29 Март 2017


Реклама




Архив

Новости Центральной Азии

Немцы Таджикистана: Исчезающая диаспора

В советские времена в Таджикистан были переселены десятки тысяч этнических немцев. На севере республики появились целые немецкие села. Распад Союза и начавшаяся в Таджикистане гражданская война спровоцировали отток некоренного населения, в том числе и немцев. Сегодня в республике их остались буквально единицы. До последних лет представители небольшой немецкой диаспоры в северной Согдийской области, которая насчитывает около 300 человек, собирались вместе, чтобы отметить немецкие и таджикские государственные и религиозные праздники. Их объединяло Общество этнических немцев Согдийской области Таджикистана, функционировавшее более 15 лет при гимназии имени Гёте города Худжанда. Но четыре года назад общество прекратило свое существование, и теперь немцы отмечают праздники в узком семейном кругу, а часто — в одиночестве. С каждым годом немецкая диаспора все больше сужается — уходят из жизни старики, а молодежь продолжает покидать республику.

Спецпереселенцы

После нападения нацистской Германии на Советский Союз в 1941 году по приказу Иосифа Сталина из европейской части страны, в частности с Крымского полуострова, в Таджикистан были депортированы этнические немцы, крымские татары, болгары, греки. Как отмечает исследователь Лондонской школы экономики Исаак Скарборо, «их обвиняли в пособничестве фашистским надзирателям в годы оккупации Крыма немецкой армией, а волжских немцев, как и раньше, подозревали в возможной симпатии к немецким солдатам». К 1950-м годам на территории Таджикистана оказалось около 46,5 тысяч спецпереселенцев, в том числе более 28 тысяч немцев, 6,7 тысяч татар, 227 калмыков, 154 болгарина, 153 грека, представители других национальностей.

«По специальному поручению высшего руководства тогдашнего СССР, в целях предотвращения компактного проживания и образования анклавов спецпереселенцев распределили по всей республике, в основном, в те места, где была нужна рабочая сила — в Вахшскую долину, районы северного Таджикистана. Они находились под строгим надзором местной комендатуры, которая подчинялась республиканскому НКВД. Чтобы перемещаться по республике, спецпереселенцам было необходимо получить разрешение коменданта, отвечающего за «спецпоселение». Спецпереселенцам категорически запрещалось самостоятельно менять место работы.

В Таджикистане спецпереселенцев брали на работу по договоренности, заключенной между республиканским НКВД и местными предприятиями. Они занимались добычей руды в шахтах, освоением новых целинных земель, возведением новых зданий. Согласно постановлению Совнаркома СССР от 4 октября 1943 года, спецпереселенцев должны были обеспечить всеми необходимыми условиями — жильем, продовольствием, скотом. Однако, на практике все было иначе — из-за войны ресурсы были истощены», пишет Исаак Скарборо.


Эти дома в поселке Адрасман были построены немецкими строителями

Только после смерти Сталина, в 1955-1956 годах с немцев-спецпереселенцев сняли надзор комендатуры. Теперь они могли менять место работы и перемещаться по республике, но в большинстве своем остались жить в прежних регионах. Однако по всему Союзу еще долго действовал негласный запрет на назначение спецпереселенцев на руководящие должности. В конце 1980-х — начале 1990-х годов, «когда открылась возможность эмигрировать из страны на фоне общей экономической деградации и политической нестабильности», немцы стали массово выезжать из Таджикистана на свою историческую родину.

Тем не менее, немцы в Таджикистане не считали себя изгоями. Гостеприимство таджикского народа помогло им быстро адаптироваться среди местного населения, а благодаря свойственному немецкому народу трудолюбию, они заняли достойное место в обществе, пользовались авторитетом и уважением у коренных жителей. В Таджикистане появились сотни интернациональных семей — немки выходили замуж за таджиков.

Несмотря на определенный социальный и культурный дискомфорт, немцы сохранили свой родной язык, стиль быта и даже архитектуру. На сегодняшний день в Таджикистане осталось всего порядка 100 семей этнических немцев (по данным представителей диаспоры). Но, покинув республику, они оставили после себя самобытное архитектурное наследие. Во многих селах и городах Таджикистана стоят дома, построенные немецкими строителями, — крепкие и добротные, как и все, что сделано в Германии.


Дом в городе Истиклол, также построенный немецкими переселенцами

«Фергана» встретилась с представителями немецкой диаспоры в Таджикистане, которые по тем или иным причинам не уехали из республики, и записала истории их жизни.

Анастасия Виллер

73-летняя Анастасия Виллер — уроженка российского города Саранска. После окончания средней школы поступила в местное педагогическое училище. Год проработала учительницей математики. В 1964 году в возрасте 19 лет Анастасия приехала к подруге в гости в город Истиклол (бывший Табошар), что на севере Таджикистана, и так ей понравилось, что она осталась там жить. Около полвека проработала Анастасия швеей-мотористкой в Табошарском филиале Худжандской (бывшей Ленинабадской) швейной фабрики. Удостоена звания Ветерана труда и правительственной награды — медали «За доблестный труд».


Анастасия Виллер

Муж Анастасии Владимир Виллер в разные годы работал радиотелемастером, инструктором противопожарной службы, топографом в воинской части. Родители Володи — этнические немцы, были родом из Поволжья, их выслали в Табошар (ныне — Истиклол) в 1946 году. Вместе с мужем Анастасия вырастила двоих детей — сына Володю и дочку Марину. После окончания школы дети отправились обучаться в Россию: Володя — в Москву, Марина — в Самару. Но Анастасию Виллер постигла беда: один за другим в начале нулевых годов погибли все ее родные — сын, дочь и муж. Осталась женщина совсем одна. Единственный внук живет в Москве и не приезжает к бабушке в Истиклол.

Анастасия с трудом сводит концы с концами. Женщина, проработавшая почти 50 лет на фабрике и имеющая госнаграды, получает пенсию 290 сомони ($36). Почти вся она уходит на лекарства — у Анастасии астма. Единственная отдушина для пенсионерки — разведение домашних цветов. У Анастасии всего два желания — чтобы хотя бы вдвое увеличилась пенсия, и чтобы у нее появилась спутниковая антенна, с помощью которой она смогла бы смотреть российские телеканалы.

Лариса Штадлер

Ее дед, этнический немец Отто Францевич, и русская бабушка Анна Антоновна были репрессированы и высланы в начале 1950-х из Санкт-Петербурга в Таджикистан. Они обосновались в городе Ленинабаде (ныне — Худжанд), что на севере республики. Здесь родилась мать Ларисы — Валентина Оттовна Штадлер, и сама Лариса. Когда ей было два года, родители переехали жить в Табошар. После окончания девятого класса Лариса поступила в Худжандское музыкальное училище на фортепианное отделение. Многие годы она работает преподавателем в музыкальной школе города Истиклол (Табошар).


Лариса Штадлер

В 2009 году мама Ларисы Валентина Оттовна эмигрировала в Германию. Сейчас она живет в городе Торгау. Когда в начале нулевых годов все семья собиралась переехать в Германию, визу дали только маме Ларисы. Все ее попытки уехать в Германию так и не увенчались успехом. Может быть, потому что у Ларисы только четверть немецкой крови. А муж ее — Алишер — и вовсе ее не имеет. У Ларисы и Алишера двое детей — Андрей и Милена. Пока почти ежегодно навещать дочь приезжает в Таджикистан мама — Валентина Оттовна. Лариса надеется, что все-таки поступит день, когда ей дадут визу, и она посетит историческую родину матери.

Светлана Букмаер

Светлана Букмаер родилась в поселке Палас города Бустона на севере Таджикистана. Ее мама Вера Николаевна была ветераном Великой Отечественной войны. Всю жизнь занималась тяжелыми сельхозработами, родила семерых детей и умерла очень рано, когда Светлане было 7 лет. Отец, Георгий Георгиевич Букмаер был родом из Одессы. Его родители приехали в Российскую империю еще при Екатерине II. Во время ВОВ Георгий Георгиевич воевал против советской армии и попал в плен. В лагере для военнопленных под городом Боровичи (Новгородская область) он познакомился с мамой Светланы Верой Николаевной, которая там работала. Молодые поженились. После отбывания срока наказания их отправили в город Ижевск Удмуртии. Когда стало возможным поменять место жительства семья Букмаеров приехала в Таджикистан, где уже жила сестра Георгия Георгиевича Магдалина.


Светлана Букмаер

Когда началась перестройка, отец Светланы уехал в Германию, где и умер. В настоящее время все сестры и брат Светланы живут в разных городах и странах — в Германии, России, Украине. После окончания школы Светлана работала в областной больнице санитаркой и параллельно училась на бухгалтерских курсах в Худжанде. Муж Светланы погиб, и она одна вырастила сына дочь. Светлана занимается небольшим агробизнесом — разводит на своем участке кур, гусей и овец.

Светлана признает, что раньше знала немецкий язык — отец учил, но постепенно стала забывать его — немцев в Таджикистане все меньше, и теперь не с кем общаться. Всю жизнь она мечтает побывать в Германии, повидать сестру Ольгу и посетить могилу отца, который умер еще в 1994 году. Но пока ей это не удается. В Таджикистане у Светланы из числа этнических немцев подруг мало. В поселке Палас живет еще одна этническая немка, подруга Светланы Лидия, с которой она пообщается. Женщина сожалеет о том, что посольство Германии в Таджикистане и немецкие общественные организации проявляют очень мало интереса к жизни немцев, которых в республике уже по пальцам можно пересчитать.

Может быть, они прочитают эту статью?

Азиз Рустамов

Международное информационное агентство «Фергана»



 

РЕКЛАМА

«Фергана.Ру» в соцсетях

Фото Центральной Азии