21 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

Андижан. Пять лет боли и страха

13.05.2010 12:18 msk, Мария Яновская

Узбекистан Андижан-2005

12 мая 2010 года в Москве прошел круглый стол на тему «Узбекистан: Пять лет после Андижана», в котором приняли участие эксперт по Центральной Азии, международный обозреватель газеты «Время новостей» Аркадий Дубнов, директор Центрально-азиатской программы Правозащитного Центра «Мемориал» Виталий Пономарев, президент Центра стратегических исследований «Россия - Исламский мир» Шамиль Султанов, директор российского Института прав человека Валентин Гефтер, руководитель программы «Право на убежище» Института прав человека Елена Рябинина, правозащитник Бахром Хамроев, президент межрегионального узбекского землячества «Ватандош» Усман Баратов и другие.

Круглый стол стал поводом еще раз напомнить российской и мировой общественности об андижанской трагедии, случившейся пять лет назад. Разговор об Андижане вылился в обсуждение общей ситуации в регионе: были ли Андижанские события случайностью или закономерным взрывом парового котла, давление в котором растет, а крышка намертво закреплена? Как отзываются в Центральной Азии массовые волнения, подобные андижанским или киргизским? Что изменилось в отношениях стран региона после Андижана, и как теперь, спустя пять лет, мир относится к Узбекистану, помнит ли об Андижане – или отношения Запада с крупным энергоносителем начаты с чистого листа, и массовые расстрелы забыты или прощены?

Отношения с Западом

Как выяснилось из живой дискуссии, развернувшейся во время круглого стола, отношение Запада и России к Узбекистану является одним из самых острых вопросов. Довольно отчетливо прозвучало мнение, что Западу необходимо пересмотреть свою политику в отношении центральноазиатских режимов. Уже много лет все проекты Европы в Центральной Азии основываются на позиции, что режимы в регионе авторитарны, но стабильны, что для Европы принципиально важно. Теперь же киргизские события продемонстрировали, насколько иллюзорна эта стабильность. В Вашингтоне уже поняли провальность американской политики в Кыргызстане, которая велась при Бакиеве, - но ведь то же самое можно сказать и о политике США и Евросоюза в отношении Узбекистана, Туркменистана и других стран региона.

Заметим, что на слушаниях в Конгрессе США по Кыргызстану уже звучала мысль, что нельзя закрывать глаза на нарушения прав человека в регионе, даже если это чревато ухудшением отношений с режимами. Так, представитель «Freedom House» Сэм Паттен заметил, что когда в 2005 году США резко начали критиковать Ислама Каримова за нарушения прав человека, Ташкент тут же велел Вашингтону покинуть военные базы в Узбекистане. С тех пор Америка старается не возражать Ташкенту. «Но когда-нибудь безжалостному режиму Каримова придет конец, и как смогут те, кто придет к власти после него, доверять США, если Америка даже не могла найти возможность возразить тирану, когда он угнетал свой народ?»


Могилы погибших во время расстрела в Андижане

Именно после Андижана началась девальвация западного правозащитного стандарта в отношении стран региона. И хотя сначала Европа очень жестко отреагировала на массовые расстрелы в Андижане, постепенно Запад закрыл глаза на нарушения прав человека в регионе. Евросоюз в октябре 2009 года окончательно снял санкции, наложенные на Узбекистан после андижанских событий. В докладах о соблюдении прав человека в регионе, которые делают западные эксперты, не всегда дается адекватная оценка реальности – мало того, не всегда отражаются имеющиеся факты нарушений. Примирить экономические интересы и правозащитный пафос оказалось для Европы довольно сложно – в отличие от Москвы, которая никогда не страдала склонностью к защите прав человека.

И то, что Москва после киргизских событий 2010 года впервые на постсоветском пространстве поддержала новую власть, провозгласившую приверженность демократическим ценностям, - не может не настораживать авторитарные режимы региона.

Отгородиться от Кыргызстана

Говоря об Андижане, эксперты постоянно возвращались к киргизским событиям как пятилетней давности, так и этого года. По словам А.Дубнова, события в Андижане и в Кыргызстане показали, насколько разными могут быть способы, применяемыми режимами в Центральной Азии, для своего спасения. Тюльпановая революция 2005 года напугала Ташкент настолько, что Каримов приказал начать массовые расстрелы протестующих. Сегодняшние события в Кыргызстане уже вызвали реакцию в регионе: В Казахстане пытаются сделать Назарбаева лидером нации и освободить от любой ответственности, чтобы тот в случае чего избежал судьбы Бакиева; в Таджикистане идет атака на мобильную связь, потому что боятся возможности управления толпой через сотовые телефоны; в Туркменистане сейчас начинают думать, как обойти предстоящие в январе 2011 года президентские выборы.

Эксперты, собравшиеся на круглом столе, были практически едины в том, что андижанские события были спровоцированы репрессивным режимом Каримова. Вопреки всеобщей уверенности, репрессии не укрепляют стабильность. К тому же узбекский режим не становится либеральнее – эксперты говорят о резком росте количества уголовных дел об экстремизме после взрывов в Ханабаде и Андижане, причем В.Пономарев заметил, что информации об этих делах почти нет: вокруг этих процессов введен беспрецедентный режим секретности. И все это не может не привести к новой дестабилизации в регионе.

«Режимы Центральной Азии утратили политическую рефлексию, они не знают, как выглядит сегодня внешний мир, как устроена политическая деятельность за пределами их стран и понятия не имеют, что реально происходит внутри страны», - сказал А.Дубнов. Это все рано или поздно приведет к очередному взрыву.

Андижан в цифрах

После андижанской трагедии, случившейся 12-13 мая 2005 года:

1. Не менее 358 человек осуждены на большие сроки закрытыми судами; получить подробный текст приговоров не удается ни родственникам осужденных, ни адвокатам, ни правозащитникам;

2. Более ста человек, которых власти Узбекистана подозревают в причастности к событиям, находятся в розыске;

3. В период с 2005 по 2008 годы не менее 125 подозреваемых по андижанскому делу были задержаны в странах СНГ (в Казахстане – 49, Кыргызстане – 47, России – 18, Украине – 11). Официально экстрадированы лишь 8 задержанных, не менее 74 человек были принудительно возвращены в Узбекистан, минуя процедуру экстрадиции. После Андижана Узбекистан стал использовать не только официальные, но и коррупционные возможности для возвращения на родину подозреваемых: подкуп, похищения, неофициальные договоренности. До 2005 года этой практики не было.

4. Международное расследование андижанских событий, которого требовал ЕС и из-за отсутствия которого, по сути, и были введены санкции, так и не проведено. Санкции сняты, расследования нет и, видимо, в ближайшее время не будет.

5. Число погибших в Андижане до сих пор неизвестно.

Чтить память мертвых

Снятие санкций Евросоюза, безусловно, означает смягчение позиции Запада по отношению к узбекскому режиму и снижение правозащитных стандартов. Однако говорить о единой позиции Европы, которая не желает портить отношения с Ташкентом, не приходится.

В Бельгии будет установлена стела памяти мирных жителей, расстрелянных правительственными войсками в Андижане в мае 2005 года. 12 мая 2010 года был завершен открытый конкурс на лучший эскиз стелы, объявленный международной женской правозащитной ассоциацией «The mothers against violence» («Матери против насилия») в октябре 2009 года.

Эскиз Прочика
«Существует нравственная обязанность чтить память мертвых, тем более если эти мертвые — невинные и безымянные жертвы» (Стефан Куртуа). Проект Александра Прочика.

Конкурс проектов выиграл российский художник Александр Прочик. Как сказано в релизе, оповещающем о завершении конкурса, проект «отражает истинное лицо трагедии. Мать (республика Узбекистан) оплакивает погибшего ребенка (своих невинных граждан), нет ни надежды, ни веры в будущее, есть жестокая, необратимая реальность... Тема отображена и на пьедестале: четыре человека, символизирующие демократию, права человека, справедливость и гуманность, с опущенными головами несут траурные носилки. Учтен национальный колорит, чувствуется знакомство с деталями трагедии».

Жюри отмечает: «Такие памятники жертвам преступлений тиранов очень важны для европейского сообщества. Важна суть: человек является лишь пешкой в сложном механизме государственной власти, и власть легко может взять на себя роль Бога, определяющего, жить ему или умереть. Противостоять жестокостям диктаторов можно лишь вместе... Хотелось бы, чтобы стела стала напоминанием каждому о том, что попустительство тирану есть преступление против человечества, цена которого человеческая жизнь... Есть раны, которые не заживают, есть преступления, о которых должны, просто обязаны помнить политики, руководители европейских стран, радостно поющие дифирамбы главе государства, на чьих руках кровь невинных людей…»

Хотя бы в Бельгии.

Может, когда-нибудь подобный памятник будет и в Андижане, и в Ташкенте.

Установлен же мемориал в Новочеркасске – в память погибших во время расстрела мирной демонстрации в 1962 году. Тогда были десятки погибших, раненные, сотни искалеченных судеб, никакого независимого расследования. Многие архивные документы не рассекречены до сих пор, вопрос о точном числе жертв и месте их погребения открыт. Однако мемориал – есть. И в том, что рано или поздно все имена: и жертв, и палачей – будут названы, уже никто не сомневается.

Главное – чтобы оставались те, кому эта информация нужна.

Мария Яновская






  • РЕКЛАМА