16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекский хлопок: Качество не так уж важно, собрать бы побыстрее!

Десятого сентября в Узбекистане стартует хлопкоуборочная кампания, а еще через пять дней на поля начнут вывозить горожан. Хлопок-то – сырье стратегическое, его сбор – дело первостепенной важности, вот почему в Узбекистане каждую осень на хлопковый фронт мобилизуют все трудоспособное население, заставляя людей бросать свои дела, семьи, работу. Год 2014 не станет исключением. А пока в республике проводится дефолиация хлопковых полей, которую должны успеть завершить до 10 сентября. Ответственной за качество дефолиации и проведение ее в установленные сроки назначена… Генеральная прокуратура, а вовсе не Министерство сельского хозяйства, как вы могли бы подумать.

- В советское время дефолиацию проводили только на тех полях, где планировался машинный сбор хлопка, - рассказывает «Фергане.Ру» один из узбекских фермеров. - На поля, предназначавшиеся для ручного сбора, дефолианты не расходовали, и не только из желания сэкономить, но и потому, что после дефолиации стебли хлопчатника твердеют, листья опадают, тем самым сборщикам создаются дополнительные проблемы. К примеру, огрубевшие кончики хлопковых коробочек могут поранить руки. Кроме того, дефолиация приводит к преждевременному раскрытию коробочек – еще не вполне созревших, что становится причиной снижения сортности, потери веса и других нежелательных процессов.

- Почему же сейчас проводят дефолиацию, если машинного сбора почти нет?

- А теперь у нас суверенитет, что хотим, то и делаем. Решим провести дефолиацию на всех хлопковых полях, независимо от того, ручной или машинный сбор там намечается, - значит, проведем. Впрочем, у нас почти нет хлопковых полей, отвечающих техническим требованиям машинного сбора. Но сторонники дефолиации считают: пусть сортность хлопка снижается, зато успеем собрать урожай в солнечные дни сентября и октября, не дожидаясь дождливого и холодного ноября или даже декабря. Кстати, в советском Узбекистане хлопок собирали и зимой…


- Есть ли вообще поля, запланированные под машинный сбор?

- Десять-двадцать процентов полей в отдельных передовых районах, у лучших фермеров. Основная часть фермеров вырастила хлопок кое-как, и он не годится для машинного сбора. Но и передовики, получившие качественный урожай, не особо стремятся отдать свои поля под машинный сбор, так как, во-первых, это дорого: на один гектар требуется 40 литров дизтоплива, это уже 100.000 сумов (примерно $43 по официальному курсу). Еще 200.000 сумов требует машинно-тракторный парк (МТП) за свои услуги. Ручной сбор обойдется дешевле. Во-вторых, хлопок, собранный машинами, хлопковые пункты определяют как более низкосортный, чем снятый вручную, потому что трактора подбирают все подряд - волокна вместе с высохшими листьями хлопчатника, сбор получается грязным. В лучшем случае примут как второй сорт, в худшем – как третий, что больно ударит по карману фермера.

- Будут ли в этом году вывозить на поля школьников и студентов?

- Сказали, что школьников и учащихся колледжей и лицеев вообще не вывезут, а вот преподавателям и техническому персоналу учебных заведений ехать придется. Обычно выезжает треть коллектива: если в нем, к примеру, сто человек, то на поле должны постоянно находиться 30 человек от этой школы или колледжа.

- Как было в прошлом году? Привлекали ли семьи своих маленьких детей к сбору урожая?

- Официально это запрещено, но всякое бывает. Старшеклассников от студентов порой трудно отличить. Чтобы подзаработать, ребята могут убежать с уроков и собирать хлопок наравне с взрослыми. Благо, в колледжах в этот период учителей мало, некому за ними бегать, а фермеры закрывают глаза: в такую пору каждая пара рабочих рук – помощь. Тем более что фермер ежедневно должен выводить на поля определенное количество людей - из расчета по человеку на каждый гектар. За этим следят проверяющие, каждый день могут считать привлеченных сборщиков. В такой момент мальчики и девочки не помешают.

