11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Земельный рэкет в Узбекистане: Как разорить успешное хозяйство и уничтожить 50 тонн хлопка

Фермер Дилором Зайниева в 2012 году на поле, которое она засеяла хлопком, но снять урожай ей не дали: землю отняли, урожай пропал… Кадр из видеозаписи, сделанной правозащитницей Малохат Эшанкуловой.

Среди персонажей этой истории, столь характерной для узбекской глубинки, есть и властная теща, и ее сын - заведующий местным кадастром, и непокорная, но успешная фермерша-невестка. А так же родственник тещи - председатель районной Ассоциации водопользователей, и его друзья – хоким (глава) и прокурор района. В начале 2012 года они придумали, как «ликвидировать» успешное фермерское хозяйство ценой уничтожения уже выращенного хлопка и зерна. «Операция» прошла успешно - урожай был уничтожен, а фермер Дилором Зайниева лишилась 50 гектаров земли и до сих пор ни в одной инстанции республики не может доказать свою правоту. При этом на ее бывшем участке земли в течение трех лет поменялось пять хозяев, которые не смогли дать и половину того плана по хлопку и зерну, что давала в свое время Зайниева. Но, судя по всему, до этого в Узбекистане никому дела нет.

Фермерское хозяйство семьи Зайниевых: на тракторе с детства

Прежде чем понять суть «спецоперации», проведенной районными властями, надо немного рассказать о семье главной героини статьи - Дилором Зайниевой, которая по скромности просит называть себя просто Дилей. Родилась в 1972 году в поселке имени Гагарина, который сейчас переименовали «махаллю Анорзор» (махалля (узб.) – место компактного проживания узбеков, где административные вопросы решаются самоуправлением. – Прим. «Ферганы».).

Итак, родилась Диля в сельской глубинке. Мама была домохозяйкой, папа - колхозным бригадиром. И не просто бригадиром, а героем социалистического труда, награжденным за трудовые успехи, кроме ордена Ленина, еще 12 медалями.

Правда, несмотря на успехи в работе, бог не дал орденоносцу Бекмуроду Зайниеву сына – все восемь детей оказались дочками. А из дочек больше всего к сельскому хозяйству оказалась приспособлена Диля. И в огороде любила возиться, и за домашними животными ухаживать. А особенную страсть имела к посевам на полях - еще когда училась в школе, освоила трактор, и отец разрешал ей садиться за руль и распахивать на этом тракторе землю.

Как рассказывает Диля, отец всегда считал, что у нее есть «талант к земле». Деталь маленькая, но очень важная для дальнейшего рассказа. Тем более что по стопам отца Зайниева сразу не пошла. Родители решили, что не женское это дело. После окончания школы Диля уехала в Термез, где два года училась в местном медицинском училище. А потом вышла замуж и десять лет отработала медсестрой, сначала в роддоме, а потом в реанимационном отделении сельской больницы.

Узбекская «кайнана» хуже русской тещи

Среди жителей России притчей во языцех стали истории о том, как тещи «терроризируют» своих зятьев. Сколько анекдотов сложено на эту тему, что и не перечесть. Но страдания русских зятьев - сущая ерунда по сравнению с тем, как узбекские свекрови «достают» своих невесток.

По местной традиции, невестка во всем должна слушаться свекровь (по узбекски свекровь – «кайнана»). А если плохо слушается, то муж - сын свекрови - обязан принимать меры. Допустим, пришел муж с работы, а его мать, та самая «кайнана», жалуется, что невестка «плохо на нее посмотрела». И муж по приказу матери должен ударить свою жену или даже ее избить.

Конечно, так далеко не везде и не всегда. Но Дилю угораздило выйти замуж за человека, в чьей семье было именно так. Муж - тогда студент Ташкентского института ирригации и мелиорации Сирожитдин Давлатов – всегда и во всем слушался мать. А мать – в те времена учительница местной школы - «очень властная женщина», и, по словам Зайниевой, «командует своим сыном, как хочет».

Неудивительно, что молодые прожили всего полгода. Как-то, когда Давлатов в очередной раз уехал на учебу в Ташкент, «кайнана» выгнала Дилю из дома. Причина, если ее вольно перевести на русский язык, была предельно простой - «невестка делала мало поклонов».

Сирожитдин, вернувшись из Ташкента, ситуацией был шокирован. Пытался вновь сойтись с любимой женой. Но мать не позволила. Так и остались они «разведенками», тем более что по местной традиции они не в ЗАГСе регистрировались, а в махаллинском комитете. Конечно, был и обряд в мечети, и той (праздник, угощение. – Прим. «Ферганы».) на весь поселок. Но в ЗАГС здесь принято идти только после рождения ребенка.

И об этом вообще можно было бы не упоминать, если бы бывший студент Ташкентского института ирригации и мелиорации со временем не стал начальником местного отделения кадастра - организации, ведающей регистрацией земельных участков. А его мать, бывшая учительница, а ныне пенсионерка, не говорила бы всем в поселке, что этим кадастром управляет именно она.

Из дома выгнали, а в работе - одни успехи

Ребенок не родился, Диля и Сирожитдин разошлись мирно. Диля вернулась жить в родительский дом. К тому времени ее отец Бекмурод Зайниев стал успешным фермером - взял у государства 30 гектаров – землю, которую еще в восьмидесятых годах прошлого века вместе со своей бригадой превратил из засоленной в плодородную.

А в 1998 году он тяжело заболел. Своим фермерским хозяйством больше управлять не смог и предложил продолжить дело самой «талантливой по земле» из дочек - Диле. Та с радостью согласилась и вновь, как в школьные годы, села за руль трактора.

Через год семью Зайниевых постигла трагедия: Бекмурод-ака умер. Но он наверняка был бы доволен дочкой: и план по хлопку и зерну она перевыполняла, и доходы хорошие имела. А в 2010-ом году, видя достижения молодой фермерши, местный хокимият (администрация) добавил ей еще 21 гектар земли.

Земля, как утверждает Диля, была «плохой» - шла «горбами», не было воды. Но «горбы» Зайниева убрала при помощи трактора, ухитрилась распахать землю под уклоном - так, чтобы вода шла «самотеком». И каналы для этого прорыла - одним словом, так же, как раньше отец, сделала «плохую» землю пригодной для сельского хозяйства.

Правда, как утверждает Диля, все это очень не нравилось ее бывшей свекрови. Оно и понятно, выгнала невестку из дома, а та стала уважаемым человеком. И каждый день ездит мимо дома «кайнаны» в свое хозяйство то на новеньком тракторе, то на только что купленном автомобиле «Матиз». Не жизнь - оно расстройство.


Дилором Зайниева

Нравы «властителей» Музрабадского района

Через двенадцать лет у Зайниевой начались неприятности. В начале 2012 года заместитель хокима Музрабадского района Клич Каримов попросил перерегистрировать ее фермерское хозяйство, назвать его не «Бекмурод», по имени отца, а «Зебо-Ситора», в честь реальной хозяйки.

Надо сразу сказать, что к заместителю хокима Диля никаких претензий не имеет. Претензии у нее к его начальнику - хокиму Азамату Хожамкулову. Вообще, свои проблемы Зайниева строит в такой последовательности: кадастр, ассоциация водопользователей, хоким, прокурор. Чтобы читатели не высказали недоверие последующим событиям, коротко расскажем, как Диля описывает эту компанию.

Здесь нет оговорки - именно компанию. Бывший муж Дили - начальник местного управления земельными ресурсами - является близким родственником председателя отделения Ассоциации водопользователей Якуба Хамдамова. А они оба - хорошие друзья хокима Азамата Хожамкулова и районного прокурора Шухрата Уринова.

По словам Зайниевой, все они не просто дружат. Они часто гуляют вчетвером в ресторане, прихватывая с собой двух-трех наиболее «доверенных» фермеров. А после могут выехать вместе на поле и устроить расправу над фермером, не давшим вовремя взятку: приказать распахать его поля, уже покрытые всходами.

Диля рассказала, что два месяца назад Давлатов заявился в фермерское хозяйство Фархада Харисова, намекнул тому, что надо дать взятку за землю. Тот намека не понял. В итоге на следующий день на участке появился пьяный прокурор Уринов. Публично разорвал договор хокимията с фермером на землю и вызвал из местного государственного машинно-тракторного парка трактор. После чего в присутствии прокурора и фермера Харисова было запахано три гектара земли, на которых уже почти поспели арбузы.

В точности такая же история случилась месяц назад и с фермером Зикриё Рахманкуловым. Только на этот раз оказались распаханными не арбузы, а один гектар посевов помидоров.

Сколько надо дать за только что полученную у Музрабадского хокимията землю, Зайниева не знает: она не только не пробовала заплатить, но даже не пыталась узнать подробности. Отец ее получил свой участок без всяких взяток, и она за перерегистрацию участка тоже платить ничего не собиралась.

Возможно, именно такая «недогадливость» не понравилась ни ее бывшему мужу, который, по словам Дили, собирает взятки за получение земли, ни ее бывшей свекрови, что «управляет кадастром».

Кроме того, Зайниева не угодила и друзьям Давлатова. Председатель ассоциации водопользователей Хамдамов предложил ей заняться выгодной торговлей землей - распродать часть фермерского хозяйства под частные землевладения, но Диля категорически отказалась.

При этом гордая фермерша ухитрилась обидеть прокурора Уринова. Тот завел в районе порядок – все фермеры по очереди отмечают любое значимое событие в семье прокурора, «делают базар», платя в среднем по 500 тысяч сумов. Прокурор самолично составляет списки очередности. А Диля эти списки проигнорировала и платить ничего не стала.

Все это нам рассказала сама Диля Зайниева. И упоминаем мы об этом исключительно для того, чтобы читатель понял, как могли произойти дальнейшие события по отъему земли и уничтожению 50 тонн хлопчатника.

Рэкет земли в Музрабадском районе

Итак, заместитель хокима в начале 2012 года попросил Дилю вновь зарегистрировать фермерское хозяйство. По мнению ташкентских правозащитников, в этом ничего особо предосудительного нет. Получается, что в районе вроде как появилось новое фермерское хозяйство, а от этого местному хокимияту плюс по статистике. Жульничество, конечно, но не уголовный криминал.

Шипон, или полевой стан, где более сорока лет работала семья Зайниевых
Так или иначе, а Зайниева пошла навстречу местным властям. И 25 февраля 2012 года хокимиат Музрабадского района Сурхандарьинской области зарегистрировал новое фермерское хозяйство «Зебо-Ситора». После чего и стал осуществляться сам процесс отъема земли.

Технология этого процесса оказалась довольно простой. Сначала начальник местного кадастра Давлатов отказывал своей бывшей жене в выдаче бланков на оформление земли. Мол, бланков нет, и точка. Та несколько раз ходила по этому поводу в отделение местного кадастра и слышала одно и то же.

А при этом бывший муж написал 14 апреля в хокимият заявление, что глава нового фермерского хозяйства «Зебо-Ситора» вместо того, чтобы посадить, как положено по договору, 51 тонну хлопчатника и 43 тонны пшеницы, она все засеяла личными культурами: отдала 0,6 га под чеснок, один га под капусту, 3,8 га - под петрушку и 4 га - под укроп.

На самом деле Зайниева, действительно, отдала пятьдесят соток под укроп для рабочих. Но возле шипона (так в Узбекистане называют полевой стан) - там, где не проедет трактор. Причем так делалось уже в течение сорока лет, с тех пор, как ее отец на этом шипоне обосновался.

Что касается обвинений в посадке остальных культур, то, как утверждает Диля, это была «настоящая клевета». Узнав об этом, она впервые поссорилась со своим бывшим мужем, сказав ему в глаза все, что думает. 24 апреля, всего через месяц после перерегистрации фермерского хозяйства «Зебо-Ситора», хоким района принял решение об отмене договора по выделению земли Зайниевой.

Судебные странности

Причина - всё то же заявление Давлатова, а так же тот факт, что Диля вовремя не оформила документы на землю. В этом решении, разумеется, не было ни слова о том, что Зайниева всегда успешно выполняла план по зерну и хлопку, что в прошлом году уже засеяла эти хлопок и зерно для нового урожая, а для приведения «горбатой» земли в порядок два года назад продала дом и потратила 40 миллионов сумов.

Диля с решением хокима не согласилась и подала иск в хозяйственный суд города Термеза. Судьи тогда решили дело в пользу Зайниевой. Но Сурхандарьинская областная прокуратура на это решение вынесла протест.

Дело ушло на новое рассмотрение, и странным образом попало в суд по гражданским делам Шерабадского района. Но первая инстанция тоже решила его в пользу Дили. Однако хокимият Музрабадского района на этом не упокоился и подал апелляцию, которая была удовлетворена.

Дальше странностей было не меньше. При отмене решения суда апелляционной инстанцией дело передается на новое рассмотрение. Для этого каким-то загадочным образом был выбран суд по гражданским делам города Карши, находящийся в соседней Кашкадарьинской области. И этот суд принял решение уже не в пользу Зайниевой.

Как в Узбекистане уничтожить хлопок

В этой истории есть еще одно странное обстоятельство. Музрабадский хокимият передал землю Дили некоему Мирсаиду Олимову, который в 2004 году получил шесть лет за хулиганство. Олимов славится своим резким нравом, и Зайниева считает, что ее землю такому человеку дали специально. Мол, чтобы боялась лишний раз появляться на своем бывшем участке.

При этом Олимов при попустительстве местного хокимията на земле абсолютно ничего не делал. Даже не собрал урожай хлопка, который был посажен предыдущей хозяйкой. По словам Дили, в итоге на корню было загублено 50 тонн хлопка. На видео, снятом ей 30 октября 2012 года, подробно сначала показан весь участок, где на кустах висит неубранный урожай. А потом тележки с этим хлопком, который сельчане везут домой для корма коровам.

Видео предоставлено правозащитницей Малохат Эшанкуловой

Кстати, той же осенью у Зайниевой все-таки возник конфликт с Олимовым. Диля пришла на участок со своими бывшими рабочими, которым еще весной прошлого года обещала за посадку хлопчатника отдать гузапайю - стебли от кустов хлопчатника, а новый хозяин не дал этого сделать, грубо оттолкнув женщину. При этом виновата оказалась сама Диля и трое ее родственников, пришедшие за обещанной гузапайей: в административном порядке за попытку забрать стебли их оштрафовали на 1,5 миллиона сумов каждого.

Примет ли Зайниеву председатель Верховного суда?

Как утверждает Зайниева, при содействии местной Ассоциации водопользователей на ее участке уже продана земля в частное владение пятерым или шестерым людям - в общей сложности, один гектар. Также за пару лет на этой земле сменилось пять фермеров, которые не смогли дать по хлопку и зерну и половину того плана, что давала она. В результате женсовет областного хокимията посоветовал ей в 2015 году принять участие в тендере на ее же участок земли.

Дилором Зайниева в Ташкенте, зима 2015-2016 года.
Хотя тендер был объявлен Музрабадским хокимиятом, Диля его, как ни странно, 25 ноября выиграла. Но радовалась она недолго. Хокимият вместо того, чтобы выделить ей участок в тот же день, отложил решение этого вопроса до сессии районного совета народных депутатов. А на этой сессии, как считает Зайниева, над ней просто поиздевались.

Когда стал вопрос о выигранном тендере, хоким Хожамкулов сказал, что «ситуацию лучше знает прокурор». На что прокурор Уринов категорично ответил: «Эту женщину я никогда фермером не сделаю». Учитывая тот факт, что большинство присутствующих в зеле депутатов сами были запуганными фермерами, сессия, разумеется, землю Диле не дала.

Хокимият тогда разделил участок на две части, передав их людям, у которых есть влиятельный родственник в Ташкенте. По мнению Зайниевой, передал не без умысла, хотя один из фермеров - Шаймардан Усманов - всячески от земли отказывался.

Что касается Дили, то в том же 2015 году она написала жалобу в Верховный суд. Но заместитель председателя суда Холмумин Ёдгоров не нашел ни в происшедшем, ни в странностях с судебными решениями ничего предосудительного. И прислал Зайниевой ответ, который почти дословно повторил текст решения суда города Карши.

Сейчас Диля находится в Ташкенте, пытается встретиться с председателем Верховного суда Шаюнусом Газиевым. Но оказалось, что тот, как и его предшественник Буритош Мустафаев, лично с жалобщиками старается не встречаться. На первых порах он несколько раз принял людей, после чего поручил это беспокойное дело своим заместителям. А Дилором Зайниева все-таки надеется, что он примет ее лично…

Информационное агентство «Фергана» будет следить за развитием событий.

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА