21 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Максатбек Абдуназар уулу: Адаптация ребенка в чужой стране — это работа и родителей тоже

Утро субботы. В одном из кабинетов образовательного клуба «Билим», что расположен в Москве около станции метро «Полянка», преподаватель Диля Бадалова проводит очередной урок русского языка для группы детей 5-6 лет. В соседнем кабинете руководитель клуба Максатбек Абдуназар уулу интервьюирует девушку из Киргизии, которая хочет изучать русский язык.

Максатбек Абдуназар уулу приехал в Москву из Баткена (Кыргызстан) 16 лет назад. Тогда он был 10-летним мальчиком, который говорил только по-киргизски. Он пережил все этапы адаптации ребенка-мигранта в Москве, потом поступил в университет, отслужил в армии и понял, что хочет применить свой жизненный опыт адаптации в российском обществе. Молодой человек без помощи со стороны создал образовательный клуб «Билим» и теперь сам помогает детям мигрантов выучить русский язык, поступить в школу и адаптироваться в чужой стране. Максатбек рассказал «Фергане» о проблемах мигрантов в области образования и своем видении их решения.

Другая страна, новая школа

Отец Максатбека, Абдуназар, впервые приехал в Москву в 1980-х годах - учиться на технолога пищевой промышленности. Затем вернулся в Баткен, чтобы построить карьеру в родном городе. Женился на преподавательнице русского языка, они родили двух сыновей — Максатбека и Суйорбека. С карьерой не вышло — помешала коррупция, мужчине не давали реализовать его идеи. Тогда Абдуназар с супругой поехал в Москву уже на заработки, периодически возвращаясь в Киргизию. Сыновья в это время жили с бабушкой и дедушкой. В 2001 году в семье родился третий ребенок — девочка Махабат. По киргизской традиции, одного ребенка, Суйорбека, оставили жить с бабушкой и дедушкой. А Максат с сестренкой и родителями в 2002 году переехал жить в Москву. Ему тогда было 10 лет, Махабат — один год.

- Отец заранее готовился к нашему переезду. Накопил денег, нашел квартиру, но когда мы приехали в Москву, хозяйка передумала, и мы 10 дней вместе с другой семьей жили в однокомнатной квартире. Это мое первое и не самое приятное воспоминание о Москве. Потом мы съехали, и встала проблема устройства меня в школу. Знакомые пугали родителей, что меня возьмут на два класса ниже или вообще не возьмут в школу, потому что я не знал русский язык. С родителями мы пошли к директору школы №1974 у метро «Полянка», и меня сразу приняли в тот же класс, в который я должен был перейти на родине — пятый.

Первого сентября я пришел в школу и испугался: новая школа, другие люди. После Баткена я впервые видел столько детей другой национальности. По-русски я практически не говорил, и мне было очень сложно. Для себя понял: чтобы найти общий язык с одноклассниками, мне надо чем-то увлекаться, и я решил играть в футбол. В футболе я себя показал с хорошей стороны, и ребята, несмотря на языковой барьер, приглашали меня играть с ними. Однако придирки ко мне по национальному признаку были и вне школы, и я решил заняться единоборствами. Родители были против, хотели, чтобы я сосредоточился на учебе. Да и денег у нас было немного. Папа работал на заводе, мама сидела дома с сестренкой. Мы выживали на папину зарплату в 2500 рублей в месяц, а занятия самбо стоили 600 рублей за полгода. На самбо я все-таки записался, а родителям ничего не оставалось, как их оплатить. Я стал увереннее в себе, выступал на турнирах, родители никогда не ходили на них, но когда я приносил домой грамоты и медали, чувствовал, что они мной гордятся. Так я постепенно учился жить в чужой для меня стране, - рассказывает Максатбек.

Кроме выстраивания отношений с другими детьми, Максатбеку надо было еще и хорошо учиться. Самый трудным предметом для него был русский язык. Его он выучил благодаря очень строгой учительнице, которая никогда не завышала оценки:

Максатбек Абдуназар уулу
- Когда в Баткене ты отличник, а в Москве скатываешься на тройки — это удар для тебя самого и шок для родителей. В те годы мне помогала мой классный руководитель, она у нас преподавала французский, но видела, что я упорный, и поддерживала меня. В итоге по русскому языку я до 8 класса получал тройки, а на выпуске стал лучшим в школе. Я тогда понял, что если показать ребенку, что ты веришь в него — он будет сам развиваться и учиться.