И вообще, первые дни сбора хлопка всегда в удовольствие. Дни теплые, есть что собирать, вокруг много молодежи. Проблемы начинаются позже.

На полях можно увидеть детей, даже дошкольников, но они приезжают не на собственно сбор, скорее, мамы взяли их с собой потому, что дома за ними некому смотреть.


- Вредны ли современные дефолианты для здоровья сборщиков? Как опыляют поля - при помощи сельхозавиации?

- Нынешний дефолиант почти безвреден. На один гектар хлопкового поля используют восемь килограммов аммиачной селитры, которую смешивают с обычной водой. Это называется хлорат магния: соль с водой. Вот и весь дефолиант. Никакого неприятного запаха, никакого вреда для здоровья. Результат дефолиации проявится уже через день, и сразу можно приступить к сбору на этом поле.

Время сельхозавиации прошло. Узбекистан перешел на агрегаты-дефолиаторы, которые вешают на трактора: две пластмассовых емкости, каждая из которых вмещает по 300 литров жидкости. Одной заправки хватит на опыление трех гектаров хлопчатника. Таким образом, одним таким агрегатом можно обработать до двадцати-тридцати гектаров в день. Но нынче много простоя техники из-за нехватки дизтоплива.

- В каких условиях жили сборщики в прошлом году и что предложат горожанам в этом? Или их будут привозить всего на один день?

- Везде по-разному. Ташкентцев вывозят в Сырдарью и Джизак, их селят в общежитиях, бараках, зданиях детсадов – что в наличии у принимающих горожан хозяйств. В некоторых местах пустуют новые коттеджи, туда завозят студентов из разных городов Узбекистана. Их в обязательном порядке расселят на полевых станах, а также там, где могут. А городские махалли (общины) будут нанимать для своих жителей транспорт, чтобы каждый день ездить домой. В первое время фермеры готовы будут оплатить им транспорт, чтобы быстрее собрать свой урожай и успеть сдать его в период, когда хлоппункт принимает, в основном, на высокие сорта. В дальнейшем, на повторный сбор хлопка, махалли ездят уже за свой счет.

- Выгодно ли фермеру, чтобы ему привозили бесплатную рабочую силу?

- Это не бесплатная рабочая сила. Их труд оплачивается, но тарифы очень низкие, они не удовлетворяют сборщиков-мужчин. Поэтому сельские мужчины в сборе хлопка почти не участвуют. Из местных на полях в основном молодежь и женщины. Их явно не хватает для того, чтобы успеть собрать хлопок, пока стоят солнечные дни, вот и мобилизуют горожан. Чтобы фермеры могли обойтись без их помощи, за сданный ими урожай надо платить нормально, и тогда они смогут привлекать к сбору хлопка сноровистых сельских мужчин. Об этом я уже не раз говорил.


Рассказ мардикора

На вопрос, сколько будет стоить один рабочий день мардикора (поденного рабочего) в нынешнем сезоне, «Фергане.Ру» рассказал узбекистанец, который в 2013 году перебивался случайными заработками, в том числе и на хлопковом поле.

«Моя специальность – разнорабочий. Могу работать везде и всюду, лишь бы заплатили. Что предложат, то и делаю. Есть разница между людьми, имеющими специальность и нигде не учившимися. Например, нам, разнорабочим, без профессионального мастера ничего делать не дадут.

Как-то в мае нынешнего (2013) года в компании, занимавшейся строительством «президентских» коттеджей, заболел каменщик. А начальство торопило со сдачей объекта - надо было успеть к Дню Независимости, 1 сентября. А наш мастер не мог найти замену каменщику. И тут я вызвался. Я думал, что в этом деле никаких секретов нет: знай себе укладывай укладывать кирпичи в ряд, один на другой, так и вырастишь стену. Я хотел за один день поднять стену до уровня потолка, но мои помощники не позволили, сказав, что стена развалится. И действительно: утром мы пришли на стройку и обнаружили, что возведенная мной стена не развалилась, но была кривой, готовой вот-вот рухнуть. Тут же позвали мастера. Он потребовал немедленно разобрать стену. Мы аккуратно разобрали кирпичи, а затем мастер выгнал меня, не дав ни копейки, и велел, чтобы я не попадался ему на глаза, не то убьет.

Затем до меня дошли разговоры, что один наш односельчанин нашел работу на стройке в Алма-Ате, и ему нужна строительная бригада: бетонщик, каменщик, плотник и так далее. Конечно, везде нужны и разнорабочие. Мы приехали в Алма-Ату и я опять вызвался укладывать кирпичи: уж слишком невелика зарплата разнорабочего. Я думал, что теперь-то я умею укладывать кирпичи и возведу здание без проблем.

Мне разрешили, но к обеду пришел мастер, он обнаружил изъяны в моей работе и тут же приказал разобрать кладку, а меня перевел в разнорабочие. Поработал я около недели, обиделся вконец и вернулся домой. Тут уже шел сбор хлопка. Сказали, что в соседний район приехали милиционеры - собирать хлопок. Они хорошо платят тем, кто их заменит на полях - по 30 тысяч сумов в день (примерно $13 по официальному курсу) плюс деньги от государства за сданный хлопок, еда и ночлег. Несколько человек, в том числе и я, поехали в тот совхоз. Там выяснилось, что в день надо сдавать по 120 килограммов хлопка, платить нам будут по 300 сумов за килограмм. Мы пробыли там всего день. Я не мастер сбора, до вечера успел сдать кое-как 25 килограммов, получил свои 7500 сумов и вернулся домой, голодный. Заработанного хватило лишь на оплату проезда туда и обратно.

Потом мы стали искать ташкентцев: шли разговоры, что они ищут тех, кто мог бы их заменить на полях на весь сезон, обещали миллион сумов ($435) и дают деньги вперед. Я думал поехать, договориться с одним таким, получить деньги, отработать несколько дней, а затем сесть в такси и уехать восвояси. Пусть потом меня ищут. Я бы оставил деньги своей жене и детям, велел бы им сказать ищущим меня, что я уехал на работу в Казахстан, а сам скрылся бы где-нибудь. Например, на стройке в Ташкенте. Ташкент - город большой и хлебный, там можно выжить. А затем сбор хлопка окончится, ташкентцы уедут домой, забудут про меня, а я останусь с миллионом сумов.

Мы нашли таких ташкентцев. Они действительно предлагали один миллион сумов на весь сезон, но сразу выдать все деньги отказались: уже был случай, когда человек взял деньги у одного из них и исчез. Ташкентец был готов платить мне по 30 тысяч сумов в день. На норме особо не настоял, но попросил, чтобы я собирал прилично, хотя бы по 40-50 килограммов. И обещал, что деньги за собранный на его имя хлопок тоже будут моими. А еще ташкентец устроил мне ночевку и питание из общего казана. С ночевкой можно было согласиться, но питание было плохое - вермишель да капуста. Мяса нет, вкуса в еде нет. Сами эти ребята из общего котла не питались. Они весь день спали на полевом стане, а ночью гуляли. Ели и пили отдельно от нас. Мне очень хотелось, чтобы он и меня пригласил к себе, и дал поесть с его дастархана. Он этого не сделал. Я еле выдержал три дня. На четвертый день ташкентец предъявил мне претензии: оказывается, его начальник недоволен тем, что он мало собирает. Я ведь собирал около 23-30 килограммов в день, а на третий день сдал всего 18. Вот он и был недоволен мной. Но и я был недоволен: меня он не звал с собой за дастархан, зачем мне особо напрягаться при таком отношении? На четвертый день нам пришлось расстаться по его инициативе…»


«Фергана.Ру» продолжает следить за хлопкоуборочной кампанией текущего года. С предыдущими материалами по теме можно ознакомиться в специальной рубрике «Хлопок».

Международное информационное агентство «Фергана»




  • Новости партнеров