18 Август 2017

Новости Центральной Азии

Айканыш Ибраимова: «В моих венах течет Кыргызстан»

Айканыш Ибраимова — студентка художественного факультета Всероссийского государственного института кинематографии имени Герасимова (ВГИК). Она окончила бишкекскую среднюю школу, училась в художественном училище имени Чуйкова. Поняв, что в искусстве живописи она хочет расти дальше, собрала чемодан и приехала поступать в Москву. В интервью «Фергане» девушка рассказала о своей учебе в Москве, о том, как раскрывает киргизскую культуру сокурсникам, почему художник должен писать на социальные темы, и зачем ей надо вернуться на родину.

* * *

Я родилась в 1993 году в Бишкеке. Моя мама филолог и журналист. Она работала в газете «Аргументы и факты. Кыргызстан». Еще когда я училась в школе, начала пробовать писать тексты. Помню радость, которую испытала, расписавшись в журнале за первый гонорар. Хотела стажироваться на ТВ, но не вышло — как оказалось, у меня проблемы с дикцией. Дальше заниматься журналистикой не стала. Нужно было выбирать между ней и изобразительным искусством.

В Бишкеке модно идти учиться на юриста или экономиста. Я тоже «повелась» на это и всерьез подумывала о карьере прокурора, но вовремя поняла, что это не мое. У меня с детства было какое-то внутреннее понимание, что я должна связать свою жизнь с художественным искусством.

Все школьные годы я посещала различные кружки, перепробовала многое — танцы, каратэ, японское фехтование кэндо, 6 лет занималась большим теннисом. И всегда рисовала. Вначале это были обычные детские каракули, которые восхищали, наверное, только мою маму.

Возвращаясь назад, я сейчас понимаю, какие наивные рисунки рисовала в школе, но мои одноклассники так их нахваливали, что я гордилась ими. Мне было легче сдать предмет, нарисовав для учителя географии учебные пособия, на уроках литературы — портреты Толстого или Пушкина, чем выучить задание. C остальными предметами было сложнее. Скажу честно: 9 из 11 школьных лет я просидела на задней парте, с тоской ожидая конца урока и рисуя аниме или красивых девушек. Мимо моего сознания равнодушно проходили и валентность, и сообщающиеся сосуды, и остальные школьные премудрости.

Айканыш Ибраимова
Когда я заканчивала 9 класс, мама, зная о моих школьных «успехах», предложила поступить в архитектурный колледж. Мысленно я начала примерять на себя образ архитектора. Стала готовить две папки с рисунками: одну — для архитектурного колледжа и вторую — для Бишкекского художественного училища имени Чуйкова.

Училище

В июле 2009 года, когда начался прием документов, вместе с мамой я пошла по учебным заведениям. Колледж оказался закрыт, и мы направились в училище. Я помню, как первый раз зашла туда. Это было заведение, пропитанное духом свободы. Мы шли по коридору, и нам навстречу выскочила рыжая девушка в тряпочных тапочках. Я почувствовала, что здесь витает дух творчества. Это мне понравилось больше всего. Здесь не надо сдавать математику, а можно рисовать и заниматься своим любимым делом. Так я сделала свой первый выбор.

Ближе к концу обучения я начала задумываться, что делать дальше. Если заниматься живописью, то как зарабатывать деньги? В Киргизии распространено мнение, что деньги зарабатывают люди не творческих профессий, а экономисты. Я находилась на распутье. Мы с мамой думали о продолжении учебы и поступлении в вуз на дизайнера интерьера, но мне это было неинтересно. Тогда я впервые заявила маме, что классическое искусство более развито в России, поэтому я хочу учиться там. Мама сказала, что пока она здорова и в состоянии работать, я должна максимально реализоваться и получить образование. Я собрала чемодан и полетела в Москву.

Поступление

Я решила поступать в Московский государственный академический художественный институт имени Сурикова. Во время вступительных экзаменов жила в общежитии при институте. За изложение по русскому языку я получила низкие баллы, осознала, что могу не пройти по общим баллам, и решила попытать счастья во ВГИКе, даже не имея представления, кто такой Герасимов или Тарковский.

Помню, как с огромным холстом, который я взяла у новых друзей в общежитии, поехала на метро покорять ВГИК. В вагоне на меня с интересом взглянул какой-то мужчина. Мы вышли на одной станции. Дорогу спросить мне было не у кого, и я обратилась к нему. Пока шли до института, я рассказывала незнакомому мне человеку, что я из Киргизии, Москва для меня — это шанс научиться рисовать, что мне важно сейчас поступить в институт, и я не могу упустить этот шанс. Он меня буквально за руку ввел во ВГИК. Так я познакомилась с Виктором Брагинским — теперь это мой любимый педагог по рисунку.

В тот день в институте шел уже второй день экзаменов. Бросив сумку с своими работами на входе, я побежала рисовать вступительную работу. Ребята удивленно уставились на меня и мой огромный холст. Пока писала работу, члены комиссии рассматривали мои картины и рисунки на полу. Так я прошла первый отборочный тур. Как мне теперь кажется, они просто захотели помочь той смешной провинциалке, которая внезапно свалилась на их головы. По работам молодых людей, которые поступали вместе со мной, я поняла, насколько сильна российская художественная школа.


Айканыш Ибраимова. Из серии «Ранние журавли»

На последнем экзамене меня спрашивали про историю кинематографии, которую я совершенно не знала, ведь готовилась к поступлению в другой институт. Узнав, что я из Киргизии, меня стали спрашивать про Гапара Айтиева (советский киргизский живописец. – Прим. «Ферганы»), Суйменкула Чокморова (советский киргизский актер, художник, Народный артист СССР. – Прим. «Ферганы»), других знаменитых деятелей искусств Киргизии. Такого поворота событий я не ожидала, и биографии этих людей тоже знала плохо. Почему-то в киргизских школах не рассказывают о деятелях культуры. С этого экзамена я буквально выползла.

Сдав экзамены, я вернулась в Кыргызстан. Думала, что не поступила, и впала в режим сурка. Для себя решила, что закончится лето, и я пойду искать работу. Через две недели мне позвонили и сказали, что я зачислена во ВГИК — это было настоящим чудом. В этот момент мне стало еще страшнее — я уезжала от семьи, любимой мамы не будет рядом со мной.

Москва

Я прилетела в Москву в сентябре 2012 года. Было страшно. Мои родственники выказывали опасения, что в Москве много рисков и соблазнов, которые будут подстерегать меня на каждом шагу. Но я могу сказать обратное. Меня окружают порядочные, добрые и интеллигентные люди.

А вот учеба мне давалась сложно. Первый год во ВГИКе я наверстывала то, что уже умели ребята из России, но не умела я — писала днем и ночью, спала на переменах, ничего не ела и сильно похудела. Но мне помогли наши великолепные педагоги, они видели, что я отстаю от ребят, но не ругали, а поддерживали. У российских ребят техника была намного лучше моей, я смотрела на их работы и понимала, что мне придется многому учиться. Но надо было выстоять: раз уж приехала в Москву, будь добра, соответствуй.


Айканыш Ибраимова. Из серии «Базар»

В университете я много рассказываю о Кыргызстане, его людях и невероятно красивой природе. Недавно приготовила доклад про юрту и киргизские национальные узоры. Мои сокурсники — ребята без стереотипов, они с удовольствием слушают мои рассказы о родине и пробуют гостинцы, которые мне передает родня: курут, максым шоро (киргизский национальный прохладительный напиток. – Прим. «Ферганы»), лепешки.

Летом 2016 года три моих однокурсника приехали на лето в Кыргызстан. Я была рада показать им свою родину, места, которые люблю и которыми горжусь. Мы были на Иссык-Куле, я их отвела на Всемирные игры кочевников, угостила всеми национальными блюдами. Сокурсники оценили красоту Кыргызстана, но больше всего им понравилась наша кухня. Они с интересом впитывали нашу культуру и традиции: тепло встречать и сытно угощать гостей, заботиться о старших. В Россию они вернулись очень довольными.

Картины

Летом 2015 года мы поехали на практику в Карелию. Если до 3 курса я раскачивалась, то тут меня прорвало. Нам надо было сделать серию работ с единым смыслом. Я рисовала все — людей, природу. Ходила по селам, наблюдала за жителями и рисовала. В конце практики мы провели студенческую выставку. Местные жители жаловались, что на наших картинах они получились грустными. Но мы не хотели рисовать грустные картины, просто мы стали выбирать темы, связанные с жизнью обычных жителей маленького провинциального городка.


Айканыш с однокурсниками на практике в Карелии

Я считаю, что искусство должно что-то переворачивать в тебе самом и не должно оставлять зрителя равнодушным. Если человек смотрит твою работу, и это не вызывает отклика в его душе, значит, ты просто не смог ничего передать. Это как с кино. Если ты посмотрел фильм, и он не отпечатался в твоем сердце, то съемочная команда работала зря.

Во время каникул летом 2016 года в Киргизии я решилась сделать серию работ, которую давно вынашивала. Меня всегда беспокоили дети, рядом с которыми нет взрослых, способных их защитить. Дети, которые вынуждены работать вместо того, чтобы учиться. Обездоленные малыши. По откликам моих сограждан, работы получились социально значимыми. Я искала фактурные места, пропадала с блокнотом на бишкекских городских базарах — то на Ошском рынке, то на Дордое. Разговаривала с будущими персонажами своих картин, делала наброски. Написала небольшую серию работ, выполненных маслом и карандашом. Начался следующий семестр, я вернулась в Москву, и мои учителя, увидев мои работы, предложили мне развивать эту тему дальше.


Айканыш Ибраимова. Из серии «Дети»

Так как я учусь на художника-постановщика кино и телевидения, этим летом надеюсь пройти практику в Киргизии. Буду работать ассистентом художника-постановщика на киностудии «Кыргызфильм». После этого буду искать кинопроекты в Москве. Что касается картин, то сейчас я занимаюсь серией работ по произведению Чингиза Айтматова «Ранние журавли».

Мысли о будущем

После окончания ВГИКа в 2019 году планирую вернуться в Кыргызстан. Это моя родина. Патриотизм — это когда ты ходишь по улицам родного города, и это доставляет тебе радость. Наверное, в моих венах течет Кыргызстан. Я не могу не вернуться домой. Но и Москву я теперь очень люблю и благодарна ей за каждый прожитый здесь день и за каждого человека, с которым меня свела жизнь. Я полюбила русский мир за щедрую, отзывчивую душу.

Масштаб Бишкека другой, это не огромная Москва. Правда, моему поколению предстоит еще очень много сделать, чтобы вернуть Кыргызстану былую славу. Мне неприятно, что в нашей стране так много проблем, каждую из которых я переживаю, как свою личную. Что касается восприятия нас как мигрантов, то это не было бы стереотипом, если бы это не было горькой правдой. Но пока я не понимаю, что делать с тем, что кыргызстанцы не могут найти место под солнцем в своей стране и вынуждены уезжать на заработки в более развитые государства.


Айканыш Ибраимова. Из серии «Ранние журавли»

Киргизская молодежь должна много и честно работать. У нас талантливые и думающие люди, и, кажется, уже почти все ненавидят коррупцию, которая принесла так много бед нашей стране. Мне бы хотелось, чтобы каждый человек, который говорит, что государство ничего не делает, и он хочет уехать на запад, подумал о том, что он может сделать для своей Родины. Я же могу хотя бы не кинуть жвачку на землю и сказать другу, чтобы и он этого не делал, тогда наши улицы станут чище. А дальше весь город и целая страна будут приведены в порядок. У многих кыргызстанцев горят сердца за свою страну, но чтобы ее поднять, нам всем и каждому предстоит еще очень многое сделать.

Записала Екатерина Иващенко

Фото из архива Айканыш Ибраимовой

Международное информационное агентство






  • РЕКЛАМА

    Паблик «Ферганы» в Фейсбуке