Во время учебы у меня было два важных события. В 8 классе меня единственного со всех школ района отобрали для поездки в Волгоград с ветеранами на поезде памяти к 9 мая. Я познакомился с другими детьми и понял, как мне повезло со школой, учителями и одноклассниками — дети из других школ относились ко мне иначе. Это был не только национализм, но и разница в социальном статусе — я это хорошо почувствовал. Второй раз из школы отбирали 5-6 человек поехать на родину Деда Мороза. В Великом Устюге я загадал, чтобы в моей семье или у кого-то из родственников родились двойняшки. И моя мама в 38 лет родила двойняшек! Это было так невероятно. Я до сих пор в глубине души верю в Деда Мороза и снова хочу поехать на его родину и загадать еще одно желание, - смеется Максатбек.

Сложности выбора пути

Максатбек уверен, что чем раньше родители начинают вводить ребенка в новое общество в чужой стране, тем легче ему будет в будущем:

- Чем старше ребенок мигранта приезжает в Москву, тем ему сложнее. На него наваливаются не только психологические проблемы, но и подростковые. Я сравнивал, как рос я, приехав в Москву в 10-летнем возрасте, и моя годовалая сестренка. До трех лет она сидела дома с мамой и ни с кем не общалась. Помню, как мы пошли в зоопарк, и она смотрела на детей, а не на животных — настолько привыкла быть одна. Но в три года ее отдали в детский садик, и, естественно, в школе таких проблем, как у меня, у нее не было. А двойняшки, которые родились в Москве – здесь совсем свои, - замечает Максатбек.

После окончания школы Максатбек вместо трех предметов ЕГЭ сдал семь — все на отличные баллы — и поступил в Московский госуниверситет пищевых производств на инженера по пищевому оборудованию. На третьем курсе он стал сомневаться в своем выборе. Парень взял академический перерыв и пошел в армию. Родители были против, но он хотел определиться в жизни, а армия давала время подумать.

- Я так хотел служить, что на медкомиссии попросил врача написать в документах, что у меня зрение на одну диоптрию выше, чем было на самом деле, иначе меня бы не взяли. После месячного курса молодого бойца нас начали распределять: в один полк отбирали славян, в другой — остальных. Делали это, чтобы избежать конфликтов. Ко мне подошел лейтенант и спросил, откуда я и зачем пошел в армию. Я рассказал, что из Киргизии, учусь в университете. Он забрал меня в «славянский полк», чтобы я помогал ему разбираться с бумагами. Благодаря хорошему образованию я часто сидел в штабе, и мне было легче служить, даже несмотря на нетитульную национальность.


Максатбек во время службы в российской армии

Самым большим шоком в армии для меня стал русский мат. В моей семье никогда не матерились. Но спустя некоторое время я тоже стал употреблять бранные слова. В начале сослуживцы называли меня «ботаником», потому что я носил очки, потом «киргизом», а когда я научился говорить «нет» и огрызаться, то стал «злым киргизом». Армия меня закалила, с дедовщиной я столкнулся только один раз, но «дедов», которые меня подставили перед начальством, не сдал, выстоял, они меня зауважали, и дослужил я без конфликтов, - говорит Максатбек.

Идея собственного центра

После армии Максатбеку надо было доучиться год. Параллельно с учебой он работал волонтером в Центре помощи адаптации детей беженцев, учил математике детей из Афганистана. Именно тогда он понял, что в России нет выстроенной системы обучения детей из других стран.

В это же время Максатбек познакомился с исследователем из Канады Алексией Блок. Она предложила парню работу ассистента при проведении исследования о трудностях жизни женщин-мигрантов. Работая с ней, он узнал, что одной из главных проблем семей мигрантов является устройство детей в школу из-за разного уровня образования и отсутствия программ адаптации. Тогда у Максатбека возникла идея создать место, где дети мигрантов могли бы изучать русский язык, готовиться к школе и адаптироваться к новому для них обществу.

Максатбек решил открыть курсы русского языка, ходил по разным компаниям и даже рынкам, искал людей, просил помочь с проектом в обмен на рекламу. Никто не верил в успешность идеи молодого человека. Тогда он обратился за помощью к отцу. Они подсчитали, что, если наберут хотя бы 25 детей и установят цену в 5000 рублей за месяц занятий, то покроют аренду помещения и прочие расходы.

Чтобы подстраховаться, вначале он выложил объявление на один из сайтов для соотечественников. Максатбек и не ожидал, что идея окажется настолько востребованной — вместо 25 человек ему позвонило более 100 людей. Записав желающих заниматься, он нашел небольшое помещение, и летом 2015 года открыл образовательный клуб «Билим» (в переводе с киргизского означает «знание»), где он сам вел уроки математики, а другой учитель преподавал русский язык. Спустя несколько месяцев Максатбек арендовал помещение побольше и включил в программу «Билима» уроки английского и уроки русского для взрослых.


Урок в образовательном клубе «Билим»

Интеграция — это труд

Если условно разделить мигрантов на три группы — неквалифицированная рабочая сила, мигранты среднего достатка и бизнесмены, то клиенты Максатбека — это мигранты среднего достатка, те, которые снимают комнаты, а не койко-место, и могут потратить деньги на образование своих детей.

- Я живу в Москве уже 16 лет и заметил, что если еще 10 лет назад мигранты приезжали сюда без детей, то сейчас каждая третья семья привозит с собой деток. Устроить ребенка в московскую школу — не главная проблема, при наличии необходимых документов детей берут. Проблема детей-мигрантов в том, что уровень образования в Киргизии намного ниже, чем в России. Дети отстают примерно на один-два школьных года. Вторая проблема в том, что они не умеют общаться. «Благодаря» гаджетам, ребенок процитирует вам фразу из любимого мультика, но не сможет познакомиться с другим ребенком.

Основная цель «Билима» — дошкольная подготовка на русском языке, чтобы дети мигрантов с 1 класса могли общаться и учиться наравне с другими детьми. В среднем на подготовку уходит три месяца. Родители же хотят, чтобы мы научили ребенка языку за месяц, и не понимают, что адаптация ребенка в чужой стране — это и их работа тоже, они должны разговаривать с ним на русском языке дома, ходить на различные мероприятия или экскурсии, где много детей, и ребенок может практиковать язык. В Москве многие из таких мероприятий проводятся совершенно бесплатно. Мы всегда предупреждаем клиентов, что, если они не будут заниматься с ребенком, мы вернем деньги и не будем его обучать, - рассказывает Максатбек.

Проблема незнания русского языка мигрантами из Кыргызстана становится актуальнее с каждым годом. Особенно это касается выходцев из южных регионов Киргизии, где количество русскоязычных школ ниже, чем на севере страны. Не только дети дошкольного и школьного возрастов уже не знают русский язык, но и молодежь 16-25 лет. Именно они становятся второй категорией клиентов «Билима».

- Я заметил, что дети 1980-х учат английский язык, а вот дети 1990-х вынуждены учить русский язык. Это те мигранты, которые хотят устроиться на хорошо оплачиваемую работу. Сейчас они работают уборщиками и дворниками за 25-35 тысяч рублей и готовы вложить 10 тысяч рублей в образование, чтобы получить позицию менеджера и увеличить зарплату до 45-50 тысяч рублей, - отмечает Максатбек.

Кроме обучения, он бесплатно проводит экскурсии по Москве для детей и взрослых. Это он делает не только, чтобы показать киргизам всю красоту города и рассказать его историю, но и чтобы вовлечь их в культурную жизнь столицы. Мигранты сами неоднократно говорили ему, что за 5-10 лет жизни ни разу не были в музеях или на выставках, потому что стесняются ходить туда одни.


На уроке в образовательном клубе «Билим»

Своя методика

В апреле 2016 года Максатбек, который к тому моменту поступил в магистратуру Высшей школы экономики (ВШЭ) по специальности аналитик и управленец в сфере образования, подал свой проект, посвященный адаптации трудовых мигрантов и их детей в Москве, на конкурс инноваций в образовании и выиграл приз зрительских симпатий, а также поддержку от Института образования ВШЭ в размере 100 тысяч рублей. На эти средства в клуб были закуплены новые проекторы. Кроме этого, Максатбеку стал помогать директор образовательных программ Института образования ВШЭ. Раз в полгода они проводят бесплатные семинары для мигрантов, где объясняют, как подготовить ребенка в школу и потом подать документы на обучение.

- Уникальность моей методики в двуязычном преподавании (уроки ведутся на киргизском и русском языках) и в системном подходе. Не пройдя и не закрепив один урок, мы не начнем следующий. Чтобы у детей было больше языковой практики и они лучше адаптировались, мы также водим их на различные детские турниры — по шахматам или футболу, - рассказал Максатбек.

Что касается планов семьи Максатбека, то, выйдя на пенсию, родители намерены вернуться в Баткен, а он сам вместе с сестренкой и двойняшками хочет остаться в Москве. Молодой человек планирует продолжить исследовательскую деятельность в области адаптации трудовых мигрантов. Его проект также попал в акселератор Агентства стратегических инициатив, целью которого является оказание методологической и экспертной поддержки проектам в социальной сфере. Максатбек надеется на победу и здесь, он считает, что методика «Билима» достойна внедрения и в других образовательных центрах для мигрантов по всей России. «Иначе придется снова ехать в Великий Устюг и загадывать желание», - заключил с улыбкой Максатбек.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА