21 Февраль 2017


Реклама




Архив

Новости Центральной Азии

No comments: Пятая годовщина трагедии. Голоса

Фото Reuters и других мировых информагентств

Пять лет назад, в жаркие дни июня 2010 года, на юге Кыргызстана произошла большая трагедия. Одни называют ее стихийным межэтническим конфликтом, другие – спровоцированными столкновениями в рамках борьбы за власть. Чем бы она ни была в действительности, для многих местных жителей с 10 июня яркие солнечные дни почернели, жизнь наполнилась страхом, горем, утратами. Информагентству «Фергана» удавалось в те дни связываться с жителями Оша, Джалал-Абада и их окрестностей и с тяжестью на сердце выслушивать полные боли рассказы о том, что собеседники переживают буквально в минуты разговора. Многие сообщения были изложены затем в публикациях в форме прямой речи. Мы собрали эти свидетельства – голоса очевидцев, - чтобы восстановить и представить картину тех трагических событий. Без каких-либо комментариев.

10 ИЮНЯ 2010 ГОДА

«На улице раздались крики, возгласы на узбекском и на киргизском языках. Мы живем на первом этаже, к нам в окно влетел большой камень. Мы позвонили в милицию, там ответили, что знают о происходящем, сейчас выезжают. Однако быстро повесили трубку, и больше дозвониться до милиции было нельзя. Потом прозвучало много выстрелов»(...).

«Схлестнулись две толпы: одна толпа, из киргизской молодежи, шла из города, у них были камни, ножи, автоматы, им навстречу — другая толпа, узбекская молодежь. Они здесь на Араванской (один из районов Оша. – Прим. ред.) столкнулись, началась драка, потом стрельба. Они то в одну сторону бегут, то в другую, бросались камнями. Подъехали машины, из одной вылез человек с топором. Потом приехала милицейская машина, они ее перевернули, обе толпы шумят, но друг к другу не подходят. Потом разбрелись, одни ушли на перекресток на Араванской, другие остались, ожидали. Начали грабить здесь лотки, из киосков вытащили мячи и еще в футбол погоняли. А дальше появились войска, бронетранспортеры, машины с вооруженными солдатами, и вот сейчас их сместили к улице Курманжан Датка, тут сейчас уже тише. Магазины пограбили здесь, напротив ОшТВ, который покрупнее - практически не тронули, а маленький магазинчик разграбили полностью, били витрины. Сейчас шум еще есть немного — награбленное делят» (...).

11 ИЮНЯ 2010 ГОДА

«Сегодня ночью в городе Ош и Карасуйском районе произошли массовые столкновения групп молодежи, приведшие к человеческим жертвам. Как уже ранее сообщалось, напряжение в отношениях между различными группами людей в данном регионе страны сохранялось на протяжении нескольких недель. Согласно оперативным данным, толчком к вчерашним беспорядкам послужили несколько локальных конфликтов на бытовой почве. К нашему огромному сожалению, стороны не смогли воздержаться от применения насилия. Приблизительно в полночь в центре города Ош начали собираться группы агрессивно настроенной молодежи, вооруженных кусками арматуры и деревянными предметами. На данный момент имеются сведения о гибели в городе Ош пяти человек и о свыше семидесяти, получивших ранения различной тяжести. Сожжено десять автомашин, разгромлено несколько торговых учреждений в центре Оша, подожжен ряд административных и других зданий. Временное правительство сразу собралось на экстренное заседание и ввело с 2.00 ночи чрезвычайное положение в городах Ош и Узген, а также в Карасуйском и Араванском районах Ошской области с установлением комендантского часа с 20.00 до 06.00 на период до 20 июня этого года». (Из обращения президента Киргизии переходного периода Розы Отунбаевой).

«Ситуация очень напряженная. Повсюду слышны выстрелы. По дорогам разъезжают БТРы, полыхают здания торговых комплексов и заведений общепита» (...).


Фото Reuters

«Очень многие семьи хотели выехать [из Оша], но никого не пустили. В ошском аэропорту, сообщают очевидцы, огромная очередь из желающих вылететь в Бишкек. Но добраться до аэропорта на машине не получается. Дороги забаррикадированы, и есть опасность, что автомобиль просто забросают камнями. Общественный транспорт не ходит» (...).

«Мы должны сознавать, что происходит противостояние между двумя этносами. Нам нужны силы и средства, чтобы остановить и остудить большие массы людей». (Из обращения президента Киргизии переходного периода Розы Отунбаевой).

12 ИЮНЯ 2010 ГОДА

«Война у нас тут. Все сгорело — кафешки, рестораны, магазины, универмаги, принадлежавшие узбекам. Много жертв, больницы не принимают раненых. Вот, слышите выстрелы? С оружием тут разгуливают и без предупреждения стреляют. Дороги перекрыты. Мы свои дома охраняем, но у нас нет оружия, что мы сможем сделать? На дома нападают, в Черемушках 40 процентов домов сожгли — все дома узбеков. Бронетехника? Нет, если бы была, столько жертв не было бы» (...).

«В южной столице [Оше] продолжаются перестрелки и поджоги домов, в магазинах, которые открываются буквально на час, люди скупают продукты, и есть вероятность, что основных из них уже будет недостаточно в ближайшие дни; все чаще стали наблюдаться перебои в связи, в том числе и мобильной, нет интернета, жители Оша в панике» (...).

«Меня очень удивили лживые сообщения местных чиновников о том, что в Баткене все спокойно. Все очень тревожно, села гудят, как улья. Центр оцеплен. Проезд через узбекистанский анклав Сох закрыт, а на границе в Кадамджайском районе появились первые беженцы, которые хотят спастись в Узбекистане» (...).

«Очень страшно. В городе выстрелы не смолкают. Люди уезжают целыми семьями. Нас тоже вывезли. Оставаться в Оше крайне опасно, и местные власти, к сожалению, как и военные, ситуацию не контролируют» (...).

«Я проехал недавно по городу в районе под [горой] Сулайман-Тоо и видел, что дома вскрывают, машины выгоняют, ворота сломанные. Это явно не жители домов. Громят авторынок запчастей под Сулайман-Тоо. В других районах, говорят, слышны выстрелы, но что там происходит, я, к сожалению, не знаю… Звонил своему другу, который живет в махалле (квартале. – Прим. ред.) по улице Ошской, с его слов: пришла толпа, начала все жечь, вскрывать дома и они ушли вдоль берега реки Ак-Буура. Войска и сотрудники милиции стоят только возле УВД и обладминистрации, а на улицах войск не видно, и это пугает. Машины ездят по городу, на них пишут «KG» красной краской - типа «киргиз». Очень много людей и машин в городе с оружием - как с автоматами, так и с гладкоствольным оружием. Я сейчас на окраине города нахожусь, Сулайман-Тоо не видно из-за дыма. Весь город почти пылает» (...).

«В городе бесчинствует до пяти тысяч хорошо вооруженных бандитов и головорезов, которые нападают на дома, жгут здания и машины. Мы не обвиняем в нападении всю киргизскую нацию. Наши друзья-кыргызы, наши соседи помогают нам, как могут, и вместе с нами скрываются от огня» (...).

«Со стороны микрорайона Фуркат по направлению в центр микрорайона Амир-Темур въехал военный БТР и по дороге ведет крупнокалиберным пулеметом прицельный огонь на поражение мирных жителей. Мирные жители вынуждены бежать по направлению в микрорайон Юго-Восток, где их встречает снайперский огонь. Идет планомерное истребление мирного населения со стороны экстремистов, которые называют себя «кыргызами» (...).


Эта узбекская женщина была застрелена в Кыргызстане вместе с детьми, когда побежала, спасаясь от погромов в соседний Узбекистан. Фото Eurasianet

13 ИЮНЯ 2010 ГОДА

«Я убедился в том, что большинство погромщиков было организовано в особые группы от 500 до 2000 ублюдков, вооруженных до зубов. Все, в основном, приезжие с отдаленных сел и районов. В некоторых районах, где, в основном, живут киргизы и русские... те рыскали, выискивая узбеков. Одним словом, их искали там, где их вообще не должно быть. Все местное население - и киргизы, и узбеки, - стояли плечом к плечу по охране своих домов. Например, у нас в махалле есть шесть дворов, принадлежащих киргизам, и все в равной степени отгораживались баррикадами.

В толпе погромщиков была тупая, озверевшая приезжая молодежь и местные люмпены. Они были организованы в три-четыре большие и мелкие группы. Большие группы - во главе с БМП, за ним автоматчики, а за ними остальное быдло с палками и арматурами брали махалли побольше, такие как, например Шахид-тепа. Остальные мелкие группы нападали на районы поменьше. То есть, вчера должен был настать час икс, когда эти толпы сошлись бы в одном месте, захватив город и истребив или изгнав практически все местное население» (...).

«Сейчас идет массовое мародерство, потому что продукты нигде невозможно купить. В нашей округе единственный магазин работает, там цены взвинтили, но продуктов нет, мы не нашли. А так — все магазины сожжены, люди — местные жители — грабят контейнеры, берут все подряд — холодильники, компьютеры, телевизоры. Все-все сожжено — большие магазины, маленькие. Я сейчас на базаре была — просто кошмар какой-то: весь разломан, сожжен, контейнеры вскрывают и грабят. Нам сказали, что возле областной больницы раздают гуманитарную помощь, мы собрались было, но не рискнули туда идти. С продуктами начинаются проблемы, у многих они на исходе. В некоторых районах нет света, газ давно отключили, поэтому проблемы с готовкой, стали отключаться телефоны, не со всеми есть связь. Люди пытаются вызвать ремонтников, чтобы они починили трансформаторные будки, но на вызов никто не выезжает» (...).

«Не могу дозвониться, пожалуйста, сообщите компетентным органам, что в данное время в онкобольнице Оша нет медикаментов и питания (туда обратились пострадавшие, раненые, лежат трупы). Просьба: при раздаче гуманитарной помощи пусть окажут им поддержку в первую очередь» (...).


Ош, фото сделано три месяца спустя. Сгоревшие дома на улице Навои близ священной горы Сулейман-тоо. 10 сентября 2010 года, фото «Фергана.Ру»

«Наш Южный район находится на окраине города. Узбекские районы все блокированы, отрезаны друг от друга. Сейчас наш район окружен, путей к отступлению нет. Женщины и дети сидят в подвалах. 12 июня в перестрелке погибли четыре человека. В Восточном районе перестрелка длилась шесть часов, погибло от 40 до 50 узбеков. Точных подсчетов нет. Наш район – на возвышенности, и вокруг видны столбы дыма, там взрывы. Из того района позвонили, говорят, все горит. Только больница пока цела» (...).

14 ИЮНЯ 2010 ГОДА

«Пожалуйста, помогите!!! Прошу всех обратить внимание, власти в том числе, может, еще не поздно будет спасти людей. Пока в города перебрасывают силы и спецназ, в селах - полный хаос. Пишу о селе Базаркурган в 30 километрах от Джалал-Абада. Вчера утром началось и там. Пришла огромная толпа в 500-600 человек и начала сжигать дома всех узбеков. Но это не были киргизы самого Базаркургана. Люди накачанные, похожи на наемников. Пытались разжечь межнациональный конфликт. Моя тетя-татарка через несколько часов позвонила нам и плакала, была в шоке. Сказала, что толпа, вооруженная кто чем, зашла в их дом, они убили собаку и угнали машину, наши успели спрятаться. В этот момент подожгли их дом. Опасаясь за жизнь, они затаились, ожидая, пока толпа не пойдет дальше. Как только они ушли, вышли, но дом спасти уже не удалось. Его сожгли. Тетя 1956 года рождения, ее муж - 1951-го и их пятилетняя внучка - все остались без ничего. Даже кофточки вытащить не успели. Бежать не могут, так как на улице угроза для жизни. ПОЖАЛУЙСТА, ПОМОГИТЕ!!! Они спрятались дома у русской соседки, но сегодня сожгли и его. Еще один дом, где они отсиживались, обстреляли. Света нет, воды нет. Еды нет. Сотовые телефоны «садятся» по очереди. Уже не можем связаться» (...).

«Сокурсник-узбек охраняет свой квартал, семью вывез в Узбекистан. Очень подавленный и нервный. Ждет любых хороших новостей. Очень устал. Друг-кыргыз не может попасть к родственникам в микрорайон Западный. С соседями охраняют свой дом. Тоже устал, ждет хороших новостей» (...).


Этнические узбеки в поисках спасения направляются к границе с Узбекистаном. Фото АP

«В городе в разных точках все горит, сегодня ночью в доме никто не спал, все были на дежурстве. Рядом со мной подожгли дом одного крутого бизнесмена-узбека, дом сгорел, никто даже не приехал. На улице пацанята 91-93 годов бегают и все поджигают (национальность разная), за ними ездит машина легковая без номеров, останавливается и, пока они поджигают, стоит рядом, сами они передвигаются пешком. Узбеки и кыргызы создают совместные дружины. В конфликте задействованы третьи люди. Днем вчера мы были на улице, просто подъехали две машины, вышли люди, произвели несколько выстрелов в воздух и уехали. И вот так вот в разных точках города провоцируют людей. В некоторых районах ходят группы из 5-6 людей (кыргызы), рассказывая, что где-то там недалеко узбеки всех расстреливают, бьют камнями, арматурами. Призывают собраться. Но друг, пройдясь с дружиной по городу, ни одного узбека не нашел и не видел, в городе ходят, в основном, кыргызы» (...).

«На нас идут автоматчики. У нас только топоры и камни. Всем удачи» (...).

16 ИЮНЯ 2010 ГОДА

«Позавчера утром, я (кыргыз) с братьями еле вывез сестру с детьми из Оша и вчера же вечером сидели дома у нее всей родней и обсуждали события на Юге. В этот момент к ней на мобильник звонит подружка (узбечка) из Оша и плачет, что по домам кыргызов ночью ходят люди в военной форме в масках и требуют выдать спрятавшихся узбеков. А подружку сестры, узбечку с двумя детьми, спрятали кыргызы в первую же ночь. И вот она просит мою сестру позвонить мужу (он работает в МЧС) и забрать ее. Моя сестра позвонила своему мужу, и он с ребятами из внутренних войск поехал забирать. Так там почти вся улица начала выводить из подвалов узбекских стариков и детей. Просто соседи в эти дни никому не говорили, что приютили узбекские семьи у себя в домах, так как сами боялись расправы. Ребята-военные сами прослезились, увидев такое. Приехали за женщиной и двумя детьми, а вывезли человек 15. Сестра моя после этого целый вечер плакала, теперь сама обратно в Ош собирается, говорит - не может здесь находиться, когда там происходит такое, сама она врач. Говорит: детей привезла - самое главное, теперь обратно поеду к мужу. Вот так вот» (...).


Пожилой узбек сидит перед своим сгоревшим домом в Оше. Фото AFP

«Вчера в одной из узбекских махаллей надо было отвезти ребят (кыргызов) до их дома, и сразу же братья-узбеки отнеслись с пониманием и на машинах помогли доставить до безопасного места, а там их ждала родня. И обе стороны проявили чувства, и благодарность, и понимание, у обеих пошли слезы... И в тот же день случилось обратное: несколько местных кыргызов помогли нескольким узбекским семьям доехать до безопасного места на машинах, на свой страх и риск! И кыргызы прячут в своих домах своих соседей-узбеков и не подпускают провокаторов. В один из микрорайонов, где живут кыргызы, пришли провокаторы и потребовали пропустить их в узбекское поселение, а те не пропустили… Таких случаев очень много, и кажется, что здесь пахнет не межнациональной войной, а явной провокацией. В результате, как всегда, страдает ни в чем неповинный народ. Ведь природа и натура человека не позволяют за один день превратить братьев во врагов! У всех есть человеческие, Богом данные чувства. Ведь все мы – ЛЮДИ, и должны оставаться людьми, что бы ни было!

У меня тетя в Джалал-Абаде. Когда все это началось, собрались несколькими семьями и спрятались в одной комнате у соседей: живут в многоквартирном доме, а квартира соседей - самая труднодоступная. Двери все забаррикадировали мебелью, окна занавесили. А продуктов не осталось, два дня ничего не ели. И вот вчера рано утром слабый стук в окно, они осторожно занавеску открыли, а там сосед-узбек, который рядом в частном доме живет: «Эже, - говорит, - я лепешки испек, возьмите, детей покормите» (...).

«Дом моего очень богатого знакомого по имени Лутфилла был обстрелян военными на БТР, после обстрела его забрали на том же БТР в винсовхоз (в пяти-шести километрах от Джалал-Абада) и облили бензином. Когда хотели сжечь его, один военный узнал его, после чего он чудом спасся – его отпустили» (...).

«Обстановка сейчас вроде спокойная, не стреляют. Говорят, на окраине города работает снайпер, но нам не слышно его выстрелов. Ночью были взрывы, стреляли из «Града», может, так пугали людей, чтобы они шли по домам. И несколько раз начиналась стрельба – видимо, разгоняли мародеров. Но теперь, днем, все тихо» (...).

«Международный Красный Крест два раза привозил лекарства. У нас тут рядом санаторий-интернат для детей, и на его базе был медицинский центр, и в первое время туда свозили раненых. Сейчас там нет раненых, их забрала «Скорая помощь». Лекарств хватает» (...).

«Мы сегодня хороним шесть семей. Начали вывозить обгоревшие трупы из сожженных домов на окраине района «Черемушки», шесть семей - женщины и дети. Они спрятались в подвальных помещениях и сгорели заживо. Сейчас послушаешь – получается, что все пострадавшие: и узбеки, и киргизы. А мы собрали информацию со всех махаллей, из всех домкомов – число погибших 1170, не считая без вести пропавших или тех, кого похоронили киргизы… Эта цифра – количество узбеков, похороненных узбеками. Сколько раненых - я не знаю» (...).


Жители Оша готовят могилы для жертв. Фото EPA

17 ИЮНЯ 2010 ГОДА

«В Оше несколько центров раздачи помощи, и сегодня я очень долго узнавала, к какому их них прикреплена наша улица. Очереди там бешеные. Я пришла со своим списком и зарегистрировалась под 457-м номером. Нам сказали, что завтра известят, получит наша улица гуманитарку или нет. При мне ее выдавали двухсотым номерам, а вечером — всего 250-м. То есть за день выдали только 50 спискам, это очень медленно. За продуктами нужно приезжать со своим транспортом, а ведь узбеки из махаллей вообще боятся выходить на улицу, не то, что ходить по городу в поисках центра раздачи гуманитарки. Мои знакомые рассказывали, что видели женщин, чьи дома сожжены дотла, которые плакали: «Мы умираем с голоду». До них никакая помощь не доходит» (...).

18 ИЮНЯ 2010 ГОДА

«Мы устали от этой резни. В махаллях все сидят дома, никуда не высовываются, хоронят своих убитых, читают молитвы, охраняют себя и свои дома. И все. Никаких противоправных действий они не совершают... Я хочу, чтобы быстрее провели референдум, и чтобы у нас была глава, которая остановила бы это все. Сейчас время работает на беззаконие. А если примут конституцию, то все уладится» (...).

«Тетя рассказывала, что в их селе, где живут всего-то 15—20 семей узбеков, местные жители решили проведать их и закричали в голос, когда дома соседей оказались пустыми. Выяснилось, что узбеки сбежали в поле, где устроились под открытым небом. И делегация аксакалов-кыргызов вернула их в дома, обижаясь на то, что они могли подумать, будто кыргызы допустят кого бы то ни было в село — тех, кто мог бы устроить погромы.

Теплится надежда на будущее и оттого, что мой друг дрался с теми, кто хотел спалить дома его соседей. А он - кыргыз - живет в классической махалле, узбекском квартале. Когда я ему звонил, он сказал, что боится, что не удержит толпу. В это время в подвале его дома прятались дети и женщины его соседей-узбеков, спасавшихся от погромов.


Узбекский военный несет на руках ребенка беженцев из Оша на кыргызско-узбекской границе. 14 июня 2010 года. Фото РИА Новости

Группа аксакалов в Оше делила одну черствую лепешку в знак примирения, и зрелые мужчины обнимались, а на их глазах были слезы. Они вышли из своих кварталов на акцию примирения, не боясь того, что их застрелит снайпер, которому это примирение как раз и не нужно.

И я думаю, что есть шанс для мира, когда простой парень-доброволец вместе с 17-летним солдатом раздавали гуманитарную помощь, не прекращая своего занятия, когда в них стреляли те, кто хотел сорвать все надежды. Не все еще потеряно, думаю я, если соседка-узбечка делится хлебом с парнем-кыргызом, который охраняет улицу от мародеров, когда соседи в голос рыдают на похоронах, не различая национальности в изуродованных трупах.

Мы - кыргызы и узбеки - никуда друг от друга не денемся, что бы ни случилось. У нас отцы и деды лежат в одной и той же земле, мы пьем одну воду и кушаем один хлеб, нам вместе растить детей и внуков на этой благодатной земле.

…Упокоения души тем, кто погиб. И - мира нам всем, кто выжил» (...).

* * *

Сведения о количестве погибших в дни июньской трагедии разнятся: по официальным данным правительства Кыргызстана, приведенным в июле 2010 года вице-премьером Азимбеком Бекназаровым, погибли 893 человека, Минздрав зарегистрировал 418 жертв, в пофамильном перечне, составленном правозащитным центром «Кылым Шамы», приводятся данные о 423 погибших...

С хронологией событий в освещении «Ферганы» можно ознакомиться здесь. Доклад трех авторитетных международных правозащитных организаций «Хроника насилия. События июня 2010 года на юге Кыргызстана (Ошский регион)» можно прочитать здесь.

Международное информационное агентство «Фергана»



Социальные сети

 

Youtube-канал «Ферганы»

Youtube-канал «Ферганы»