиатра.

- У нас нет акушера-гинеколога, я сам принимаю роды, -говорит Юнус Сабуров. - Помимо этого, я работаю и анестезиологом.

- У Вас имеется машина «Скорой помощи»? - спрашиваю я.

- Машина есть, но нет шофера, - сетует Сабуров. - За низкую зарплату никто не хочет работать.

- А еще какие проблемы?

- Самая острая проблема - дефицит питьевой и поливной воды. Питьевая вода подается в течение часа, один раз в двое суток.

- Как обстоят дела с питанием больных?

- На питание в год выделено 3,5 тысяч сомони ($700), это 1-1.5 сомони (20-25 центов) на одного больного. На эти деньги мы на завтрак подаем больным чай с сахаром и организуем обед.

- Помимо граждан Таджикистана, у вас лечатся и граждане Китая?

- Да. Поэтому китайская компания China Global New Technology Imp. & Exp, которая является основным инвестором ООО «Горнопромышленная компания Таджикистана и Китая», ежеквартально выделяет 3,5 сомони ($700) на покупку лекарственных средств. Мы создаем комиссию, которая уполномочена приобретать за эти деньги необходимые лекарственные препараты. Лекарства идут всем больным, независимо от гражданства. Хочу отметить, что мы еще не перешли на Приказ министра здравоохранения РТ №600, то есть, на оказание платных медицинских услуг. Только некоторые процедуры у нас платные. Пациент сдает деньги в кассу. Врачи и медсестры за оказание медицинских услуг ни копейки не берут.

- В зимнее время электричество не отключают?

- В сутки свет подается 12-13 часов. Если поступают роды либо пациенты нуждаются в срочных операциях, то мы просим руководство китайской компании, чтобы не отключали свет. Помимо этого у нас есть два электродвижка, работающих на бензине. В зимний период мы в каждой палате устанавливаем печки-буржуйки, которые работают на угле. Мы подняли вопрос о присоединения больницы к «красной линии». Бывший председатель Согдийской области, а ныне премьер-министр Кохир Расулзода пообещал решить вопрос и приказал своим подчиненным взяться за дело. Видимо, подчиненные потом забыли о нашей проблеме. Для того, чтобы нас присоединили к «красной линии», необходимо на 1.5-2 км установить столбы (опоры линии электропередачи).


Больница в Зарнисоре

Когда мы выходили из больницы, в глаза бросилось старое одноэтажное здание - инфекционное отделение. Двери были заперты.

- Мы ведем профилактические работы, чтобы люди не заразились, - заметив мое удивление, объяснил Юнус Сабуров.

В школу со своей водой!

Уровень жизни каждого государства определяется состоянием его образовательных учреждений. В Зарнисоре три общеобразовательных школы и один детский сад.

В средней школе №10, которая раньше была имени Александра Сергеевича Пушкина, обучаются 126 детей. Им преподают 17 учителей, из которых четверо - мужчины. 10 учителей имеют высшее, а остальные - среднеспециальное образование. Нас встретила заместитель директора по воспитательной работе Марджона Наврузова. У нее среднеспециальное образование, она окончила педагогический колледж. По ее словам, в школе не хватает учителей химии, биологии, алгебры, геометрии, физики, музыки, и эти предметы преподают учителя других специальностей. Школа была построена в 1956 году, но в ней ни разу не проходил капитальный ремонт. Школьная столовая не работает. Воды нет.

- Сейчас наступила жара, детям хочется пить. Что они пьют? - задаю вопрос Марджоне.

- Они с собой в баклажках приносят воду, - отвечает Марджона.


Средняя школа №10

- Здесь нет хороших условий, - сетуют учителя. - Кроме того, маленькая зарплата. Учителя один за другим уходят. Либо совсем, либо переходят на работу в китайскую компанию. У нас работали Рузибой Рузиев, учитель родного языка и литературы, и Хайриддин Ахмедов, учитель истории. Они хорошо знали свой предмет и пользовались большим авторитетом среди учеников и жителей поселка. Но маленькая зарплата заставила их бросить педагогическую работу, и сейчас они работают на шахте китайской компании.

Посещение средней школы №6 тоже не вызвало у нас восторга. Там почти та же картина, что и в школе №10.


Дома-призраки в Зарнисоре

Разрешение министра для беседы

Начиная 1949 года, поселок жил и процветал за счет Алтынтопканского рудоуправления, которое было создано на базе уникального свинцово-цинкового месторождения «Зарнисор» («Алтын-Топкан»). Предприятие занималось только добычей руды с последующим ее обогащением в узбекском городе Алмалыке. Однако с разрывом экономических связей и прекращением добычи и поставки руды жизнь в поселке почти парализовало.

В 2006 году рудник купила Китайская глобальная компания по экспорту–импорту новых технологий, создав ООО «Таджикско-китайская горнопромышленная компания» с уставным капиталом в 30 миллионов долларов. В 2009 году новый собственник построил в Зарнисоре обогатительную фабрику, и первый концентрат здесь выдали в 2010 году. Производственная мощность фабрики в настоящее время составляет 1 млн. тонн руды в год. Китайские инвесторы инвестировали в предприятие свыше $150 млн.

По данным министерства энергетики и промышленности, в 2012 году предприятием «Зарнисор» произведено свыше 23,4 тыс. тонн свинцового порошка и более 37,3 тыс. тонн цинкового порошка.


Офис китайской компании

Мы хотели узнать о достижениях и планах китайской компании, которая является единственным промышленным предприятием в поселке и его донором. У офиса нас встретил заместитель директора ООО «Таджикско-китайская горнопромышленная компания" Зафарджон Зарипов. После знакомства он спросил, знает ли о нашем приезде мэр города Кайраккума и есть ли у нас разрешение на беседу от министра энергетики и новых технологий. Узнав, что нет, сообщил: «Я не смогу беседовать без их разрешений».

Мы договорились, что я напишу им официальное письмо и мне ответят письменно. На этом и разошлись.

Однако мне очень хотелось задать начальнику ряд важных вопросов. В том числе о планах руководства комбината по водоснабжению населения, об образовательных, культурных и административных учреждениях, о присоединении социальных объектов к «красной линии», об улучшении условий жизни в поселке, жители которого составляют основной рабочий костяк предприятия. Ведь в советские времена так и было, когда работу дополняли достойным отдыхом и нормальными условиями.

Хотелось еще спросить: какие обязательства были возложены на китайскую компанию, когда она купила рудник?

По данным, полученным нами из неофициальных источников, в настоящее время на данном промышленном предприятии работают около 1700 рабочих. Из них 1200 - граждане Таджикистана. По данным другого источника, число рабочих из Китая составляет порядка 650 человек. Один из источников рассказал, что согласно двухстороннему договору, подписанному таджикской и китайской сторонами, 70 процентов рабочих должны составлять граждане Таджикистана, остальные - граждане Китая.

Китайская компания год за годом расширяет круг своей деятельности. Так, она намерена получить лицензию на добычу полиметаллических руд частичного запаса месторождения «Зарнисори Шимоли» («Северный Зарнисор»). Специалисты предполагают, что там, помимо цинка и свинца, могут добываться висмут, золото, селен, теллур, таллий, индий, галлий, германий.

Источники сообщают, что заработная плата китайских сотрудников намного превышает зарплату местных рабочих, хотя выполняют они одну и ту же работу. По словам очевидцев, китайцы построили и обустроили для своих рабочих пять четырехэтажных зданий со всеми условиями: круглосуточная чистая питьевая вода с канализацией, постоянная электроэнергия, работающая система отопления. Китайцы не ходят пешком, у них имеется достаточное количество автомашин - вездеходов, способных ездить в горных условиях. Очевидцы извещают, что китайцы пустили в местный пруд более 500 тысяч мальков различной рыбы, что им позволяет в свободное время заниматься рыболовством. Все это говорит о том, что китайцы пришли надолго.

Ностальгия

По официальным данным, в настоящее время только в 15-ти из сохранившихся в Зарнисоре 78 жилых домов проживают люди. Остальные здания разрушены или в ветхом состоянии, жить в них невозможно. Но даже в большей части этих 15 домов отсутствует канализация. Воду подают на один час в сутки.


Зарнисор. В каких-то из этих домов живут люди

Местные жители с ностальгией вспоминают советские времена. Тогда они не знали дефицита питьевой и поливной воды, лимита электроэнергии. В каждом доме работала система отопления, была канализация. Работали почта, телеграф, кинотеатры, жил стадион с парком культуры. Все эти объекты теперь не работают, либо полностью разрушены. Все дороги были асфальтированы, а до поселковой больницы каждый час ходил автобус, следовавший по маршруту «Алмалык - Алтын-топкан». Начиная с 1994 года, то есть с момента прекращения поставки руды и ухудшения деловых отношений между горнопромышленными предприятиями двух республик, из Узбекистана не приходят не только маршрутные автобусы, но и другой транспорт. Не приезжают в Зарнисор и те, кто покинул родные места в поисках хорошей жизни и поселился в городах Узбекистана. И хотя до Алмалыка всего 30 километров, но визовый режим не позволяет легко приехать домой…

* * *

Нам хотелось побывать и в единственном в поселке детском саду. По словам местных жителей, там тоже нет питьевой воды, не работает канализация, из-за чего вокруг ползет неприятный запах. Однако время было позднее, и в наших головах была одна мысль: как до наступления темноты преодолеть обратную дорогу, напоминающую горную труднопроходимую тропу...

Мы намерены еще раз вернуться к проблемам Зарнисора, предложив читателям «Ферганы» ответы руководства частной китайской компании о будущем поселка, в котором они чувствуют себя хозяевами.


Дома-призраки в Зарнисоре

Тилав Расул-заде, Душанбе-Худжанд-Зарнисор

Международное информационное агентство «Фергана»