25 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Фетишизация врага. Почему власти Казахстана не могут забыть про Мухтара Аблязова

Белая футболка с микрофоном-петличкой, синий пиджак, портрет Назарбаева с надписью «Диктатор» за правым плечом президента. Это казахский олигарх, беглый банкир и оппозиционер Мухтар Аблязов вышел в эфир с первой частью цикла «Продукты Назарбаева». Он обещает рассказывать о тех, кто «ворует из бюджета Казахстана», и как «эти продукты воруют у нашей страны». Первая серия – о Диасе Сулейменове, бывшем гендиректоре «КазМунайГаза». Собственно, и название – «КазМунайДиас» - игра аллюзий, а сама стилистика – один в один Алексей Навальный, только более пафосный, а оттого слегка скованный.

Фильм-разоблачение вышел днем 30 октября, и к вечеру набрал на основном канале Аблязова в Youtube – «16/12» – 51 тысячу просмотров, что для продукта, ориентированного на казахстанского зрителя, очень много. При этом сам контент воспринимается достаточно сложно, поскольку Аблязов постарался быть чересчур серьезным, да и Сулейменов, мягко говоря, - «это вам не Димон». Тем не менее, очевидно, что именно этот цикл еще до своего начала послужил для властей Казахстана триггером, перед которым они начали масштабную информационную войну против Аблязова внутри страны. Эффекта от такой борьбы почти ноль: Аблязов давно находится вне пределов Казахстана, и для него оскал казахстанской власти - лишь легкая улыбка с родины. Но официальная Астана исступленно бьется над желанием вернуть Аблязова снова и снова. «Фергана» попыталась понять, к чему все эти старания.

Кто такой Аблязов и с чем его едят

Мухтар Аблязов - одно из главных действующих лиц начала двухтысячных годов в Казахстане. Бывший министр энергетики, бизнесмен и владелец нескольких телеканалов и долей в разных банках страны, в 2001 году он стоял у истоков одного из главных оппозиционных проектов республики – партии «Демократический выбор Казахстана». Вместе с представителями новой волны политиков и бизнесменов-«младотюрков» Аблязов ратовал за демократию, реформы и далее по списку. Назарбаеву, который к тому времени изрядно забронзовел, это не понравилось, и Аблязов отправился в тюрьму. Доставали его из тюрьмы всем демократическим миром, и в 2003 году Нурсултан Назарбаев помиловал бизнесмена и политика с наказом никогда больше не заниматься политической деятельностью. Тогда Аблязов написал прошение о помиловании и публично заявил об отказе от политики (сейчас он это называет «политическим маневром»).

Тут как раз и дело нашлось, связанное чисто с экономикой. Аблязов вновь приближается к Банку Туран Алем, который ранее уже входил в его ФПГ, и который к 2004-му году стал системообразующим банком страны. Во многом благодаря Ержану Татишеву – финансисту, владевшему 20 с небольшим процентами акций этого финансового учреждения.

В декабре 2004 года Татишев погибает на охоте. По официальной версии, машина, в которой он ехал, подпрыгнула на кочке, а ехавший с Татишевым в автомобиле бизнесмен Муратхан Токмади передавал в этот момент ружье: из-за кочки палец нажал на спусковой крючок, и банкир скончался на месте от огнестрельного ранения в голову. После этого Аблязов почти сразу становится полноправным хозяином Банка Туран Алем (формально – председателем совета директоров): по версии его противников, Аблязов основательно «поработал» с братьями Татишева, «отжимая» у них банк; по версии сторонников, потому что он умный и честный. Хотя сам Аблязов не скрывал, что придерживается не самых привычных принципов человека, стоящего во главе банка («Зачем мне кредитовать кого-то, когда я могу кредитовать себя?»).

Дальше у Аблязова были четыре года относительно безоблачной жизни, а потом выяснилось, что с БТА-банком не все хорошо. По мнению Аблязова, все было как раз нормально, но семья Назарбаева решила забрать банк себе из-за его хороших показателей. По версии властей, обнаружились большие хищения. Тут как раз подоспел кризис, и государство, пользуясь и тем, и другим поводами, фактически прибрало банк к рукам. Мухтар Аблязов вместе с соратниками успел уехать из страны, приобрел за рубежом статус оппозиционера Назарбаева, провел какое-то время в разных тюрьмах, ожидая экстрадиции (более подробно можно прочесть в этой статье «Ферганы»). В 2016 году французский суд решил, что экстрадировать Аблязова ни в Россию, ни в Украину, ни в Казахстан нельзя, и 53-летний банкир вышел на свободу.

Вечный враг

С этого момента основным орудием Аблязова в борьбе против «режима» становятся социальные сети. Банкир раз за разом начинает делать записи в Фейсбуке. Во время одной из первых, 16 декабря - на день Независимости Казахстана, - в самой стране «падают» на несколько часов почти все социальные сети. В дальнейшем любой прямой эфир Аблязова становится причиной локальных проблем с интернетом в стране, и над ними сначала подшучивают, а потом они начинают раздражать нейтральных наблюдателей.

При этом ничего принципиально нового Аблязов во время своих выходов в сеть не говорит. Он заявляет, что создает новое движение под старым названием «Демократический выбор Казахстана» и вместе со сторонниками продвигает идею свержения власти в стране – но «демократическим путем». Сам он мечтает о должности премьер-министра (президентство будет отменено), а количество его сторонников в критической массе должно достигать миллиона человек. Правда, с подсчетами лояльной ему аудитории у Аблязова как-то не задалось: в интервью СМИ он призывал смотреть на количество подписчиков в его Instagram, чтобы понять, насколько он влиятелен.

Важно, однако, что примерно так же рассуждает и власть, у которой влиятельность Аблязова почему-то не вызывает особых сомнений. Именно поэтому в ответ на инициативу о создании «нью-ДВК» официальная Астана инициировала показательный заочный суд над Аблязовым и некоторыми вернувшимися в страну его сторонниками. Аблязов за «хищения» получил 20 лет тюрьмы (из Франции ему за этим смотреть было, вероятно, достаточно весело), его партнеры, дав «нужные» показания, отделались условными сроками. Показательна была история Кайрата Садыкова, который сначала не признал полностью свою вину и вину Аблязова в исчезновении денег и получил 15 лет строгого режима. Затем во время апелляции он изменил тактику и тоже ушел на «условку».

По этому приговору Аблязов становился главным источником всех бед в стране, а люди должны были закидать его проклятиями. Поэтому спустя время, продолжая блокировку и малопривлекательный и малоэффективный троллинг в интернете, власть пошла на новый шаг. На прошлой неделе в эфире казахстанского телеканала КТК вышла вторая часть фильма «Звали его Мурка» о том самом бизнесмене Муратхане Токмади, который в 2004 году застрелил на охоте Ержана Татишева. В этом фильме, напоминающем худшие поделки НТВ десятых годов, Токмади, сидя перед телекамерой, говорит, что убийство было заказным, и заказ поступил именно от Аблязова. За это Токмади был списан кредит.

Суток не прошло с момента показа фильма по телевидению, как и МВД, и Генпрокуратура отчитались: это дело будет расследоваться вновь во всех деталях. И можно не сомневаться, к каким результатам придут в итоге правоохранительные органы.

Все, что делает его сильнее

Собственно, «Мурка» - это, видимо, упреждающий удар перед выходом «Продуктов Назарбаева». Битва видеосалонов в XXI веке. Но что любопытно, в Казахстане фильму КТК, судя по общественному резонансу, поверило не очень много людей, а популярности рассказам Аблязова, читаемым с суфлера, это только добавило. Популиста, сидящего далеко за рубежом и не готового вписаться за своих страдающих за него товарищей, внезапно делают популярным сами его противники. И это при том, что практической опасности ни Аблязов, ни его фильмы сейчас не представляют: реальное число сторонников ДВК в стране, мягко говоря, невысоко (сколько – не знает никто: сами сторонники практически не показываются на свет и тщательно скрывают свои взгляды), а интернет-фильмы можно просто игнорировать. Все равно практически никто не станет задавать по ним вопросы «героям»: свободных СМИ в стране два с половиной издания.

Вместо этого власть, похоже, раз за разом наступает на одни и те же грабли, усиливая влиятельность своего фетиша. Почему так происходит? Публицист и оппозиционер Сергей Дуванов считает, что всему причиной то, что Аблязов – последний из могикан. «После зачистки Назарбаевым оппозиционного поля остался только он, - говорит Дуванов. – Кто-то видит в Аблязове лишь демонстратора, а кто-то – реальную попытку создать оппозицию. Но он единственный, кто еще дерзит власти». И именно поэтому врага, который не сдался, уничтожают, добавляет правозащитник Евгений Жовтис. «Врага надо дожать до конца, - пытается объяснить логику власти Жовтис. – Дело даже не в том, что этот враг опасен, а в том, что его уничтожение – сигнал собственным элитам. В противном случае окружение будет считать, что ты ослаб».

Проще говоря, от Аблязова власть не может отделаться потому, что миролюбие и игнорирование – удел слабых. Конечно, его опасаются – хотя даже не его, а взрыва оппозиционных настроений, которые может аккумулировать Аблязов, а поводы для такого беспокойства есть. «В стране даже элита чувствует не совсем хорошую социально-экономическую обстановку, люди недовольны многими вещами, и уже даже власть вынуждена открыто критиковать некоторые силовые институты, говоря о необходимости реформ, - продолжает Жовтис. – Да, если говорить о нынешнем ресурсе Аблязова внутри страны, – он не опасен. Но давайте посмотрим на все «арабские весны». Какие там были ресурсы и у кого? Да ни у кого не было. Но это не помешало сносу режимов. Власть пытается дуть на любую воду».

Сергей Дуванов отмечает, что казахстанская власть в ситуации с Аблязовым стала заложником своих собственных фантомных болей – давно можно было отпустить всю эту ситуацию, но процесс, похоже, идет по кругу: дискредитация Аблязова – рост недоверия общества к заявлениям власти – усиление Аблязова – испуг власти – дискредитация Аблязова. «Они поняли, что проиграли в этой гонке, и теперь нужно перед общественным мнением представить Аблязова в максимально невыгодном свете. Все всё поняли, но никто не может отменить установку «Делайте, что хотите, но достаньте его!», идущую с самого верха. Никто не может пойти и сказать, что все, пора остановиться», - говорит публицист.

И вся эта возня вокруг попытки в очередной раз приписать Аблязову жирный «минус» только дает ему «плюс», резюмирует Евгений Жовтис: это бег по кругу с наступлением на одни и те же грабли. Учитывая, что Аблязов анонсировал продолжение фильмов о людях из окружения казахстанского президента, таких кругов будет еще много. Однако пока и власти, и Аблязов катаются на своем чертовом колесе в разных кабинках, ситуация в Казахстане не становится лучше. И совсем не факт, что ею не захочет воспользоваться кто-то третий. Тот, кто гораздо коварнее человека, искренне считающего свой электорат по количеству подписчиков, и гораздо безжалостнее, чем очень упрямая, авторитарная и малоэффективная власть.

Вячеслав Половинко, специально для «Ферганы»

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА