22 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Диалог России и Центральной Азии: дипломатия на макро- и микроуровне

Новые возможности экономического и гуманитарного сотрудничества России с Центральной Азией в XXI веке искали участники научно-практической конференции, состоявшейся 16 марта в Москве. Форум организовали Узбекская национально-культурная автономия Москвы, Российский Государственный гуманитарный университет и Международный благотворительной проект-фестиваль «Культ плова».

Эксперты убеждены: Центральная Азия возвращается в сферу приоритетов внешней политики России. В то же время Россия больше сосредоточена на военно-политическом сотрудничестве со странами региона, направленном на обеспечение безопасности, противодействие террористическим угрозам и агрессии извне. Политические контакты Россия поддерживает со всеми странами Центральной Азии, но с разной интенсивностью. Наиболее тесно Россия взаимодействует с Казахстаном и Кыргызстаном. Так, с 2012 года президенты России Владимир Путин и Киргизии Алмазбек Атамбаев провели 19 двусторонних встреч. А со своим казахстанским коллегой Нурсултаном Назарбаевым только в 2015 году российский президент встречался порядка 15 раз.

Однако, как отметил модератор форума, профессор Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), доктор исторических наук Велихан Мирзеханов, существующая модель сотрудничества России со странами Центральной Азии с ее исключительной политической доминантой себя исчерпала. Экономическое и гуманитарное взаимодействие серьезно пробуксовывает. Отчасти это связано со стремлением стран региона к диверсификации импортно-экспортных рынков и направлений экономического взаимодействия. Но и Россию в центральноазиатских государствах часто упрекают в том, что она не оправдывает инвестиционных ожиданий. Конечно, Россия оказывает экономическое воздействие на страны Центральной Азии, но пока оно заключается, в большей степени, в финансовых поступлениях от трудовой миграции в Россию и экспорте из этой страны некоторых жизненно важных товаров, таких как ГСМ.

Интересы России диктуют необходимость укрепления и расширения гуманитарных контактов с учетом особенностей восприятия друг друга на нынешнем этапе, полагают эксперты. Вроде бы активно идут миграционные процессы, люди миллионами курсируют между странами, но ближе друг другу не становятся. И, вероятно, не станут, пока на государственном уровне не будут создаваться площадки для гуманитарного взаимодействия, отметил заместитель председателя Совета Ассамблеи народов России Игорь Круговых:

- США, Китай, Япония, другие государства регулярно проводят какие-то конференции, форумы со странами Центральной Азии. Россия же никогда никакие форумы в формате «Россия – Центральная Азия» не проводит. А ведь этот регион жизненно необходим для России. Тот характер отношений, который сложился сегодня с центральноазиатскими народами, какой-то исковерканный. Нас – тех, кто понимает, что такое нормальные человеческие отношения, – все меньше. Молодежь воспитывается в диких, жестких условиях. Я вырос в Узбекистане и благодарен ему за свою счастливую юность. Я помню богатые рынки Ташкента, Ферганы, Намангана. А сейчас я вижу здесь узбеков-гастарбайтеров – они прячутся, смущаются, их все ругают. И если мы уехали на родину, в Россию, с самыми добрыми воспоминаниями и чувствами, то они возвращаются из России на свою родину с самыми негативными впечатлениями. И я понимаю их по-человечески. Поэтому наша миссия заключается именно в том, чтобы мы сумели эти нормальные связи восстановить, упорядочить, найти точки взаимопонимания. Я абсолютно убежден, что Россия и все народы Центральной Азии входят в единую цивилизационную общность. Воспитание чувства цивилизационного единства – это одна из основных задач, над которой нужно работать, - сказал Круговых.

Тема необходимости налаживания межкультурного диалога России и Центральной Азии прошла красной нитью через всю конференцию. Многие спикеры отмечали, что у поколений советского прошлого и постсоветского настоящего разное понимание того, как строить отношения с соседями по СНГ. Для первых – это соотечественники, для вторых – иностранцы.

- Нужно проводить больше мероприятий с участием молодых поколений – молодежные конференции, фестивали, потому что мы, кто видел Союз, храним это тепло в душе по отношению друг к другу, а связи между молодыми поколениями разорваны. Процесс глобализации настолько быстротечен, что, если у нас не будет понимания дружбы и поддержки, могут исчезнуть не только языки и культура, но и сами народы, - заметила профессор МГУ имени Ломоносова Жибек Сыздыкова.



Наука и образование

Важной составляющей российского гуманитарного присутствия в Центральной Азии являются проекты по расширению постоянно сужающегося там русскоязычного пространства. Такими проектами в странах региона занимается Фонд «Русский мир», который оказывает содействие изучению русского языка и популяризации русской культуры в странах региона, где после распада Союза значительно сократилось число носителей русского языка и количество русскоязычных школ.

Как рассказала представитель Фонда «Русский мир» в Центральной Азии Мария Моховикова, в четырех государствах Центральной Азии действуют десять Русских центров, созданных Фондом. И только в Туркменистане не реализуется ни одного проекта «Русского мира». В одной из программ Фонда, предусматривающей командирование российских преподавателей в зарубежные университеты, участвуют 18 вузов региона. Особенно интенсивно Фонд работает в Киргизии, Казахстане и Таджикистане.

К слову, выступавшие неоднократно говорили о том, как сложно работать с Туркменией – единственной страной в регионе, которая, следуя свой политике нейтралитета, пресекает практически все попытки извне привлечь ее граждан к участию даже в международных культурно-гуманитарных проектах.

- Очевидно, в силу политических причин существует блокировка контактов с туркменскими коллегами. Наши усилия последних десяти лет направлены на то, чтобы наладить эти контакты и вовлечь туркменских ученых в общее научное пространство. Существует Международная ассоциация институтов истории СНГ. Ежегодно она проводит очень важное мероприятие – летние школы для молодых историков стран СНГ. За последние несколько лет такие летние школы приняли у себя Душанбе и Бишкек. К сожалению, Туркмения не является членом этой академической организации и не участвует в ее деятельности, - сообщила заведующая сектором истории Центральной Азии XIX-XX веков Института всеобщей истории РАН Татьяна Котюкова.

Она посетовала и на проблему обмена научной литературой, выпускаемой в России и странах Центральной Азии: «Существует колоссальный информационный голод, и обмен новой научной информацией, новой литературой сегодня осуществляется, что называется, из рук в руки – я кому-то свою книжку передала, мне кто-то в подарок привез свою».

Возвращаясь к теме образования, Велихан Мирзеханов поднял проблему изучения языков бывших союзных республик. Продвижение русского языка в странах Центральной Азии – это важно, но должен происходить и обратный процесс:

- Очень многие люди хотели бы изучать языки жителей соседних стран, а такой возможности у них нет даже в Москве, не говоря уже о глубинке. У нас мало специалистов, владеющих языками стран бывшего Союза. В посольствах России в бывших республиках работают в основном люди, не владеющие языками этих республик. Это неправильно. Ни в одном вузе у нас не представлены все языки СНГ, поскольку вузы не могут себе позволить платить зарплату такому количеству преподавателей по языку. В Париже, например, студенты могут изучать узбекский или казахский язык, у нас же – практически нет. Кроме того, не хватает учебников, разговорников, самоучителей, словарей в электронной и бумажной форме – их выпуск должно взять на себя государство. Это невозможно сделать только за счет общественных организаций. Трудно ожидать помощи и от центральноазиатских государств, в этом должна быть заинтересована Россия, - сказал Мирзеханов.

Еще одно дельное предложение прозвучало из уст аспиранта кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ Каныбека Кудаярова. Он высказал мнение о том, что Россия может стать кузницей кадров для религиозных организаций Киргизии и других стран региона. Ведь сегодня в российских университетах по программам образовательного обмена учатся сотни студентов из Центральной Азии. Почему бы такие программы не ввести в исламских вузах Москвы, Нижнего Новгорода, Казани? Тогда многие молодые люди, уезжающие на учебу в исламские университеты Турции, Саудовской Аравии, Ирана, Пакистана и других мусульманских стран, могли бы получить духовное образование в России. При этом будет гарантия, что они не попадут под влияние радикальных течений. На фоне всеобщей борьбы с экстремизмом эта инициатива приобретает весьма актуальное звучание.

Общественная дипломатия

В условиях, когда повсеместно идет тенденция к сокращению государственного финансирования научных и гуманитарных программ, налаживанию взаимопонимания и добрых отношений способствуют проекты так называемой общественной дипломатии, осуществляемые некоммерческими общественными организациями. Примером тому может служить «Школа языков соседей», о которой рассказала куратор проекта Вероника Сергеева. Этот проект отчасти компенсирует решение озвученной Велиханом Мирзехановым проблемы изучения в Москве языков народов СНГ и, в частности, Центральной Азии.

Сотрудник Института востоковедения РАН, этнолог Игорь Савин рассказал о своем опыте народной дипломатии – реализации проекта локальной интеграции и снижения конфликтности между местным населением и приезжими.

- Это мы с вами понимаем, какую экономическую пользу приносят мигранты нашей стране, но огромное количество людей на самом низком уровне не знают, почему и зачем они здесь. Поэтому мы и хотели познакомить их, содействовать взаимной интеграции, адаптации, привыканию друг к другу людей, которые ходят и живут рядом, но не взаимодействуют, потому что у них нет общих точек соприкосновения. Мы специально называем их не москвичами и приезжими, а старомосквичами и новомосквичами, потому что вопрос не в противопоставлении их и нас, а в том, как постепенно сделать из них нас. Чтобы найти эти точки соприкосновения, нужно спуститься на самый нижний уровень и найти общие вызовы или общие интересы. У нас было несколько площадок для реализации нашего проекта: территориальные, когда старожители и новожители живут по соседству и взаимодействуют, и тематические – это этнические кафе, клубы по интересам – например, восточных единоборств. Мы стремились разрушить модели социального отчуждения новожителей, и проект показал свою эффективность, - заключил Савин.

Завершилась конференция наглядной демонстрацией еще одного «народного» проекта – Международного благотворительного фестиваля «Культ плова». По задумке одного из его инициаторов – почетного члена Ассоциации поваров Узбекистана, автора кулинарных бестселлеров Хакима Ганиева, любовь к этому блюду азиатской кухни способна стереть барьеры в общении между людьми самых разных национальностей.


Хаким Ганиев угощает гостей пловом – блюдом межнационального общения

Интеграция неизбежна

До последнего времени эксперты говорили, что у России нет четко выработанной стратегии в отношении стран Центральной Азии, и ее действия в этом направлении определяла сиюминутная политическая ситуация. В коммюнике по итогам конференции заявлено, что Центральная Азия «снова стала восприниматься как важнейший партнер, сотрудничество с которым необходимо для обеспечения жизненно важных интересов России». Насколько реалистично такое видение ситуации, спросила «Фергана» у профессора РГГУ Велихана Мирзеханова.

- Мы исходим из восприятия экспертного сообщества и политической элиты. И на этом уровне Центральная Азия, действительно, сейчас воспринимается как очень важный партнер с точки зрения интересов России и понимания ею устройства нынешнего миропорядка, - ответил собеседник. - Да, в 1990-е годы не было какой-либо четкой политики в отношении Центральной Азии, и усилиями, в первую очередь, ученых удалось донести до властей, до МИДа, президентской администрации, насколько важен этот регион. Есть люди, которые знают его очень хорошо, и к ним надо прислушиваться. Для меня очевидно, что сейчас такое понимание в этом вопросе есть.

В принципе, уже в последней Концепции внешней политики России официально задекларировано, что постсоветское пространство – это ключевой стратегический приоритет для нашей страны. Конечно, многое зависит от успехов самой России – насколько успешный проект развития в современном мире представит Россия как государство. Но ее конкурентоспособность возможна только в сотрудничестве со странами, с которыми нас связывали очень тесные отношения. Сейчас в мире все интегрируются. Даже самые развитые экономики вступают в союзы, интеграционные объединения. Без этого трудно будет и странам Центральной Азии, и России. Создание единого экономического пространства, подкрепленного культурными, образовательными связями, неизбежно.

- Это понимание пришло после событий на Украине и эскалации напряженности в отношениях России с Западной Европой и США?

Велихан Мирзеханов
- Я думаю, что это понимание начало формироваться и раньше. В отношении Центральной Азии роль сыграли другие факторы. Дело в том, что долгое время у тех, кто осуществлял внешнюю политику России, было мнение, что постсоветские государства никуда от нее не денутся. А мир очень большой, и каждый найдет с кем сотрудничать. Как я сказал, быть конкурентным на мировой арене можно только в рамках больших интеграционных объединений с группой стран. И совершенно неразумно отказываться от стратегического партнерства со странами, с которыми у нас есть общая история, сложились многовековые контакты.

Конечно, нельзя ограничиваться сотрудничеством в политической сфере и думать, что политической поддержки достаточно для продвижения своих интересов на международной арене. Гораздо большее зависит от масштабов экономического сотрудничества, многих гуманитарных проектов, в том числе в сфере образования, от того, как себя чувствуют граждане Центральной Азии в России и русскоязычные граждане в Центральной Азии.

Конечно, российских инвестиций в регион явно недостаточно. Но надо понимать, что сейчас - кризис, и Россия сама испытывает огромный недостаток ресурсов. Нужно интегрировать экономики, искать новые варианты продолжения сотрудничества. Если мы хотим сотрудничать, для этого потребуется много ресурсов. Но сейчас главное, что, наконец, пришло понимание важности этого региона, чего раньше не было. Должна быть выработана стратегия развития взаимоотношений с каждой из стран региона, и я уверен, что в скором будущем российские инвестиции в Центральную Азию пойдут.

- Если понимание уже есть, почему же тогда столько проблем в гуманитарном взаимодействии, и особенно в решении миграционных вопросов?

- По сей день ни в России, ни в странах Центральной Азии нет четких законов, регулирующих миграционные вопросы. Всем сторонам нужно еще очень многое сделать, чтобы навести порядок в этих вопросах. Есть целый ряд академических институтов, которые изучают миграционные потоки в Россию и вырабатывают рекомендации по упорядочению миграционного процесса. Но многие экспертные юридические решения в сфере миграции запаздывают.

- Что до сих пор мешает это сделать?

- Скорее всего, частные коммерческие интересы каких-то конкретных организаций. И конечно, политические элиты центральноазиатских стран тоже не проявляют достаточной воли к решению миграционных вопросов. Нужны четкие двусторонние и многосторонние договоры, регулирующие права и обязанности мигрантов. И миграционная стратегия – наверное, самый острый вопрос, в котором Россия должна навести порядок. Нельзя, чтобы госорганы действовали в угоду каких-то структур и бизнесменов. Должна быть четкая государственная политика. И она должна быть юридически очень корректной по отношению к людям.

- Страны Центральной Азии придерживаются многовекторной внешней политики. Совпадает ли такой подход с интересами России?

- Многовекторность сама по себе – совершенно нормальная внешнеполитическая стратегия. Внешняя политика вообще не может быть однолинейной. Россия и сама заявляет о многовекторности, многополярности. Поэтому не думаю, что мы можем требовать от наших партнеров, чтобы они придерживались только пророссийского направления. Другое дело, что Россия сейчас понимает, что есть очень серьезная конкуренция за влияние в Центральной Азии. И соответственно, кто предложит наиболее эффективную стратегию отношений, выгодную для каждой из стран Центральной Азии, тот и окажется более успешным.

- На конференции было поднято много серьезных проблем, но не было представителей госструктур. Будут ли доведены до людей, принимающих решения, ваше коммюнике и озвученные на форуме рекомендации?

- Даже если сегодня нет представителей госорганов, безусловно, они информированы о нашей конференции, и ее результаты будут доведены до них через интернет. Нас принимает Московский дом национальностей – это госучреждение, и они передадут в соответствующие ведомства наше коммюнике. Главная задача – дать практические рекомендации, которые позволили бы усилить интеграцию, активизировать проекты между Россией и странами Центральной Азии. В первую очередь нас интересуют возможности оптимизации образовательных проектов, дальнейшего распространения и поддержания русского языка и языков народов Центральной Азии, новые проекты в сфере науки и культуры и, конечно, новые экономические возможности, - заключил Мирзеханов.

Организаторы первого научного форума по вопросам сотрудничества России и Центральной Азии намерены сделать его постоянно действующей площадкой для встреч всех заинтересованных представителей политических кругов и экспертного сообщества.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА